16+

Сахалинский театр инсценировал рассказ Чехова "Архиерей"

Культура, Южно-Сахалинск

У премьеры, состоявшейся в историческом парке "Россия — моя история", по сути, три автора: актер Чехов-центра Владимир Байдалов, камерный хор областной филармонии El Canto под руководством Павла Гололобова и режиссер Александр Агеев.

Чехов-центр порадовал широтой профессионального диапазона. Скинув, как сказочная лягушка, шкурку трескучего балагана, каким для широких масс стартовал 90-й сезон, оборотился лицом к литературному театру. В "Архиерее" театр слова вершится без отвлекающих второстепенных деталей: в полумраке зала тонет и хор по-академически в строгом черном, и актер в сюртучке, и власть чеховского текста проникает в души без помех, как в незапамятные времена, когда "словом останавливали солнце". Может быть, после таких встреч, ратующих за культуру художественного слова, мы будем чаще шелестеть страницами книг, ощутив вкус прозы или поэзии, переданной волшебной флейтой — голосом артиста.

Рассказ "Архиерей" — одно из позднейших, последних "перед заходом солнца" произведений Чехова. Чехов пишет о человеке, в положении которого в сущности был сам в то время, — об одиночестве среди людей и несвободе, о переоценке ценностей, когда жизнь близится к концу, а жил не так, как хотел и надеялся. Архиерей Петр — больной, усталый, одинокий среди монастырского столпотворения человек, и люди осаждают с мелочными просьбами, и низкие потолки давят, людей много, а поговорить не с кем, и даже родная маменька, девять лет не видавшая титулованного сына, подобострастно говорит ему "вы"…

Фотографии Чехов-центра

Думается, на роль рассказчика жития архиерея Петра особого кастинга не было. Управлять словом и держать зал в режиме "соло" может далеко не каждый актер. Один из ведущих актеров Чехов-центра Владимир Байдалов, сыгравший за девять сахалинских лет массу классических ролей, включая чеховских персонажей (Симеонов-Пищик в "Вишневом саде", доктор Благово в "Моей жизни"), в этом сюжете показал универсальную способность растворяться в чеховском тексте. Он читает, задавая единственно верную — сдержанную, исповедальную — интонацию. Но хотя от определения "моноспектакль" авторы скромно дистанцировались (скорее — художественное чтение в музыкальном сопровождении), актер легко рисует словами образы и характеры героев рассказа. Мгновенно переключает регистры, и ты видишь недовольное лицо отца Сисоя — по одному скрипучему кряхтению, трепет маменьки перед архиереем Петром, хитрые глаза маленькой девочки Кати. И кажется, что у тебя самого болят голова, спина, как у архиерея. И через чеховские строки прорастает твоя история (может быть, и актерская, как знать), и собственные мысли о том, кто мы и правилен ли наш путь среди людей, пока есть еще время исправить.

Чехов-центр представил не зрелище, но высказывание, где для жизни слова оказались не нужны аттракционы и ужимки, только энергия артиста и свет высокой музыки — не в качестве подпорок, но крыльев. По "вине" аккомпанемента хора El Canto спектакль, завершившийся смертью хорошего человека, вышел невесомо легким, прозрачным, как вологодское кружево, печаль наша светла, и чеховские герои истинно внутренне наполнены музыкой, как заметил когда-то Немирович-Данченко. Для постановки Павел Гололобов взял духовные песнопения, произведения композиторов — современников Чехова (Чесноков, Кастальский) — и "безусловно, Георгия Васильевича Свиридова, который на все времена". Надо бы почаще ходить на встречи с коллективом Павла Гололобова, давшего новое дыхание искусству хорового пения на Сахалине. Такой синтез творческих сил не всегда возможен: вот в Александровске-Сахалинском в ходе международной Чеховской конференции Владимиру Байдалову придется положиться только на собственные силы — и Чехова.

— Мне вообще нравится работать с русской классикой. И любой материал, к которому я обращаюсь, так или иначе меня изменяет. В "Архиерее" мы наблюдаем за человеком, с которым что-то происходит, чего он понять пока не может, и как он с этим справляется. Материал очень глубокий, учитывая, что Антон Павлович писал его долго, будучи смертельно больным. После него из-под пера Чехова вышли только рассказ "Невеста" и пьеса "Вишневый сад". Как мне кажется, это реквием Чехова самому себе, — сказал Владимир Байдалов.

…Изначально идею постановки "Архиерея" театру подсказала директор музея книги Чехова "Остров Сахалин" Евгения Фирсова. В идеале мечталось показать премьеру в селе Кировском, в доме культуры, который стоит на фундаменте бывшего храма. Храм видел Чехова (или Чехов видел его), а церковным старостой там служил политкаторжанин Иван Ювачев. Но и выбор площадки для премьеры видится аргументированным: не только вынесенные на экраны в зале образы русской иконописи, но прежде всего ближнее соседство с кафедральным храмом Рождества Христова, проникающее через стены, формировало атмосферу события. Возможно, стоит сохранять верность этому пространству и позднее, когда "Архиерей" будет включен в репертуар Чехов-центра.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

морозяка 20:25 16 сентября
Посчастливилось присутствовать на этом мероприятии, огромное Спасибо тем кто это все задумал и реализовал:Евгении Фирсовой директору книги музея А.П.Чехова,Александру Агееву главному режиссёра Международного культурного центра им. А.П.ЧехооваАктёру этого же центра Владимиру Байдалову, камерному Хору Сахалинской Филармонии El Canto под руководством Павла Гололобова. Буду рекомендовать всем и вся, хотелось бы посмотреть и поррисутствовать ещё много раз. Безошибочно, с очень хорошим вкусом, в самое сердце. Поверьте это правда
Читать еще 7 комментариев