16+

Выставка сахалинцев Людмилы и Евгения Асабиных посвящена сегодня, завтра и вчера

Культура, Южно-Сахалинск

Один плюс один в сумме дает… все равно один. Арифметическое правило становится исключением, когда его пробуют применить в искусстве. На выставке "Сейчас, сегодня, завтра и вчера", открывшейся в областном художественном музее, художники Асабины демонстрируют переход количества в качество.

Даже если не вдаваться в подробности "как вы это делаете?" (это самый заезженный вопрос к авторам), их выставка достижений по освоению многополярного мира "рука об руку" впечатляет. Начав когда-то свой путь в искусстве традиционным образом, однажды Людмила и Евгений рискнули сложить в одну копилку свои явные и тайные резервы, в итоге произошло удвоение энергии и ее вулканический выброс в публичное пространство.

Людмила Асабина:

— В творчестве всегда существует конкуренция, кто-то в одном преуспевает, кто-то в другом. А мы решили: почему бы нам не соединить наши сильные качества и создать что-то новое? Вопрос о том, кто лидирует, не стоит, все делаем вместе — от обсуждения идеи до воплощения на холсте. Так что вы видите работы нового художника, чья манера отлична и от моей, и Евгения. Как будет дальше — предсказать не берусь, наше кредо — эксперимент, движение к новому, опираясь на предыдущий опыт, традиции, фундамент академического образования… И если в начале нашего эксперимента мы были очень разными, сейчас — единое целое.

Экспозиция, созданная семейно-художественным тандемом Асабиных за несколько последних лет, демонстрирует, что запущенный ими эксперимент совместного творчества очень продуктивен. Как работает этот "механизм", только авторам известно, которые даже на первый взгляд приводят на ум цитату про "стихи и прозу, лед и пламя". Но очевидно, что речь идет не о подавлении индивидуальности, но об умении находить компромисс (что пригодится и просто в жизни), которое транспонируется в искусство диалога, а затем — в изобразительное искусство. Они движутся одновременно в разных художественных направлениях, соединяя восточную медитативность и русский размах и чувственность. Отдают дань реалистической манере, впадают то в фантазийную красоту, то в графические абстракции, то в философские метафоры, представляя умение и аккумулировать жар цвета, и влажную нежность акварели, и направлять полет росчерков пера.

Фотографическое документирование натуры — последнее, что можно ожидать от Асабиных. И в таких растиражированных сюжетах, как "Горный воздух" и краеведческий музей, которые не трогает кистью только ленивый художник, они нашли свой подход. Цвет настроения — белый, но гора со снежными прожилками лыжных трасс в кои веки застигнута безлюдной, свободной от суеты, и деревья собрались, как на митинге, и пламенеют праздничными флажками рябиновые гроздья. Музей, также припудренный снегом, наполнен умиротворяющей тишиной, застыл драгоценной восточной шкатулкой посреди русской зимы. В чаше синего неба (или такого же по цвету моря) тонут алеющие крыши домиков в Черногории — маленьком раю, куда среднестатистическая душа рвется, подустав от забот, хлопот, немилых работ и плохих погод…

Но в общем реальные объекты, предметы без подтекста им плоски и скучны, потому любое полотно будет с историей, которую либо авторы заложили, либо вы додумаете сами, вглядываясь в хитросплетение линий и завитков. Картины довлеют, подталкивают вас к мифотворчеству. Это справедливо прежде всего в отношении серии "Незнакомцы", где из слезливого дождя акварельных потеков выплывают трудноуловимые силуэты, намеки в изжелта-фиолетово-розоватой гамме: человек человеку — лабиринт, чужая душа — потемки. Здесь налицо доверие художников к зрителю, его желанию вскрыть внутреннюю жизнь холста. Думай, зритель… Тема двойственной природы человека, соединения и разделения остается нередким мотивом. В диптихе "Утро" и "Вечер" эволюция женского образа преподана акцентированием цвета: от блеклого пробуждения на рассвете жизни — к яростной, до отторжения, кирпично-красной мощи в расцвете. Одной из сильнейших работ по форме и смыслу, бесспорно, является "Разговор". Здесь "набеги" акриловых линий формируют реальность, в равной мере утонченную и монументальную, из пространства листа выступают две слитые вместе фигуры и стоят, подобно башне или скале. Может быть, это и автопортрет Асабиных.

Назначение любой выставки — подтверждать квалификацию, точка отсчета, с которой начинается новый этап. Тем более в случае Асабиных, педагогов со стажем, чьи многочисленные ученики не устают удивляться — когда же им удается находить время для профессиональной самореализации. Но, похоже, студийцы, получающие в гостеприимной мастерской шанс на насыщенную творческую жизнь в любом возрасте, сами стали катализатором для вспышки творческой активности Людмилы и Евгения. Как дети актеров растут за кулисами, так и судьба детей художников во многом предопределена. И пусть сейчас их дочка без запинки говорит: "Я буду юристом", когда проснутся гены трех поколений с палитрой, никто не знает.

...В ответ на просьбу для снимка "на фоне" художники, не сговариваясь с посетителями, выбрали одну и ту же работу — "Кипела жизнь". И если люди чисто интуитивно, откликаясь на душевный посыл картинки, льнули к пошарпанному фасаду дома, где на рисованном балконе сушится белье из настоящих лоскутков, то для авторов этот сюжет биографичен. В такой же непритязательной, побитой временем и обойденной коммунальщиками пятиэтажке они прожили многие счастливые годы, растили детей. А потому, перебираясь на новое место жительства, забрали с собой ее образ — с добрыми соседями в окнах, птичьими стайками на проводах, толстыми снежными шапками. Ведь у всех воспоминания детства-юности дорожают со временем, и это родное, неизбывное, не спящее на донышке колодца-души томится, просится наружу.

В названии выставки заложена декларация, замах тут как минимум на вечность. У художников, и Асабины не исключение, есть чувство времени, есть ощущение, что день, в котором живешь, лишь звено в бесконечной цепочке. В их системе координат понятие "современность" читается как со-временность, быть наедине с ним, слышать его и стремиться передать его звучание через цвет, фактуру, композицию. Лирическое и безмятежное, взбаламученное и неуютное, мироощущение ХХI века на полотнах Асабиных проникает в зрителя множеством нюансов. Отдавшая свое имя всей экспозиции работа "Сейчас, сегодня, завтра и вчера" на первый взгляд предстает приветом из беззаботного детства. Пронизанный солнечными искрами белый день, внутри которого на стожке сена пляшут хохочущие мальчишки, пытаясь удержать равновесие, — момент чистого, незамутненного счастья, воспоминание о котором будет сопровождать тебя всю жизнь…

Евгений Асабин:

— Сейчас — которого ты не замечаешь, сегодня — ты планируешь, завтра — возлагаешь надежды, вчера — не забываешь. Чем старше становлюсь, тем большее значение для меня обретает категория — пространство времени. Хотелось бы подольше сохранить ощущение молодого художника, главной чертой которого является способность к постоянному поиску.

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

40ka 20:13 7 марта
Здорово!
lower.er 16:51 7 марта
Очень интересно
Читать еще 9 комментариев