Сашкино воскрешение. Сахалин.Инфо
30 мая 2024 Четверг, 01:40 SAKH
16+

Сашкино воскрешение

Книжная полка, Публикации, Общество, Южно-Сахалинск

В сахалинском издательстве ИРОСО недавно увидела свет новая, пятая по счету, книга Ярослава Сафонова "Сашкино воскрешение". В сборник вошли ранее не публиковавшиеся рассказы, сопровожденные авторскими иллюстрациями.

К сожалению, тираж издания совсем невелик - всего 100 экземпляров, и по давно укоренившейся среди сахалинских поэтов и писателей традиции, немалая его часть передана в библиотечную систему области.

В этой связи и представляем вашему вниманию рассказы из книги "Сашкино воскрешение".

К слову, Ярослав Сафонов публикует свои произведения на нашем сайте не впервые, в прежние годы вниманию посетителей сайта в рубрике "Публикации" были предложены стихотворения и охотничьи байки.

Друг или враг?

На Лангери дело было. Есть такая речка на Сахалине, где золото добывают. В сталинские времена по всей речке прошла драга и крупные частицы золота, самородки вычерпала. А теперь артельщики по второму разу песок перемывают, собирают оставшиеся крупицы. В рабочем посёлке, где живут золотодобытчики, мы с главным инженером Дмитрием сидим у небольшого костерка. Он в консервной банке из-под тушёнки варит красную икру. Лучшая наживка на крупного серебристого гольца. Вкуснейшая рыба, которая в Лангери водится в большом количестве. Вместе с горбушей она поднимается в верховья горных рек и караулит на нерестилищах. Ждёт любого удобного случая, чтобы красной икрой полакомиться. А ведь родственники они - и горбуша, и голец к лососёвым относятся.

Посёлок компактный. Несколько бараков, большая деревянная баня. Золотодобытчик весь промсезон, почитай, восемь месяцев, пашет от зари до зари, чуть не глохнет от грохота техники, видит вокруг одни и те же лица… Нет здесь ни особых развлечений, ни спиртного, ни экскурсий в цивилизацию. Но едут всё равно на заработки, а кто не выдерживает - собирает вещички и уходит восвояси... Одно спасение - баня. Попарится уставший человек - и как заново на свет родится, готов дальше жить и работать…

Дмитрий показал мне это самое сахалинское золото. Внешне не впечатляет. Мелкие пластинки, тусклые, напоминающие потемневшую от коррозии латунь, из которой гильзы для охотничьих патронов делают. Оно становится совсем другим, когда пройдёт обработку на аффинажном заводе. Из золота-сырца удаляют примеси, очищают, и блестит оно после этого как положено.

Дмитрий вдруг прерывает беседу, поворачивает голову и некоторое время не сводит глаз с чего-то, что расположено у меня за спиной.

- Ты сиди спокойно, не двигайся, - говорит он мне.

- А что случилось?

Сам не в силах справиться с любопытством, понемногу поворачиваю голову в том же направлении. Из ближайшего леса на единственную улочку в этом посёлке не торопясь вышел пёс. Ничего особенного, лайка, уже в возрасте. Ну разве что ухо порвано да несколько шрамов на боках…

- Вот сейчас посмотрим - признает Буран тебя за своего или нет.

Пёс моментально определил, что в посёлке появился новенький, и степенно подошёл ко мне. Взглянул, обнюхал, потом так же неспешно отошёл на пяток метров, пометил обочину, чтобы я видел, и продолжил свой путь. В сторону небольшого моста через ручей. На этом мосту дюжий мужик, вооружившись палкой с прикреплённой к ней проволочной петлёй, вылавливал из ручья и складывал в тазик горбушу. Свинопас. В посёлке держат целое стадо свиней. Они без всяких ограничений бегают между бараками, но в лес сунуться боятся. Кормят их в том числе и рыбой. У горбуши здесь, в верховье, мясо уже почти белое, но жирное. