Сахалинские айны: судьба Калевских. Сахалин.Инфо
18 мая 2024 Суббота, 14:53 SAKH
16+

Сахалинские айны: судьба Калевских

Публикации, Общество, Южно-Сахалинск

1.

В один из ноябрьских дней в моей лаборатории зазвонил телефон.

Эльвира Дорошенко - домохозяйка, проживает в Южно-Сахалинске, воспитывает двух малышей. Окончила местный филиал Тихоокеанского государственного экономического университета по специальности "Государственное и муниципальное управление".

- Ваша статья о сахалинских айнах меня очень заинтересовала. Мой прапрадед Калевский Кирилл Васильевич был женат на айнке. В их дом в селении Большое Такоэ заходил Чехов…

В 1890 году А.П.Чехов провел три месяца и два дня на Сахалине. В конце июля по распоряжению генерал-губернатора Кононовича для Чехова в местной типографии отпечатали 10 тысяч анкет для опроса ссыльных и каторжных. Весь август Антон Павлович занимался переписью населения на западном побережье острова в районе Александровска и в долине реки Тымь. В середине сентября он перебрался на пароходе в южную часть острова, на Корсаковский пост.

Помимо заполнения опросных карточек Чехов записывал разговоры с мужчинами и женщинами и детьми всех социальных статусов и национальностей (хотя с коренным населением у него встреч было мало). Он посещал крестьянские хутора, угольные рудники, лечебницы; присутствовал при наказании плетьми. Не смог лишь увидеть смертной казни…

Книга "Быть может, пригодятся и мои цифры…". Материалы Сахалинской переписи А.П.Чехова. 1890 год", изданная в Южно-Сахалинске по инициативе Государственного архива Сахалинской области в 2005 году, расширила источниковую базу дореволюционного периода истории Сахалина. Публикация массива сахалинских переписных карточек, безусловно, стала знаковым событием для исследователей и почитателей творчества великого писателя, тем более, что на острове по-прежнему живут потомки тех, с кем лично встречался писатель.

Мы договариваемся о встрече с Эльвирой.

А я тем временем нахожу в данных чеховской переписи:

1. Селение Большое Такоэ 2. 18. 3. Крестьянин из cc[ыльных). 4. Кирилл Васильев Калевский. Хозяин. 5. 31. 6. Право[славного]. 7. Каменец-Под[ольский]. 8. 1882. 10. Неграмотен. 11. Холост. 12. Нет.

В книге "Остров Сахалин" мне также удается отыскать фамилию Калевского. Описывая сожительство как форму "свободной семьи", А.П.Чехов отмечал, что к сожительству не служат помехой ни старость женщины, ни различие вероисповеданий, ни бродяжеское состояние". В качестве одного из примеров он писал: "… в Большом Такоэ крестьянин из ссыльных Калевский сожительствует с айнкой"….

2.

И вот Эльвира Дорошенко рассказывает:

- Калевский Кирилл Васильевич на Сахалине отбывал каторгу за убийство… Став поселенцем, Калевский устраивается на острове основательно и надолго. Нрава он был строптивого и дерзкого. Ни перед чем не останавливался, если что задумал… Одно из семейных преданий семьи - женитьба Кирилла Васильевича - тому подтверждение. Прослышал он, что на Хоккайдо в одном из айнских селений подросла красивая девушка, и решил он ее выкрасть. Задумано - сделано: нашел лодку, проводников… Путь по воде неблизкий, но преодолимый. Под предлогом обмена с соседями кое-каким немудреным товаром, попал Кирилл в ту самую семью, где жила красавица. И сделал, что задумал. Привез айнку на Сахалин, нарекли ее русским именем Анастасия, и стала она женой Калевского и матерью его детей: Анастасии, Анны, Прасковьи, Евдокии, Александры, Нюры, Даниила.

- Как сложилась их судьба?

- По отзывам родных и близких, прапрадед был предприимчивым человеком. Вел торговлю с аборигенами. На берегу залива Чайво в устье реки Аскасай построил дом и лавку для этих целей. Товар возил из Александровска-Сахалинского… Документальных свидетельств об этом не сохранилось. Я знаю от родителей лишь о том, что есть небольшая статья о детях Кирилла Васильевича и Анастасии, написанная в начале 90-х годов К.Черпаковой…

3.

