16+

Алексей Агранович: главная драма моего героя — внутри него самого

Культура, Южно-Сахалинск

Первый и главный вестник IX кинофестиваля "Край света" уже обозначился в Южно-Сахалинске. Прилетев по делам фестивальным на остров, генеральный продюсер Алексей Агранович не отказал себе в удовольствии встретиться с "Сахалином — зрительским раем". На спецпоказе, состоявшемся по инициативе ИА Sakh.com, он презентовал фильм Михаила Идова "Юморист", где главную роль сыграл актер Алексей Агранович.

Алексей Агранович
Алексей Агранович

Ранее мой коллега уже выразил по поводу "Юмориста" мнение. Потому добавлю самую чуточку слов по поводу отличного фильма.

25-летние зрители смотрят этот фильм иначе, чем 50-летние. Вроде бы ты жил в той стране, был молод, были свои, настоящие радости, а все-таки глядя на экран, испытываешь странное чувство — а был ли "мальчик"? Был, как не быть — в отличие от искусственных киноподелок в жанре "мы из будущего", у этого фильма масса свидетелей, которые сверяют сюжетные "показания" с личными ощущениями. Снятый, как через мутное стекло, фильм Михаила Идова так добросовестно, сродни подлинной машине времени, реконструирует "конец прекрасной эпохи", что становится неуютно. Глядя на куцые советские радости — вельветовый пиджак, дефицитная копченая курица, гастроли в европейской Юрмале — и нерадости (два искусствоведа в штатском из КГБ по пятам, регулярные праздники похорон генсеков), с легким содроганием думается — спасибо, было и прошло, ни клясть, ни реанимировать не хочется. Идем дальше. И только.

"Юморист" проник за кулисы творческой кухни шоу-бизнеса и показал крупным планом актера Алексея Аграновича в роли мастера словесного жанра Бориса Аркадьева, и харизма Алексея Михайловича местами решительно затмевает бесхребетность его героя. (Уже практически изустной легендой стал спектакль "Обыкновенная история" Кирилла Серебренникова в "Гоголь-центре", где Алексей Агранович играет Адуева-старшего, и так играет, что ходить рекомендуют в первую очередь на него. Но привезти его на фестиваль, к сожалению, более затруднительно, чем завсегдатая Гришковца). Некоторые зрители искренне пытались всплакнуть над судьбой творца под тяжелой пятой тоталитаризма. По мне, так мы наблюдали вялые конвульсии конформизма. Куда деваться рыбке из аквариума с хорошей питательной средой? Да, иногда пространство сгущается и обезвоздушивается, так что рыбка превращается в заливное, могут и сожрать, ну или лицо попортить. Но в целом стабильная скучность лучше прыжков в непонятность и неизвестность. И это очень честная оценка.

Не хочется же признавать данность — страшную инерцию нашего человека, в силу которой революционный пар уходит в хамство в соцсетях, а призывы на баррикады скукоживаются до одиночных пикетов фриков. "Юморист" очень наглядно показывает, какие мы и почему не меняемся. И какую великую роль в расчеловечении, в том, что мы стали на порядок хуже и бесстыднее, сделало телевидение, умное и циничное, с холодными глазами и бесконечным конвейером монологов про обезьянку Артурчика. "Гляжу в твое лицо, как в зеркало. Так и хочется разбить". Всегда немое восхищение вызывают искренние зрители "Аншлага", несть им числа. "Шутники и юмористы развалили нам страну" (Face).

Импровизированный в кинозале "Комсомолец" шатер Q∞A с его незабываемой атмосферой "свой среди своих" напомнил, что до главного культурного события года в Сахалинской области всего пять месяцев. Зрители удовлетворили свое любопытство, и Алексей Агранович ответил за все — за фильм, своего героя, еврейский вопрос, кинофестиваль "Игра света".

— Не кажется ли вам эта история несколько утрированной?

 — Может быть, в деталях. Но мы приглашали на просмотр фильма в том числе людей, которые в этой сфере задействованы, и один из них, сатирик Ефим Смолин, сказал: да, со мной все так и было. В любом случае это художественное произведение, историю по нему учить не стоит, но суть та же — система может сделать с человеком все что угодно.

— Где произошел слом и перерождение вашего героя?

— Я думаю, что слома не было. Все, что произошло с ним в бане, — это было случайно, из запоя человек выходил, не справился с нервами. Второй финал фильма — это такая цитата программы "Аншлаг". Мы видим, когда те же самые герои, из программы "Вокруг смеха", плавно перетекли сквозь время и с теми же текстами, а то и хуже, заполнили собой эфирное пространство. Когда я прочитал сценарий, у меня мурашки по коже побежали, потому что Аркадьев — тот тип героя, из-за которого мне вообще захотелось заниматься актерской профессией. Вспомним кинохиты 80-х — "Утиная охота", "Отпуск в сентябре", "Полеты во сне и наяву". Их герой — человек среднего возраста в кризисе, но в то время он был безусловным героем, потому что тогда главным местоимением общества было "мы". И человек, который позволял себе говорить "я", был как бы в протесте и автоматически становился героем. Хотя если взглянуть на него глазами из нынешнего дня, в котором очень много "я", это довольно пошлый человек. Он не делает ничего хорошего, разрушает жизнь женщин и т.д. Помните вопрос, который он хотел бы задать Богу, если бы встретил: заслуживает ли он любви? Его не беспокоит вопрос: а как научиться любить другого человека? Он эгоист, у него главный роман — с самим собой. По большому счету с ним ничего серьезного не произошло.

