16+

Сбиты у Парамушира

Франтирер, Новости Курильских островов, Публикации, Общество, Северо-Курильск

Многолетняя работа в общероссийском краеведческом движении "Отечество" привела к необходимости изучения иноязычных исторических источников о событиях Второй мировой войны в нашем регионе. Во многом благодаря порой парадоксальной ситуации, сложившейся на территории, акваториях и в воздушном пространстве современной Сахалинской области. Впрочем, судите сами.

1. Наличие японских концессий на территории Сахалинской области, фактически незаконных, так как Япония не выполнила условия предварительного соглашения с СССР от 25 апреля 1941 года о передаче концессии к концу 1941 года советской стороне, поскольку "в июне 1941 изменились обстоятельства", что позволило японцам с июня 1941 по октябрь 1944 года добыть и вывезти в Японию несколько десятков тысяч тонн первоклассной нефти с низким содержанием парафина и серы. Сложившаяся ситуация, когда работающие рядом советские и японские промыслы делали это под лозунгом "Всё для фронта, всё для победы" создавало весьма двусмысленную ситуацию. Впрочем, командование германских ВМФ на Дальнем Востоке считало японский соляр низкокачественным и старалось использовать либо трофейный, либо германский, либо первоклассный американский, поступавший из США через страны Латинской Америки в германскую сеть японской "службы дистанции".

2. На акваториях северной части Тихого океана, Берингова и Охотского морей, а также спорадически на акватории Японского моря с октября 1942 года развернулась неограниченная подводная войны, жертвами которой стали почти десяток советских транспортных и промысловых судов и 1 подводная лодка со всем экипажем. Причем, гибель только одного из транспортных судов можно с известной долей вероятности приписать действиям японской подводной лодки I-180, а советскую подводную лодку Л-16 со всеми основаниями отнести на счет японской подводной лодки I-25 капитан-лейтенанта Тагами. При этом зафиксирован только один случай, когда американские подводники подняли советский экипаж из воды - лейтенант-коммандер Райт Чеппл был действительно исключением из общей картины и сложившейся боевой практики. Во всех остальных случаях экипажи и пассажиры предоставлялись своей судьбе.

3. На акваториях Японского, Охотского, Берингова морей и северной части Тихого океана с июля 1941 года развернулась неограниченная минная война - советский Тихоокеанский флот поставил гигантское оборонительное минное поле от бухты Провидения до Посьета. Первые жертвы появились уже в июле-августе 1941 года (у мыса Поворотный подорвался на советском минном заграждении портовый ледокол "Казак Поярков" и плавбаза краболовов, а между 1 и 14 августа под Владивостоком - 2 советские подводные лодки типа "М". - Прим. автора), а в конце ноября - начале декабря командование ВМР Оминато заминировало вход в залив Муцу на севере Хонсю. Позже появилось мощное противолодочное минное заграждение в проливах Корейский, Цусима, Цугару (Сангарский) и Лаперуза, также отдельные минные поля у берегов Шумшу и Парамушира. С 1942 года - у берегов островов Ближние и Крысьи Алеутского архипелага. Начиная с 1944 года американская стратегическая авиация минировала воды Восточного и Западного Корейского залива, а также подходы к крупным портам западного побережья о. Хонсю. Организацией лоцманской проводки советское командование избежало потерь транспортных судов и кораблей ВМФ на минных полях, а вооружение транспортов позволяло расстреливать сорванные плавающие мины. Однако общая минная опасность продолжала сохраняться на акваториях дальневосточных морей вплоть до 1947 года. Запрет на якорную стоянку, спуск водолазов и придонное траление в некоторых районах, в том числе у западного побережья Сахалина (Углегорск), существует и до сих пор.

