16+

Сахалинский художественный музей приглашает на выставку "Провинциальные истории"

Культура, Южно-Сахалинск

Выставки хабаровского художника Александра Лепетухина часто открывали в канун Нового года. Видимо, организаторам в период унылой зимней серости подсознательно хотелось "подзарядиться" светом и теплом картин выдающегося жизнелюбца с берегов Амура. К слову, на выставке его графики из фондов Дальневосточного художественного музея зимних сюжетов вы не найдете. По-лепетухински в декабре бушует разноцветное лето.

— Это один из самых светлых людей, с какими довелось свести знакомство. Вы обязательно прочувствуете очарование жизни на выставке "Провинциальные истории", — говорит научный сотрудник Дальневосточного художественного музея Марина Константинова. — Константин Федорович Юон однажды, в начале ХХ века, сказал: "Потеряв провинцию, мы потеряем настоящую Россию". Это верно и сейчас, сто лет спустя. Душевность, искренность, чистота людей, которых вы видите на картинах Александра Петровича, — те начала, на которых стоит наша жизнь.

Александр Лепетухин был мастером портрета, много писал своих товарищей по цеху, в разных годах и жанрах и не обходил себя. На выставке он, ушедший три года назад, присутствует в нескольких ипостасях. Размыто-пастельный "Я", заключенный в старомодную рамку на фоне фото своих родителей, создан в 1970-х. Цветастый авангардистский "Автопортрет с дурью в голове", отражающий его страсть к экспериментам и перевернутое вверх ногами время, — родом из 1990-х. Наконец строгий, мудрый, прекрасный, с искрой печали в глазах автопортрет 2007 года, словно отлитый в металле. Он был написан по заказу Дальневосточного художественного музея для альбома-каталога "Люди Амура", посвященного художественному отражению жизни и быта коренных народов. В экспозиции этот портрет стоит несколько особняком, будучи "смонтирован" в пару с пастелью "Христос и апостолы" (2002) — единственным листом из обширной серии "Путь", отобразившей его духовные искания.

Для визита на Сахалин были отобраны иные, вполне земные сюжеты — 1970-90-х годов, автор которых предстает человеком с распахнутыми глазами и сердцем, который умел радоваться сиюминутности жизни. В его графических листах заключены воспоминания из детства в Николаевске-на-Амуре, зарисовки уже ушедшего Хабаровска, впечатления о творческих командировках на Нижний Амур — мекку творческой интеллигенции, изучавшей жизнь и быт аборигенов. Судя по картинкам, детство было счастливым, творческая жизнь — насыщенной, люди встречались на пути сплошь неплохие. С порога зритель погружается в "Провинциальные истории", ненавязчиво декоративные и многолюдные, и слышит их гул, смех, шепот, звон трамваев, ловя себя на сожалительной мысли: как же тогдашний коллективизм (и дежурный, и вполне искренний) победителен против нынешнего времени одиночества. Художник разглядывает, как под "мелкоскопом", плотный поток жизни, и не было для него мелочей, все важно. И говорливые, толпистые улицы, и шумящие дерева и реки, и молодожены, льнущие друг к другу яблочным румянцем щек, колокольчики фонарей и залитые солнцем дворы с самодельными турниками, томные красавицы, как будто их рисовала рука ребенка, неистовая зелень летнего города. Человеческая вселенная полувековой давности, подсвеченная улыбкой Александра Лепетухина, прошла и осталась в непреходящем обаянии, и передана нам в наследство.

Ощущение, что художников Лепетухиных много, не оставляет, потому что на каждом жизненном этапе он менялся, а то и существовал разно одновременно. Ярмарочной пестроты куча-мала пастельных пятен, как самовыражаются истинно свободные существа — дети, соединяется в одном пространстве с прозрачной чернотой офсетной краски, плотная основательность битумного лака — со светлым, как тающий след самолета, намеком карандашной линии, влажная мягкость акварели — с изысканной определенностью росчерка туши. По совокупности интересов к нему примеряли эпитет "Человек эпохи Возрождения", и это не казалось гиперболой. Не только изобразительное искусство, но и слово — написал сборник "Хехцирские сказки", который родилась из фантазий для младшей дочери. Проиллюстрировал в нарядном фольклорном стиле "Русские народные сказки". Оставил лирические воспоминания о художниках старшего поколения, с кем работал вместе, которые были позже собраны в книгу "Вчера, сегодня, всегда". Вел в газете "Тихоокеанская звезда" колонку "Душа и творчество". Увлекался фотографией. Много работал со студентами худграфа и школьниками, никогда не отказывал в проведении мастер-классов, легко и щедро делился профессиональными секретами. Все эти грани натуры Лепетухина обнимало одно свойство его души — любовь к жизни и людям, которых он писал с тонким юмором и огромной нежностью.

Со мною люди без имен,

Деревья, дети, домоседы.

Я ими всеми побежден,

И только в том моя победа.

6+

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp