16+

В Чехов-центре сыграли "Рождественскую историю"

Культура, Южно-Сахалинск

Новый год — единственная стабильная вещь в театральном мире. В афише может не появиться Пушкин, Шекспир, драматург Пряжко или, страшно сказать, сам Чехов, это все переживаемо. А без бороды деда Мороза и улыбки Снегурочки следующий год не начнется. Нынешний новогодний пасьянс Чехов-центра сложен из трех составляющих — "Царский подарок", "Рождественская история" и "Зимний вечер в кабаре". Постановку "Рождественской истории" осуществил худрук театра Александр Агеев.

Ожидание каждого Нового года, промежуток между 25 декабря и 7 января, выносит в топ размышления о природе человека, его несовершенстве и вечном стремлении к добродетели (ну хотя бы теоретически). В будни-то нет времени на сентиментальную чепуху, а перед Новым годом мы подводим балансы и даем страшные клятвы в следующем году исправить ошибки, стать лучше, "сбыть" мечту, поверить в чудо и т. д. Иногда получается. Про мечту, например. У Александра Агеева наконец сбылась мечта представить сценическую версию Диккенса, который для него в бумажном и мультвариантах в давних любимчиках, причем всей семьей, перечитывается/пересматривается регулярно. И тем самым он возобновил старинную традицию святочного рассказа в его самом чистом, незамутненном виде.

По мне, Чарльз Диккенс в нынешних реалиях чудовищно многословен — как и подобает литературе эпохи королевы Виктории, которая царствовала дольше, чем ожидали, раз в десять. Александра Агеева "роман нравоучительный, старинный, отменно длинный, длинный, длинный", как говорил поэт, не испугал, т. к. первое впечатление "многобукаф" у режиссера с главным художником Чехов-центра Кириллом Пискуновым случается всякий раз, когда начинается новая театральная история. Он собрал проверенную команду профессионалов, выудил красную нить сюжета из словесной чащи и за час театрального времени рассказал оптимистическую историю об "исправлении нравов" — перековке гнусного скряги и кровопийцы Скруджа в хорошего и нежадного человека.

Вопрос, каким должен быть современный спектакль для детей, у театров не сходит с повестки. В любое другое время можно разыгрывать великие сюжеты и глубинные мысли в минималистских ландшафтах, на полторы табуретки, но сегодня не принято экономить на визуальных эффектах. В зале непоседы-дети — наше все. Капризное и искушенное, которых надо удивить, завоевать и заставить вытащить нос из смартфонов. В "Рождественской истории" не пожалели знойной фантазии, занялись материализацией призраков (Леонид Всеволодский), мелодично позванивающих цепями, и полетами наяву в межзвездном пространстве (художник по свету Алексей Тарасов), и дети велись и ловили руками туманный дым и свет. Но для начала зрителю явили прекрасную иллюзию старой, доброй Англии, ведь все мы благодаря Конан-Дойлу и Агате Кристи англоманы во многих поколениях. Сочиненный Кириллом Пискуновым "Лондонград" предстает мрачным, но изысканным джентльменом, в кирпичной кладке глухих стен, с узким столбиком Биг-Бена и серебристым диском луны в беспросветно черном небе. Убедительно змеятся зарешеченные этажи, обозначая клетку — символ добровольного отшельничества самозабвенного мизантропа и златолюба Скруджа (Владимир Байдалов), и разлетаются золотые монеты, подозрительно напоминая гигантские икринки (все-таки это Сахалин). Хотя зрителям уже надо объяснять, для чего были нужны озорные парни (Сергей Сергеев, Антон Ещиганов, Никита Хвостиков) в цилиндрах и с лесенкой — трубы чистить или песни петь…

К победительной мысли, что лучше быть добрым, чем злым, дружным с миром, чем одиноким, создатели ведут зрителя путем не столько утомительного морализаторства, сколько наглядно. Насчет "старой, доброй Англии" заметим, что первого с фонарем не сыщешь. Чтобы одушевить в бешеных ирландских ритмах приключения Скруджа, надо быть молодыми и легкими на подъем, какова нынешняя труппа театра. Благодаря им в по-театральному элегантных трущобах бушует удивительно насыщенная жизнь трубочистов, воров, торговок, калек, клерков и прочих достойных людей — с песнями (автор — Андрей Кротов, композитор "Чиполлино"), танцами, флиртами и человеческими чувствами. Бедная, но развеселая улица, бедные, но нежно любящие другу друга семьи — племянника Фреда (Виктор Крахмалев) и затюканного клерка Крэтчитта (Константин Вогачев), у которого в спектакле даже нет имени. Единство этого пестрого общества Александр Агеев обыгрывает просто и изящно: все — в клеточку, в миленькую разноцветную "шотландку" упакованы родители, дети и куклы. Не зря Оскар Уайльд говорил: "Пока актер не почувствует себя в костюме как дома, он не чувствует себя как дома и в своей роли". У них — все дома. И эта простая, незолотая жизнь с умением радоваться всякой малости (но не мелочи) щипает, пристает, мощным потоком выдергивает из уютной норки Скруджа. И это к нему только два Духа — его прошлого и настоящего — в спектакле явились. Но так ужаснули, что жизнь свою на ерунду потратил, что у него не было другого выхода, как измениться. Постановщик Скруджа пожалел: "Все-таки Третий дух, Дух будущего довольно жестко с ним обошелся. Я бы понял и перевоспитался уже после прихода первого".