4. С ноября 1942 года авиация ВМФ США начинает воздушную разведку островов Шумшу и Парамушир. С июля 1943 года начинается воздушное наступление армейской авиации США на Курилы. Под ударами с воздуха оказываются не только и не столько военная инфраструктура на островах, сколько морской транспорт и рыбопромышленные предприятия. Начиная с зимы 1944 года удары по Курильским островам становятся ежедневными. Таким образом, мы получаем на территориях, акваториях и в воздушном пространстве Сахалинской области ещё и не ограниченную воздушную войну.

5. Крейсерская война на акватории Японского моря началась в ноябре-декабре 1939 года, когда австралийский вспомогательный крейсер "Маноора" перехватил советское грузовое судно ДГМП со стратегическими материалами. Кроме того, британские крейсера "Бирмингем" и "Ливерпуль" занимались перехватом судов и у тихоокеанского побережья Японии. Британские подводные лодки совершили несколько походов в район Владивостока на разведку внешнего рейда этого города и порта с целью выявления германских судов, укрывшихся в советских портах и территориальных водах.

Крейсерская война возобновилась в 1944 году, когда американские оперативные соединения и группы приступили к набеговым операциям против побережий островов Шумшу, Парамушир и Матуа, а с августа 1944 года начали проникать и на акваторию Охотского моря для удара по конвоям. В 1945 году такая практика получила логическое продолжение. И даже усилилась, приняв форму неограниченной морской войны.

Таким образом, дальнейшее развитие курило-сахалинского краеведения предусматривало детальное изучение иностранных исторических источников, опубликованных на английском, немецком, польском и чешском языках. Особый интерес для нас представляли воспоминания американских подводников, действовавших на акваториях Охотского и Японского морей, а также воспоминания членов экипажей самолетов морской бомбардировочной и армейской базовой авиации 11-й армии ВВС США.

Первыми материалами на основе иностранной мемуарной литературы стали работы, посвященный действиям ПЛ "Барб" у берегов южного Сахалина весной-летом 1945 года с применением реактивной 127-мм пусковой установки по береговым объектам на Сахалине и Хоккайдо. Далее последовал материал, созданный на основе воспоминаний стрелка-радиста бомбардировщика В-25 Уолтера Бейли и теперь - новый источник и краткие воспоминания штурмана-бомбардира бомбардировщика В-25 Уильяма А. Диксона.

В последнем случае Уильям А. Диксон написал книгу на основе своей биографии и воспоминаниях о японском плене (9.09.1944-29.08.1945) (к сожалению, до книги мы пока не добрались. - Прим. автора). Однако в этом материале использована запись воспоминаний американского летчика, сделанная его сыном, Биллом Диксоном. Воспоминания были дополнены рядом других источников с искренним желанием подготовить материал на основе перекрёстных ссылок.

Приблизительно с июня 1944 года штурман-бомбардир бомбардировщика В-25 Уильям А. Диксон проходил службу в составе 77-й бомбардировочной эскадрильи 28-й смешанной авиагруппы 11-й армии ВВС США (в ряде источников, относящихся к 1944 году, 11-ю армию ВВС США продолжают называть корпусом. Однако это не верно - уже к концу лета это была воздушная армия, насчитывавшая в своем составе от 260 до 300 самолетов) на авиабазе Каско-филд (о. Атту, о-ва Ближние Алеутского архипелага).

Эта авиагруппа состояла из двух бомбардировочных эскадрилий, летавших на 2-моторных армейских бомбардировщиках В-25 "Митчелл". Третья эскадрилья (8 машин) летала на тяжелых бомбардировщиках В-24 "Либерейтор". Летом 1943 года именно 28-я смешанная авиагруппа, действуя с авиабазы на о. Адак, нанесла первый массированный авиаудар по о. Шумшу. И если первые два налета на Шумшу обошлись без потерь, то в ходе третьего налета действовавшие без прикрытия бомбардировщики были атакованы превосходящими силами японской истребительной авиации. 28-я авиагруппа была практически наголову разгромлена, потеряв сбитыми и интернированными на Камчатке 19 бомбардировщиков из 25 участвовавших в сентябрьском налете. И после переформирования её снова бросили на курильское направление. В общем, "война не сменила планы и не сменила врага. Готовились генералы к удару через снега…". Целью многочисленных рейдов американской бомбардировочной авиации на о. Парамушир (Северные Курильские острова) являлось японское судоходство в этом районе и районы дислокации японских гарнизонов на острове. Экипаж бомбардировщика В-25 "Митчелл", на котором летал штурман-бомбардир Уильям А. Диксон, состоял из командира, первого пилота 2-го лейтенанта Альберта Д. Скотта, второго пилота Уильяма Калло, штурмана-навигатора 2-го лейтенанта Уильяма А. Диксона, бортстрелка сержанта Рейнальда П. Исрусси, бортстрелка штаб-сержанта Кармен ди Орио, бортмеханика штаб-сержанта Артура О. Книпе. Всего 6 человек.

