16+

Бывший гендир "Мехколонны" назвал предвыборную кампанию при Хорошавине шоу

Дело Хорошавина, Южно-Сахалинск

По скандальному делу экс-губернатора Александра Хорошавина допросили Эдуарда Яркина. В 2014 году он был генеральным директором "Сахалинской мехколонны №68" и баллотировался в депутаты гордумы Южно-Сахалинска пятого созыва, однако за день до выборов его кандидатуру сняли из-за наличия судимости в 2007 году по статье за уклонение от уплаты налогов. Преступление это тяжкое, он не имел права быть избранным. Участники группы Хорошавина убеждали председателя и других лиц избирательной комиссии не принимать мер к прекращению участия Эдуарда Яркина в выборах, которому участники группы обещали поддержку. Но в итоге кандидат Яркин был лишен регистрации, но не городским избиркомом, а решением окружной избирательной комиссии по одномандатному округу №10.

Во время допроса Яркин много говорил о том, что его компания работала на благо Южно-Сахалинска, и даже вспомнил эпизод, после которого его заметили и пригласили в депутаты.

Яркин: А вы знаете, какая история у нас была. У нас как раз накануне этой программы предвыборной случился ураганный ветер. Погода такая, как оно обычно случается на Сахалине. Со всеми проблемами для коммунальных служб. И деревья повалило, и крыши посрывало в школе. Но поскольку предприятие находится в Южно-Сахалинске, мы всегда старались помогать городу. Занимались расчисткой улиц от снега и благоустройством. Поэтому тут тоже приняли активное участие. Тем более у меня ребенок учился в этом районе в 13-й школе, и я там жил, когда молодым специалистом приехал. И, видимо, заметила нас администрация, и предложила участие в другом статусе в проблемах города. Я помню это так конкретно, потому что по результатам устранения этих последствий стихийного бедствия, было много всевозможных встреч, совещаний ЖКХ и мэра. Как-то там это предложение было мне озвучено, а потом конкретизировал предложение Лобкин.

Как и все другие допрошенные, Яркин тоже заявил о том, что Лобкин предложил ему внести средства в решение организационных вопросов на предвыборной кампании. Озвучили ему сумму в 10 миллионов рублей, но на нее он не согласился, тогда решено было договориться на 5 миллионах.

Яркин: Лобкин мне не сказал, что я плачу деньги и иду на выборы. Это было, скорее всего, по-другому устроено. Предлагалось провести праймериз от ЕР. И если меня утвердили, если я прошел бы праймериз, то было обозначено, что необходимо внести денежные средства для решения организационных вопросов. Оплата публикаций в прессе, реклама, и т. д.

Прокурор: Лобкин называл какие-то структуры, которые занимаются выборами?

Яркин: Нет, он не озвучивал, сказал, что это общий фонд такой. "Ты отдашь, а я передам, куда следует. Можешь не беспокоиться, они пойдут по целевому назначению". Куда конкретно, кому, сколько, я не уточнял. Мне была обещана какая-то поддержка по мере необходимости. Либо юридическая, либо рекламная, телевизионная, но конкретного разговора не было. Я вообще был противником этого. Я предлагал участие реальными делами, реальным трудом у себя на избирательном округе. Поскольку, было назначено где-то там наверху, пришлось согласиться.

Прокурор: в итоге-то вы согласились? О какой сумме идет речь?

Яркин: просили 10 миллионов, я сказал, что не могу эти 10 дать. По-моему, договаривались на 5.

Яркин: В итоге какого-то давления, что отдай 10, иначе вот, не было. Мы же взрослые люди, и поэтому я со своей стороны говорил: "Давайте не будем сначала деньгами разбрасываться по причине их отсутствия или отсутствия печатного станка". И вот поэтому решили идти степ бай степ. Сначала праймериз. Пройду, значит есть у меня какие-то шансы. Потом я познакомился с людьми в районе, почувствовал поддержку. Как губернатор Хорошавин утвердил программу благоустройства дворов, я поддержал её. И с этой программой мы с людьми общались и в общем-то встречали понимание. Причем при этом я реальными делами показывал, что мы, предприятие мое, мои помощники много сделали для района, как раз весна, ураган, последствия, ну и благоустройство, поэтому так жёстко я ответил.

Деньги в размере 3 миллионов Яркин успел передать Лобкину при личной встрече наличными. Никаких чеков и квитанций не просил, договорились на честном слове. В итоге за эти деньги Яркин несколько раз появлялся в сюжетах по ТВ и получил консультацию от специалистов из Москвы. А публикации в прессе помогли ему сделать уже его люди.

Прокурор: В ходе предвыборной кампании у вас возникали какие-то сложности, связанные с вашими анкетными данными? Насколько вы проходили как кандидат?

Яркин: Были сложности. Лобкин сказал, что у меня есть проблемы, судимость, которая, я считал, была снята в 2007 году, но поскольку это было не тяжкое, как мне казалось, преступление, то я считал, что я могу быть кандидатом. И Лобкин тоже консультировался где-то там у своих юристов и сказал, что нет проблем, что можно идти. Прокуратура выставила требование снять меня с избирательного участка. Буквально за ночь до выборов мою фамилию вычеркнули из списков, тем не менее люди пришли, проголосовали, с вычеркнутой фамилией в 2 раза больше, чем за победивших. Это я могу точно сказать.

Бизнесменом Яркин себя не считает. И о своей работе отзывается больше как о благотворительности.

Прокурор: Вы являлись на тот период времени представителем бизнеса?

Яркин: Какой же это бизнес? Директором захудалого предприятия, в котором 600‑700 человек кое-как выживало. Если это можно назвать бизнесом, то да. Причем это предприятие 50 лет на Сахалине строило все энергосистемы в области. И построило все высоковольтные линии электропередачи, подстанции высоковольтные. И я сам 35 лет отработал.

Снятие своей кандидатуры с выборов он посчитал несправедливым и назвал все происходящее "неблагонадежным".

Яркин: В целом по ситуации могу высказаться, что сегодня это шоу, в котором я вынужден участвовать. И выборная программа, и предстоящая программа, проходят по этим же сценариям и, в принципе, ничего удивительного в этом нет, к сожалению. Поэтому хочу высказать сожаление, что приходится людям, которые задействованы в этом, участвовать в этом неблагонадежном деле.

Яркин утверждал, что не считает оплаченные им деньги взяткой и не знает, пошли ли они лично в руки кому-то из правительства или администрации. По его словам, часть средств должна была пойти в фонд партии в Южно-Сахалинске, другая — в Москву.

Когда кандидатуру Яркина сняли с выборов, он даже угрожал Лобкину и требовал, чтобы тот ему деньги вернул, так как сам сомневался в том, что сможет участвовать в выборах с судимостью, но Лобкин убедил его в том, что это не будет проблемой.

С Хорошавиным он лично не встречался и не знает о его покровительстве кому-то.

Расшифровка допроса docx, 41.59 КБ

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

Таралежка 04:25 24 июля
А при последующих губернаторах стало честнее, - утром деньги, вечером - стулья. Был бы депутатом. А при Хо - не вышло
Romandad84 20:39 23 июля
Судим за неуплату налогов, прошло 7 лет с 2007 по 2014 год, все было уже снято и погашено, его просто развели на деньги!
анонимный  17:48 23 июля
Эх, Эдуард, а ведь умным и толковым был.
Молодым специалистом в Мехколонну пришёл. Жизнь вносит свои коррективы.
Читать еще 16 комментариев