— А почему он еврей?

— Если вы посмотрите список писателей-юмористов, на 98% он состоит из евреев. Вообще евреи отличаются юмором не только в стране, но и в мире. Жванецкий, Шифрин, Инин, Горин, Райкин, Мишин … Ну разве Клара Новикова, и то не уверен. Почему евреи отвечают за юмор? У меня есть версия: юмор — один из способов борьбы со страхом. Евреям как нации часто приходилось сталкиваться со страшным, может быть, из этих обстоятельств родился высокий профессионализм в юморе.

— Хочу поблагодарить вас за кино. Это было хорошо. Вам самому понравился финал фильма и были ли альтернативные варианты?

— Когда я впервые прочитал сценарий, фильм заканчивался на таблетках. Я единственный сказал тогда режиссеру: кто он такой, чтобы убивать себя? И появился второй финал. Не могу сказать, доволен или недоволен таким развитием событий. Критически глядя, можно сказать, что там чего-то не хватает, там можно что-то еще докрутить, но — "играем как умеем". Мне было очень комфортно в этой роли.

— Как вы попали в этот фильм?

— Я давно дружу с Артемом Васильевым, который стал генеральным продюсером этой картины. Он прислал мне сценарий, мне он очень понравился. Я, несмотря на то, что отучился в институте на артиста, артистом работал мало. Лет двадцать фактически не работал вообще в кино, в какой-то момент решил, что это не мое. Но, прочитав сценарий, понял, что у меня есть счастливый шанс вернуться в профессию. Меня утвердили, а через месяц сообщили, что решено взять на роль Аркадьева человека из мира юмора (Максим Галкин говорил об этом). Но через полгода они передумали и взяли меня.

— Это второй фильм, который я смотрела и он мне понравился (после "Нелюбви" Звягинцева), я вообще не люблю наше кино. Присущи ли вам самому какие-то черты Аркадьева?

— Есть артисты, которым могли становиться кем угодно — Евстигнеев, Смоктуновский. А есть артисты, которые играют жизнь одного человека, но в разных предлагаемых обстоятельствах — Янковский, Даль. Да, я могу сказать, что во мне есть его черты, я могу Аркадьевым быть, но стать им — я бы не смог.

— Почему Аркадьев не уехал из страны?

— Так он же любимый юморист "органов". Ему удобно. Отчего ему уезжать? У него квартира, кооперативная машина, его всюду зовут… Почему Жванецкий не уехал?

— Но его личная трагедия, переживания… Мне он совершенно не показался в "шоколаде".

 — Я понимаю, о чем вы говорите. Я живу в Москве, где в году примерно 60 солнечных дней. Мне это не нравится. Что я могу с этим поделать? Ничего, только собрать вещи и уехать в город с другими параметрами. Но я могу влиять на выражение лиц окружающих меня людей и каким-то образом компенсировать нехватку солнечного света. Я не думаю, что у Аркадьева драма, потому что система давит. Все его проблемы — внутри него самого. У него драма с самим собой. Он человек не очень талантливый, амбиций и пожеланий много, и он не может найти себя, и ему стыдно за эту обезьянку, с одной стороны, с другой стороны, не может он перестать читать надоевший текст. Успешный, обеспечивающий семью мужчина, жена одета, дети сыты… Сколько из людей, сидящих в кинозале, оказавшись перед выбором, выберут другой путь? Меньшинство.

— Мы открыли для себя нового, прекрасного актера — Алексея Аграновича. Есть ли интерес, предложения со стороны других кинорежиссеров?

— Спасибо. С таким материалом мечтал бы поработать любой актер. Я с этим фильмом хайпанул по полной программе. Что касается других проектов… Надеюсь, вам интересной будет наша с Викторией Толстогановой работа в картине "Выше неба" режиссера Оксаны Карас. Мы сыграли с Викой впервые вместе — родителей главной героини. Также надеюсь, что в мае-июне режиссер Алена Званцова начнет новый проект — сериал "Закрытый сезон", в котором мне предложена роль. Там же играет Александр Робак — шукшинского масштаба актер, которого я очень хотел бы привезти в этом году на фестиваль "Край света".

— Отчего вы не снимались раньше? Были на это личные причины?

 — Были. Меня не приглашали.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp