16+

В сахалинском конкурсе "Книга года — 2019" победил роман "О чем шелестит бамбук"

Книжная полка, Новости Курильских островов, Южно-Курильск, Южно-Сахалинск, Холмск

У книги "О чем шелестит бамбук" писательницы с Кунашира Оксаны Ризнич красноречивая, мгновенно интригующая обложка. Дизайнер Наталья Шмакова зашифровала в нее намеки на все сюжетные ходы детектива. Так сказать, краткое содержание книги — на поверхности: узнаваемый лик вулкана Тятя, стрелы бамбука, красный, как на японском флаге, диск солнца и россыпь кровавых пятен по снегу…

Семь лет назад южно-сахалинская центральная городская библиотека имени Олега Кузнецова по инициативе директора Ольги Бородиной запустила конкурс "Книга года". В 2012 году в конкурсе лидировала повесть холмчанки Любови Безбах "На хвосте креветки", в 2015-м — "Сказки Снежного эльфа" южносахалинки Надежды Белоусовой. 2019 год — год литературы Кунашира. Победитель получает прекрасное издание своего детища и с некоторых пор — именное "гусиное" перо на удачу.

Свое "право первой ночи" библиотека имени Кузнецова реализовала основательно. Несколько лет назад Оксана Ризнич опубликовала книгу "Смертоносный цветок". А на конкурс представила свежепролитую "Кровь медведя". Но издатели решили, что вторую книгу неинтересно читать без первой, и наоборот. И объединили их под одной обложкой, которая вышла в двух вариантах. (Автор предпочел более насыщенный, "этюд в багровых тонах", прочие — более медитативный, серо-стальный колорит). Но независимо от цвета, роман Оксаны Ризнич читается с давно забытым упоением.

Есть книги, которые способны оценить лишь полтора спеца из института филологии, да и то из вежливости. А есть книги, которые читают, потому что просто интересно, чем кончится, и читатели будут переживать за судьбы героев и задавать автору дурацкие вопросы: а что с ними дальше будет? а что сказал покойник? а вы напишете продолжение?.. Читательская аудитория этой книги невообразима широка — любители детективов, тайн, истории, этнографии, природы, дальних странствий, изящной словесности, наконец, патриоты Курил найдут в ней свое. Ее можно читать как единое целое, хотя все же по настроению части разнятся (объединены лишь местом действия). Можно — вдоль и поперек, пробираясь, как сквозь бамбуковые заросли, через хитроумные сплетения таинственных убийств, айнской и японской мифологии, раскопок самобытной курильской истории и острых наблюдений по поводу курильских реалий. Вздрагивать от очередного элегантного преступления, одновременно открывать для себя прекрасный Кунашир и наслаждаться блестящим языком, потому что автор (прозаик, поэт, журналист, художник, краевед, турорганизатор по Курилам и т. д. и т. п.) пишет словами, как красками.

— Книга полна неожиданностей, с ними мы столкнулись на стадии подготовки к печати, — сказала Ольга Бородина. — Бывало, все наработанное за день к вечеру таинственным образом исчезало, на то он и мистический детектив. Роман Оксаны Ризнич вызывает духов ушедшей айнской Атлантиды. Когда-то на Курилах жили айны, сейчас мы, но они нас не оставляют своим вниманием, приходят к нам, разговаривают, похищают… Книга — чистой воды туристический натурпродукт, приманка на Курилы. Поэтому мы запланировали перевести ее еще и на английский язык, как это сделали со "Сказками Снежного эльфа". И было бы хорошо — и на японский, но здесь нам уже нужна поддержка. С нашей точки зрения, туризм, о котором так много говорят власти, надо развивать "снизу", и мы надеемся, что наш тихий голос услышат...

Затевая конкурс "Книга года", библиотека ставила амбициозную цель — поиск и продвижение к сахалинскому читателю авторов из числа земляков. Задача, прямо скажем, не из простых: поэтов разной степени вменяемости у нас море разливанное, а поиск большой (и качественной) прозы сахалинского производства оказался сродни скрупулезному золотоискательству. Тем не менее удача оказалась на стороне библиотекарей. И двери для талантов (а не графоманов) всегда открыты. А те, кто раз попадает в поле зрения библиотеки, становятся ее друзьями. За их творчеством с интересом следят и публикуют их новинки в своем литературно-познавательном журнале "Слово" или издательских спецпроектах (например, "Островная библиотека"). К слову, ЦГБ имени Кузнецова единственная на пространстве Дальнего Востока ведет масштабную книгопечатную деятельность. И тем более удручает, что ее издательство все годы работает в подвальном помещении. Так не пора ли городской администрации изменить статус "детей подземелья", дающих зеленый свет новой сахалинской литературе, на более благополучный?

Роман Оксаны Ризнич "О чем шелестит бамбук" поступил в фонды библиотек южно-сахалинской ЦБС и по заявкам будет направлен в библиотеки области. А полнотекстовая электронная версия книги размещена на сайте библиотеки.

Оксана Ризнич. От первого лица:

Все Ризничи России — наша большая семья

— Я урожденная южнокурильчанка. Мама родилась в Сибири и приехала на Курилы в 1949 году, здесь встретилась с папой, он гидрогеолог. Каждый старший сын в роду носит имя Иван Иванович, начиная с прадеда. И если бы я родилась мальчиком, меня бы тоже звали Иваном Ивановичем. Ризничи России — наша большая семья. Прадед был одним из первых подводников России, автор учебников по подводному плаванию, привел в годы Первой мировой войны первую малотоннажную лодку "Святой Георгий" из Италии в Архангельск через два океана и пять морей, за что был награжден орденом Св. Владимира.

В 2000-х я водила группу японских туристов по острову. Они писали этюды и уезжая, оставили мне мольберт и краски. Закинула их на антресоли, где они пролежали лет десять. Я всю жизнь писала акварельки и вдруг однажды поняла, что мазки ложатся на лист пастозно. И тут я вспомнила о красках. И все. Каждое утро я вскакивала в пять утра, писала до работы, прибегала в обед и бросалась к мольберту. За первые два года написала 180 картин. Как-то приехала в Москву, записалась на мастер-класс к очень известной художнице. Перед тем показала ей свои работы, она их посмотрела и подняла брови: ну а от меня вы что хотите? В какой-то момент я поняла, что сформировался мой стиль, цвет, мои картины в общем-то узнаваемы… Почему так? Может быть, однажды произошло переселение душ. Дед Иван Иванович Ризнич был художником-анималистом, скульптором, книжным иллюстратором, работал мастером росписи по фарфору на Ленинградском фарфоровом заводе. Его графику можно рассматривать часами, изучая каждый штрих...

Снятся мне слова

— Откуда пришли способности к литературе? Еще не умея писать, стояла на детской площадке на горке и сочиняла в воздух, помню эти моменты. Потом научилась писать печатными буквами и выпускала подъездную газету на двух страничках. У меня мама великолепно пишет всю жизнь. Родная сестра жены моего прапрапрадеда была замужем за Бальзаком. Конечно, седьмая вода на киселе, но, может быть, это как-то на меня повлияло, передалось по воздуху, как вирус. Как приходит вдохновение, не знаю. Но происходит включение в мировое информационное пространство, когда ты просыпаешься ночью и хватаешься за блокнот, который лежит на тумбочке, потому что тебе снятся слова. Их надо срочно записать, утром ты их не вспомнишь…

Сначала был путеводитель

— Я села писать его для газеты "На рубеже" для туристов. Начала с простых вещей — как добраться до острова Кунашир (аэропорт, самолет и т. д.), и вдруг тебя заносит в другую сторону, в историю Курил, попадается слово "айн", лезешь в Интернет, по цепочке добираешься до XII века истории Японии, забыв, с чего начала, и когда открываешь глаза, у тебя уже написана книга. Совершенно случайно и непонятно как. Когда меня спрашивают, о чем книга, я не знаю, что сказать. Для меня это краеведческая литература. Для кого-то — боевое фэнтези, встречалась и такая ремарка: "это не перевод!". Поскольку первая книга начинается с японской тематики, построена на реальных событиях, документах. А во второй больше настоящего писательского труда, работы ума. Персонажи повествования, конечно, образы собирательные, в них нахватаны кусочки от разных людей. Герои "Смертносного цветка" были списаны с реальных интуристов — итальянца, американца, которых я когда-то водила по острову. Но когда писала, поняла, что с иностранными именами персонажи какие-то картонные, ненатуральные. И поменяла итальянца на украинца, американец стал Костиком, а японка осталась японкой, потому что для меня японцы — "естественная среда обитания"…

Место силы

— Наверно, такие сюрпризы бывают только под Новый год. Я ведь не участвую в конкурсах — литературы, живописи или по трудоустройству, категорически отрицаю мероприятия, в которых меня будут оценивать. Но есть друзья, которые меня уговаривают. Вот так корреспондент газеты "Южно-Сахалинск cегодня" Юлия Вятржик меня и уговорила. Очень признательна библиотеке имени Кузнецова, это сказочные люди. Библиотека, по-моему, единственная в России участвовала в конкурсе "Заповедный Кунашир" с книгой "Шаманка горы Лягушка". Когда общаешься с людьми, которые бесконечно фонтанируют идеями или планами, это так вдохновляет. Спасибо им и за книгу, и за настроение, которое они мне подарили.

Что для меня Кунашир? Конечно, это родина, место, дающее силы для творчества. Три года я прожила в Москве, и ни разу не возникало желание взяться за кисть, лежала недописанная книга. Там чего-то не хватало, а здесь все во мне кипит, появляются идеи, начинаешь писать, рисовать. Будет ли продолжение у книг? Не знаю, они как-то сами приходят…

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимная  00:08 26 декабря 2019
А почему здесь http://ys-citylibrary.ru/userfiles/mag/bambuk/index.html#p=4
написано Книга года - 2018?
kolun 22:59 25 декабря 2019
интересная женщина...
Emma25 20:13 25 декабря 2019
Где купить эти книги? 🐋🌠🌈
Читать еще 5 комментариев