Удивительную историю семьи Калевских раскрывает статья К.Черпаковой в одном из краеведческом бюллетеней, издаваемом Сахалинским областным краеведческим музеем и Сахалинским отделением Всероссийского фонда культуры, которую нам удалось разыскать в научной библиотеке Сахалинского государственного университета.

Черпакова К. Легенда семьи Калевских // Краеведческий бюллетень - №4, - 1991.

По рассказам Анны Кирилловны, записанным К.Черпаковой: мама, по происхождению айнка, была добрым человеком с мягким характером. Влияния никакого она на детей не оказала, но ей не раз приходилось спасать детей от деспотизма отца… Устав от несправедливых побоев, Анна сбежала из дома, связав свою судьбу с тайгой и оленеводом Соловьевым. Всю жизнь прожила в Дагах Ногликского района.

Сына Даниила отец не то чтобы любил, но относился к нему более внимательно и заботливо, чем к дочерям.

Сохранились и воспоминания его сына Дмитрия Данииловича Калевского:

- Моя мать выросла в семье ссыльно-переселенца Зелинского… Полюбили молодые люди друг друга, поженились. Было это в 1916 году. Через год я родился, а в 1921 году при загадочных обстоятельствах отец погиб… Северный Сахалин переживал тогда период японской оккупации.

Когда Дмитрию исполнилось пять лет, мать вторично вышла замуж и уехала с отчимом на Южный Сахалин. Сын остался на воспитание бабушки…

- Все лето большая семья проводила у реки: заготавливали рыбу на зиму, собирали съедобные коренья, грибы, ягоды. В длинные зимние вечера сородичи собирались у очага послушать истории айнского рода, похожие на сказки.

Вот одна из них рассказанная бабушкой: "Когда-то айны жили по всему Сахалину, их селения были и в Поронайской долине, и в Тымовской… Селились у нерестовых рек. Ловили большую красную рыбу, ее заготавливали не только для еды, но и для изготовления одежды. Старики знали секреты обработки рыбьей кожи. Прочные и красивые халаты шили женщины нашего рода. Селиться род предпочитал на большом расстоянии друг от друга, жили мы обособленно, храня традиции. Некогда наши предки слыли большим и воинственным народом, и родина его была где-то на юго-западе, в Азии…".

- В 1929 году (мне уже было двенадцать) в Ногликах открылась школа-интернат для детей нивхов и ороков. Я очень хотел учиться, и семья поселилась в Ногликах… Насчет языков я был боек: хорошо знал эвенкийский, постигал его во время многочисленных кочевок с тунгусами. Понимал японский, в школе учил русский язык…

В 1933 году Дмитрия Калевского в числе десяти нивхов и эвенков отправляют учить в Ленинградский институт народов Севера. При институте работал техникум с педагогическим отделением, его Дмитрий закончил в 1935 году. В этом же году уезжает в Мурманск на педагогическую практику, а осенью возвращается в Ленинград для подготовки к учебе, теперь уже в литературно-лингвистическом институте. Мечта о лингвистике становилась реальностью.

В 1937 году Дмитрия направляют в Читинскую область в неполную среднюю школу:

- Приходилось вести сразу несколько предметов: русский и литературу, и физкультуру, и эвенкийский язык, его я уже знал в совершенстве… В один из дней, прямо с урока вызвали к директору. Там сидел незнакомый человек, спросивший у меня, знаю ли я японский язык. Я ответил, что японский язык знаю и никогда этого не скрывал… Дальше суд в лице "тройки" и статья 58-10 - "контрреволюция". Отняли паспорт, институтские документы, дневники и многочисленные записи, что накопились за время учебы… Начались мытарства. По этапу погнали через весь Советский Союз: Челябинск, Чита, Хабаровск, Магадан - на Колыму…

Документ о реабилитации Дмитрий Даниилович получил только в 1956 году. Хотел сохранить такую важную для себя бумагу. Не разрешили оставить. Когда выдали паспорт - справку отняли. По документам Калевского вроде бы освободили, но отпускать не торопились. Три года хлопотал Дмитрий Даниилович о возвращении на Сахалин. К этому времени у него появилась семья: жена и сын. Пока выправляли документы, ушел еще год.

