16+

Сахалинский театр кукол приглашает на сказки Перро и Бажова

Новый год, Культура, Южно-Сахалинск

Новый год в Сахалинском театре кукол встречают с классиками применительно к росту публики. Стопроцентно зимнюю сказку "Серебряное копытце" для тянущихся к искусству буквально с колыбели поставила худрук театра Антонина Добролюбова. Для публики +6 пригласили режиссера из Санкт-Петербурга Светлану Дорожко поставить "Красную Шапочку". Так что, мигрируя при желании с первого театрального этажа на второй, можно увидеть две стороны самого всенародного праздника. На один взгляд кукольников, он хрустальный, исполненный щемящей нежности, как свет "Золушки" балалаечного Паганини Алексея Архиповского, на другой — карнавально-разудалый, потому как удержу нам нет в веселье беззаботном.

Такого спектакля, как "Красная Шапочка", у нас еще не было — что может быть слаще для уха кукольника? Актеры здесь, несмотря на сумасшедший ритм, получили удовольствия не меньше зрителей. Шарля Перро театры никогда не разлюбят, уверена Светлана Дорожко. Но когда в работу берутся старые-старые сказки, есть опасность засыпать сцену накопленным за века нафталином. И Светлана сочинила свою версию-шутку "Красной Шапочки" по сценарию, придуманному еще в студенчестве. Получился спектакль "три в одном", но не о том, как мама отпустила маленькую девочку одну в страшный лес с гуманитарной миссией (хотя могла бы и сама пойти к больной бабушке), а про большую, крепкую семью с тенденцией к росту, что вполне укладывается в текущий общенациональный тренд. И о том, что у каждого поколения свое видение мира, в том числе и на сказки, и надо как-то уметь искать общий язык.

Режиссер напомнила нам, что у Красной Шапочки была не только бабушка, пирожки и волк, но и папа с мамой. Семья эта дружная и разнообразно одаренная, живет в уютной квартирке под заветными буквами "К.Ш." навроде дворянского герба, вся в диких клоунских париках и с общим увлечением французским языком. Так что на деле получается "Le Petit Chaperon Rouge". У бабушки в уютном парике-клумбочке (Маргарита Петрова) "Красная Шапочка" вполне благопристойная, как завещал мэтр, и четкое мнение, что все сказки мира должны быть переписаны во славу бабушек. У девочки (Лолита Душкина), отравленной, как вся наша подросль, шоу "Голос", Красная Шапочка выходит шикарной примадонной, кукольной певицей ртом. Самая занятная и брутальная версия получилась у папы (Александр Котов), который мечтал о сыне и отыгрался на дочке — она должна уметь с криком "кия" за себя постоять/пострелять. Папина сказочка вышла небольшой войнушкой, где все играют всем, что попадается под руку: шапочки летят из окопов — взрывы ухают, мама (Марина Маковецкая), явно не наигравшаяся в детстве, радостно кроет пулеметными очередями из стульев. Новорожденному младенцу обещано столь же креативно пересказать, например, "Буратино"…

"Красная Шапочка" вышла действом музыкальным насквозь, стильным и изящным. Все-таки обязывает благородное французское происхождение, при том, что совершенно разнузданное веселье выплескивалось из берегов все 45 минут. Ведь сшитая режиссером новая "шапочка" для старой сказки обращает ребят в зазеркалье. Где волк уже в ранге чучела служит подставкой для телефонного аппарата, и чашки не падают со стола, даже если он набок, и лес круглый и самоходный, а шапочек полная вешалка стоит всех сортов — берет, шляпка, каска и даже буденовка нужного цвета. Все это пригодится. И три разные куклы для Красных Шапочек выходят на поклон с актерами.

Кукольный сказ Петра Бажова "Серебряное копытце", практически полностью выдержанный в самом зимнем цвете, тоже держится на четырех китах. Молодые актеры Анастасия Федяй и Андрей Осипенко, Артем Спрыгин и Юлия Тронина, в своих душегреях и тулупчиках сливаясь с сугробами, уводят песнями и плясками в народную стихию уральской старины. Они тоже играют простую историю про семью, но здесь она сложилась из двух сиротств — старика Коковани и девочки Даренки с кошкой и мечтой о Серебряном копытце. Их стараниями нарядная бело-голубая симфония разворачивается неспешно, почти медитативно, с завораживающей нежностью. Словно из опасения спугнуть робкую надежду кукольных героев на обретение родственной души, да и самого маленького зрителя, который, может, первый раз пришел познакомиться поближе с театром, что это за чудо-юдо такое.

Театр первой ступени открывается нарочитой роскошью для глаз и вместе с тем соблюдает уютную камерность застолья. Смешные щекастые куколки с живым говорком умилительно малы, кошка Муренка клубком серого меха выглядывает из теплой пазухи, под шапками снега спят избушки, меж которыми перекинуты мостики, высекаемые копытцем волшебного козлика драгоценные каменья разбегаются разноцветными огоньками. И можно увидеть в ладонях кукольника в двух шагах от тебя зеленый леденец хризолита, одного из уральских самоцветов. Впрочем, у каждого своя сказка. "Посмотри, как красиво!" — шепчет малышу мама, с трудом отрывая взгляд от сцены. А у него своя тайная радость: "А мне самолетик подарили…"

Фото пресс-службы Сахалинского театра кукол

Новый год в Сахалинском театре кукол начинается еще в фойе, где происходит погружение в чудо. Но, жаль, не предусмотрели проектировщики дворца сказки нормального пространства для праздничной тусовки, и разогрев публики происходит на крошечном пятачке, в двух миллиметрах от вашего носа. Опять маловато королевство! Одно хорошо — поющих и пляшущих зайцев, героических наших кукольников, всяк мог тронуть за хвостик, загадывая желание-2018.

Подписаться на новости