16+

Галерея Гиви Манткавы отметила 10-летие

Культура, Южно-Сахалинск

…Что, в сущности, и есть автопортрет.

Шаг в сторону от собственного тела,

повернутый к вам в профиль табурет,

вид издали на жизнь, что пролетела.

Вот это и зовется "мастерство":

способность не страшиться процедуры

небытия — как формы своего

отсутствия, списав его с натуры

Иосиф Бродский

Гиви Манткава повезло дважды. Не только на титанический талант, который и сегодня, спустя полтора десятилетия после его ухода, оставляет его первым лицом сахалинского изобразительного искусства, но и на любящую, преданную семью, которой достало сил, терпения и вдохновения, чтобы учредить территорию памяти Гиви Михайловича. Сохранение творческого наследия мастера стало семейным делом чести. А оно немало — после кончины художника в его мастерской осталось почти 2800 произведений живописи и графики, и было бы неправильным дать времени распылить это богатство по ветру.

Все эти годы галерея держится на четырех "столпах" — Лина, Марина, Андрей Манткава и Наталья Суворова. Благодаря их неустанной работе творчество Гиви Михайловича не осталось достоянием ХХ века, оно продолжает быть включенным в духовную жизнь сегодняшнего Сахалина, художественным маяком и общекультурным феноменом. Но в "начале начал", затевая это безумно трудное дело при поддержке южно-сахалинских меценатов Виктора Долгих и Татьяны Вышковской, не загадывали вперед. И думать не могли, что будут праздновать круглую дату, несмотря на которую и сегодня далеко не все южносахалинцы знают, где "живет" Манткава. Но с каждым днем таких людей становится меньше. Потому что галерея выбрала оптимальный формат — не быть просто мертвым собранием ценностей, но идти к людям.

Всем музейщикам ведомо, сколь трудно сегодня достучаться до сердец, особенно юного поколения, которому книжную грамотность заменила компьютерная, но у них получается. Просветительский дар Натальи Суворовой стал тем волшебным ключиком, который через образы вскрывает живые эмоции, зажигает интерес в глазах слушателей — в Невельске, Поронайске, Александровске-Сахалинском, не говоря уже о более близлежащих Долинске, Корсакове, Березняках. Потому что в областной центр привычнее ездить "за таблетками, в поликлинику, за новыми ботинками для внука, но приехать специально на выставку — в голову не приходило". А галерея-малышка, работая на опережение, за десять лет охватила почти двадцать тысяч человек. Знакомила с художником, просвещала, влюбляла в его работы до слез, заставляла возвращаться вновь и вновь, задумываться о том, как живешь и зачем. Сюда могут зайти случайно, но выходят неслучайными людьми (Наталья Суворова).

Эта самая небольшая картинная галерея из всех мыслимых, расположенная на первом этаже гостиницы "Лада", напоминает лабиринт улочек старого Тбилиси в Сололаки. Конечно, так получилось в силу необходимости, чтобы на крайне скромном пространстве как можно объемнее представить наследие художника. Самые масштабные полотна предусмотрительно стали монополией областного художественного музея, "дочкой" которого называют галерею ее основатели по совокупности опыта помощи и сотрудничества. Визитной карточкой Манткавы считаются "Нивхские лучники", "Юкола", "Зимняя рыбалка", "Тузлук", "Три матери", которые неизменно вызывают водоворот зрителей — на любой выставке современного сахалинского искусства в музее его произведения становятся главной "ударной" силой.

А у галереи своя дорога и теплый, камерный характер. В ее собрании периодически происходят обновления из обширного архива, и особую прелесть экспозиции придают этюды, почеркушки, которые потом могли развернуться в большие полотна, а чаще это спонтанная мимолетность, увидел — "записал" на память. Судя по картинам, Гиви Михайловича окружали исключительно хорошие люди, жившие на прекрасном острове, которых он любил и не жалел красок и полета фантазии. Манткава предстает собирателем коллекции людей, освещенной его замечательным чувством юмора. Говорил жене проникновенно: "У тебя такие глаза, такие глаза… что всем хочется обмануть тебя". А когда друг Гриша предлагал ему подарить Лине цветы, он отвечал: "Да ты с ума сошел? Она подумает, что я виноват". Сидя в популярном кафе "Алые паруса", писал шаржи на друзей и просто прохожих, и кажется, одним росчерком пера или угля. И себя не особо щадил: отыскали и выставили к юбилею автопортрет 22-летнего художника — усатого, с книжкой и острыми коленками в синих штанах. Сей веселый "автопортрет лежа" показывают впервые. Но, кажется, таких сюрпризов будет еще немало. Так, корреспондент газеты "Южно-Сахалинск Сегодня" Юлия Вятржик вручила хозяйкам галереи пейзаж "Ночное море" (которое он нечасто писал). Чем немало удивила их — кто знает, сколько в мире существует картин с характерной подписью на восемь букв заборчиком, которым еще предстоит вернуться в родную гавань.

В его мастерской двери были всегда открыты, как сейчас — в его галерее (заведующая отделом музейной педагогики СОХМ Зинаида Турманова). Распахивается дверь, и перед посетителем возникает самый обворожительный образ и главный акцент коллекции — "Виноградная лоза", где в портрете молодой красавицы он запечатлел поклонение родине, которую покинул ради Сахалина, но никогда не забывал. В экспозиции полновесно звучат грузинские мотивы, неистовые ритмы лезгинки наполняют энергией листы, и трепетным приношением земле Сакартвело стала его работа "Мастер (Пиросмани) и его Маргарита".

Но на узких "улочках" галереи царит настоящая полифония. Все-таки большую часть жизни выпускник Тбилисской академии художеств прожил на Сахалине. И стал настолько своим, что когда в 1960-х во всесоюзном чемпионате по футболу в лидеры вышло тбилисское "Динамо", то самому известному сахалинскому грузину всю ночь звонили неизвестные люди и горячо поздравляли с победой команды. С Грузией в сердце и пылом неофита Гиви Манткава осваивал доселе неведомые острова во всем их великолепии — с брусничными сопками, глазастыми сейнерами, стоящими у берега рыбьим косяком, сакральным сахалинским действом — "Корюшка пошла!" и ликами нивхской мифологии, что выплывают языками черно-серебристого пламени из тьмы веков. Манткава с его тропически южным буйством красок, точечной или завитковой "застройкой" графического листа, портретами умопомрачительных красавиц и нежнейшими акварельными пейзажами деревянного Южно-Сахалинска всю жизнь был постоянен в своей изменчивости, не только от одного десятилетия к другому, но и внутри года и дня. От него, через его творческие искания протягиваются нити к тому же Пиросмани, Ван Гогу, Гогену, когорте импрессионистов… "Большое видится на расстояньи", и теперь пришло понимание, что Гиви Манткава — это эпоха. Будучи яркой индивидуальностью, он оказывал влияние на коллег, формировал товарищество сахалинских художников, их отношение к жизни, творчеству, искусству (первый директор областного художественного музея Раиса Горохова).

В следующем году, к 90-летию со дня рождения Гиви Манткава уже сейчас запланированы торжества в областном художественном музее, в фондах которого собраны самые главные его работы. И наверно, правильно было бы дать его имя улице Южно-Сахалинска — столицы острова, на котором он прожил больше полувека и прославил его своим солнечным талантом. С каждым годом Гиви Манткава уходит все дальше — в космос.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 1 комментарий