Дмитрий Даниилович Калевский вспоминает:

- Я всегда гордился своей редкой национальностью: когда у очага слушал айнские предания, и когда в школе учился, а в институте вообще был единственным представителем древнего айнского рода. А вот когда в Магадане задержка вышла с оформлением паспорта из-за национальности, не выдержал, сломался. Отказался от принадлежности к айнскому роду. Так я стал русским. Думал, с вычеркнутой национальностью удастся вычеркнуть все пережитое…

После долгих лет изгнания поселяется семья Калевских на родине своих предков - в Ногликах. В 1960 году Дмитрий Даниилович пошел работать в школу. Свои любимые предметы, связанные с языками, он не преподавал. Он учил детей трудиться руками. Проработал до пенсии, потом еще несколько лет прихватил. Когда окончательно ушел с работы, все время проводил в тайге, в местах, которые когда-то исходил вместе с бабушкой и сородичами…

К.Черпакова в своих записках отмечает Дмитрия Данииловича как интересного собеседника, человека высокого духа и нрава, человека природы.

Умерли Анна Кирилловна Соловьева и Дмитрий Даниилович Калевский в начале 90-х годов минувшего века.

4.

Встреча с Эльвирой Дорошенко приносит новые неожиданные подробности о семье Калевских.

- Евдокия Кирилловна Калевская - одна из дочерей Кирилла Васильевича и Анастасии - проживала в Охе, работала в типографии. Именно там она встретила своего первого мужа - японца по происхождению по фамилии Весуги. Тогда по концессии на Северном Сахалине японцы занимались добычей нефти, а Весуги работал переводчиком.

От Весуги у Евдокии Кирилловны Калевской родились трое детей - сын Акира, дочь Мичико - моя бабушка (родилась в 1925 году) и еще мальчик, которого в возрасте 8-10 месяцев забрали при аресте (1936-1937 года Евдокия Кирилловна находилась под следствием). Мичико (Эмилия) в это время жила в детском доме. После освобождения Евдокия кинулась искать сына, но было уже поздно. Все, что она могла узнать о нем - это то, что его усыновили. От второго мужа (русского) у нее родились еще два сына - Владимир и Феликс.

Затем на концессиях начался спад добычи нефти, связанный с резким ухудшением советско-японских отношений (Хасан, Халхин-Гол), постоянными требованиями советского правительства ликвидировать концессии, арестами по обвинению в шпионаже работников концессии. Многие японцы начинают быстро покидать Сахалин…

Примерно в возрасте 10-12 лет Мичико расстается с братом, которого отец увозит в Японию…

- Еще одна дочь Анастасии и Кирилла - Прасковья Кирилловна Калевская (по мужу Трейгер) жила в селе Охотском. Ее дети: Эдуард и Ада. У Эдуарда родился сын Эдуард, который, возможно, и сейчас проживает Охотском. Больше же про их судьбу мне ничего не известно...

- Теперь я вкратце расскажу, как сложилась жизнь моей бабушки и ее детей: Мичико (Эмилия Калевская) вышла замуж и родила троих детей - это Артур, Олег и Ирина Дорошенко. Долгое время она проживала в Охе, позже переехала в Южно-Сахалинск. Олег Алексеевич Дорошенко (мой отец) - в данный момент пенсионер, но весь свой трудовой стаж получил на Сахалине, где работал и строителем, водителем, электромонтером и т.д., короче говоря - "мастер на все руки". Дядя Артур - долгие годы жил в Южно-Сахалинске, где работал в Сахалинской филармонии, потом в военном хоре, да и во многих творческих коллективах Сахалина, он известный на Сахалине бард, пишет песни, а также исполняет произведения многих Сахалинских поэтов. Недавно уехал на постоянное место жительство в Ульяновск, где и дальше продолжает заниматься творчеством. Ирина, живет в Южно-Сахалинске и тоже находится на заслуженном отдыхе, воспитывает внуков.

- Мне хотелось бы, конечно, узнать о судьбе и жизни своих далеких родственников гораздо больше. - Говорит Эльвира. - Например где и как окончилась жизнь Кирилла и Анастасии, как сложилась судьба японца Весуги после того как он уехал с сыном в Японию. Ведь все мы потомки уникального, загадочного народа, который назывался - Айны.

Фото из семейного альбома
Фото из семейного альбома

5.

Ценность информации, содержащейся в сахалинских переписных карточках А.П.Чехова, несомненно, велика. Каждая из них - своеобразная точка отчета для поиска и удивительных открытий в истории Дальнего Востока - огромной территории нашей планеты, где тысячи лет жили и продолжают жить вместе десятки народностей с уникальной культурой.

Примером тому семья Калевских…

Петр Пасюков,

профессор СахГУ.

Подписаться на новости