"Митчелл" Уильяма А.Диксона был сбит в свой 10-й боевой вылет 9 сентября 1944 года. Бомбардировщик атаковал японский конвой, включавший 2 канонерские лодки (В американской военно-исторической и мемуарной литературе так часто называют японские эскортные корабли, не имевшие торпедного вооружения. Всего остального было по принципу "кашу маслом не испортишь". В нашем случае речь идет о кораблях Курильского базового отряда, где канонерских лодок не было, но зато имелся дивизион эскортных кораблей типа "Симусю" с хорошо подготовленными для решения широкого круга задач экипажами. - Прим. автора), 2 грузовых судна и танкер, и успел сделать два боевых захода на одно из грузовых судов. На первом заходе летчики штурмовали цель, а на втором сбросили бомбы. Следует отметить, что советская бомбардировочная и штурмовая авиация в 1944 году старалась делать на цель только один заход - во время второго захода зенитчики противника как правило не оставляли атакующему самолету никаких шансов. Думается, второй лейтенант Альберт Скотт выбрал не совсем правильную тактику. И вот почему: 1. Это был конвой, а не одиночная цель, где за счет сравнительно небольшого количества зенитных установок и общей слабости зенитной артиллерии у японцев второй заход дал бы результат. Тем более штурмовка цели с использованием курсовых 12,7-мм крупнокалиберных пулеметов Браунинг (от 4 до 6 стволов по бокам кабины штурмана-бомбардира) как раз и имела целью подавить зенитную артиллерию ордера. Но ответный огонь по атакующему "Митчеллу" вел не только атакованный транспорт, но и эскортные корабли. Следовательно, ставка на подавление зенитной артиллерии ордера была неверной. 2. Бомбометание с пологого пикирования как раз исключало использование топмачтового способа в силу вертикального расположения бомб в бомбовом отсеке. Но не исключало поражение грузовых судов ордера если не прямыми попаданиями, то хотя бы близкими разрывами и отраженными от морского дна на мелководье гидравлическими ударами. 3. Скорее всего командир бомбардировщика планировал поразить транспорт противника с кабрирования, но повреждение двигателя не оставили ему шансов на выход из пологого пикирования.

Ответным зенитным огнем канонерских лодок прямым попаданием был поврежден правый двигатель "Митчелла", в результате остановки мотора высота полета упала настолько, что бомбардировщик, пролетая между мачтами японского грузового судна, буквально срезал об них хвост и кили и рухнул в море. В катастрофе погибли штаб-сержант Кармен ди Орио и штаб-сержант Артур Книпе.

Скорее всего, штаб-сержант Кармен ди Орио как раз и был стрелком хвостовой спаренной крупнокалиберной установки. И основной удар пришелся по его кабине. В бою бортмеханик мог вести огонь из кормовой люковой установки, примыкающей к хвосту. Значительные проемы для крупнокалиберных Браунингов делают фюзеляж самолета В-25 в этом месте менее прочным и Артура Книпе могло попросту выбросить из самолета. Падение "с высоты мачт" с хвостовой частью или без оной в сентябрьскую воду стало для бортмеханика фатальным. С учетом надетого спасательного нагрудника - гарантированный перелом шейных позвонков при ударе о воду. Иными словами, погибли практически все, кто находился в хвостовой части "Митчелла". Однако пилоты Скотт и Гало фактически посадили оставшийся без хвоста и килей В-25 на воду. Посадили жестко, но все-таки посадили, поскольку машина продержалась на воде ровно столько, чтобы из носовой части могли выбраться штурман-навигатор, два пилота из кабины и бортстрелок из верхней башни спаренных крупнокалиберных "Браунингов".