"Можно вечно смотреть на то, как горит огонь и Владимир Байдалов играет злодеев" (еще цитата из А. Агеева). Актер Байдалов в роли английского Гарпагона и волосатом парике а-ля Карл Маркс — отдельная сварливая рождественская песнь в прозе. Злодейского в нем немного, в сущности в кольчугу сюртука заперт забывший детство грустный человечек, который вроде упрямого ребенка всеми ногами и руками отбивается от Рождества с елочкой и индейкой в семейном кругу, от настойчивых добряков типа Фреда. Ведь ему так привычно в уединении и убеждении, что мир плох, все дураки, потому что нищеброды, а праздник — не повод для радости и безделья. (Что бы сказал Скрудж про наши каникулы с 31 декабря по 8 января, цензурно выразить нельзя…).

Фото пресс-службы Чехов-центра

В спектакле после долгого перерыва на сцене задействованы куклы (после "Чумы на оба ваши дома") и дети (после "Игры в го"). С первыми обошлись своими силами — пригодились дипломированные актеры-кукольники Роман Болтаев и Сергей Сергеев. По четыре артиста на "голову" вели громадных планшетных кукол Невежество и Нищета. Дети — свои люди, из категории "дети кулис", чем режиссер облегчил себе задачу. В очередь играют Игорь Сергадеев и Даниил Агеев. Причем на Игоря театральный дебют произвел такое впечатление, что он решил стать актером и попросил маму, Татьяну Корнееву, купить ему гитару. Так что, похоже, растет смена…

Диккенса ставили в аномально сжатые сроки, за двадцать репетиционных дней, успев в декабре "сбегать" на театральный фестиваль "Ремесло" в Казань со спектаклем "Вторник короткий день". И до последней минуты режиссер вносил поправки. И они не окончательные. Планируя очередную двухнедельную вакханалию, в Чехов-центре подумали: что-то надоели одноразовые ежегодные поиски Снегурочки, похищенной сказочными чудищами. Нынешние постановки обещают Новый год благополучно пережить и влиться в афишу на общих основаниях. Декабрьская "Рождественская история" — это лайт-версия. Александр Агеев, который принципиально убежден, что сказки нужно ставить именно для взрослых, собирается "Рождественскую историю" расширить и углубить, довести до полноценного вечернего спектакля в двух актах, и милости просим, родители, уже в этом сезоне.

В отличие от мультфильма Роберта Земекиса, новая постановка ни разу не страшилка, но пленяет очаровательной легкостью. Да и просто чертовски красива. И вместе с тем выходит на непразднично серьезный разговор со зрителем. Конечно, пуритански назидательный пафос в заключительном монологе Скруджа, раскаявшегося в своем жлобстве, может показаться слащавым перегибом. А может — и нет. Просто мы отвыкли, что признаваться в любви к своей семье, ценить, что она есть, и беречь ее вообще-то нормально. А театр, воспользовавшись случаем, сказал о насущном — как быть должно. И отразил в зеркале сцены модель идеальной семьи в неидеальном мире, в которой органично воплотил и спонтанные воспоминания режиссера и актеров из копилки счастливого детства. Чтобы в душе зрителя остались не только дежурные крики "Елочка, зажгись!", но и мысли о радости бытия и драгоценном тепле домашнего очага.

Актеры "Рождественской истории" с их немалым вокальным потенциалом одновременно задействованы и в "Зимнем вечере в кабаре". Но, несмотря на великую загруженность (по три спектакля в день!), новогоднюю кампанию театр желает провести с обоюдным удовольствием. Спектакль рассчитан на 6+. Хорошо бы, если бы родители услышали пожелание режиссера: "Сейчас дети приходят классами, а хотелось бы — чтобы семьями". Если, конечно, будут билеты. Ну собственно, за что боролись… Но уже сейчас на спектакли Чехов-центра открыта продажа на март, утешила директор театра Татьяна Корнеева.

6+

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

Marinawinter 12:13 24 декабря 2019
Мало сеансов. Не хватило билетов
Егор32 09:07 24 декабря 2019
Потрясающая сказка. Стильная, умная, с правильным нравственным посылом. Спасибо!
Что немного мрачная - ну, это же Диккенс, классика. Приучайте своих детей к хорошей литературе.
Атмосфера произведения передана очень точно.
okkk 12:09 23 декабря 2019
Игра актеров как всегда на высоте. Но спектакль мрачноватый, совсем не рождественский...Сын 6 лет не понял.
besprovodnaya 11:43 23 декабря 2019
Не знаю, почему у автора написанного опуса такая восторженная рецензия... Была с двумя детьми-7 и 5 лет. Старший прятался между сидениями. Сказка для взрослых. Восприятие мира у детей иное, и есть вещи, которые им нужно знать гораздо позже заявленного на билете возраста (6+)-в спектакле трижды говорили про то, что будет после смерти... Детям нужна сказка! Спектакль оставил тягостное впечатление. Жаль, что потратили время выходного дня на него😏 После, в фойе, был новогодний праздник. Он оставил приятное впечатление. Если у вас впечатлительный или чувствительный ребёнок, приходите к этой части представления, оно начинается через час от начала представление.
анонимная  10:37 23 декабря 2019
Вчера были на этой сказке. Совсем не понравилось. Детям было скучновато.
Читать еще 5 комментариев