Калло, Исрусси, Скотта и Диксона выловили из воды японские промысловые суда, доставили на Парамушир и в течение 10 дней держали в пещере, пока японские офицеры ежедневно снимали с экипажа допрос.

В это время из передовой базы флота Касивабара (Парамушир) уходил обратный конвой KIRA-803 - эскадренный миноносец "Камикадзе", эскортный корабль "Фукудзе" в охранении двух неустановленных транспортных судов. Правда, дата отхода и прибытия несколько не совпадают. Но находившиеся в пещере американские летчики вполне могли потерять счет дням, поскольку ежедневные допросы могли происходить как днем, так и ночью.

Затем их разместили на борту двух японских грузовых судов - по иронии судьбы один из этих транспортов они пытались бомбить, - фактически в одиночном заключении. Уильям Диксон содержался в грузовом трюме судна, голый, в одном провонявшемся кителе (от всего остального экипаж избавился ещё в воде), с помойным ведром для естественных нужд, банкой с водой и собачьими костями. Через четыре дня японский конвой прибыл на Хоккайдо, их доставили из гавани в аэропорт, а оттуда на захваченном японцами американском Си-47 перевезли в порт Иокогама и фильтрационный лагерь в Офуна.

Нет данных о промежуточных заходах конвоя KIRA-803 в порты Хоккайдо. По этим критериям - доставка из гавани в аэропорт и отправка трофейным самолетом Си-47 больше подходит порт и передовая военно-морская база Вакканай - там военный аэродром расположен в непосредственной близости от города. Следующий крупный аэродром располагался в Саппоро. Но в воспоминаниях, записанных сыном Уильяма Диксона Биллом об этом ничего не сказано. Доставка же в Саппоро как минимум должна была занять один день.

Здесь Уильям впервые встретился в "Папочкой" Боингтоном, американским асом ВМФ, а затем, уже в лагере военнопленных Омори, он сидел вместе с коммандером О'Кейном, командиром американской подводной лодки "Тэнг". После года пребывания в лагере Офуна их погрузили на открытые платформы и перевезли в лагерь военнопленных Омори в районе Токио. В плену Уильяма Диксона допрашивали, избивали, морили голодом и плохо обращались вплоть до освобождения представителями военно-морского флота США 29 августа 1945 года.

Судя по всему, посылки Красного Креста до лагеря военнопленных Офуна, отправленные из США и Канаду через советский порт Находка и далее в Японию, Китай и Юго-Восточную Азию, попросту не дошли. Он был настолько слаб, что не смог присоединиться к празднованию освобождения, поскольку весил всего 40 килограммов, страдал от болей в суставах, фурункулеза, гепатита, малярии, дизентерии, бери-бери и неврозов. Его на несколько недель госпитализировали на борту госпитального судна ВМФ США "Беневоленс", которое через 5 недель ушло из Токио к о. Гуам (Марианские острова), затем на Гавайи, а оттуда в Сан-Франциско...

Добавим, что после войны Уильяма Диксона ждала долгая и вполне благополучная жизнь. Как написано в некрологе, он работал на руководящих должностях в нескольких корпорациях, вел активную общественную жизнь, дважды избирался мэром городка Линкольн Парк в Нью Джерси. Похоронив в 1985 году жену, уехал на Филиппины, вновь женился. Скончался ветеран в своем доме в Себу 17 ноября 2010 года в возрасте 90 лет.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 19 комментариев на forum.sakh.com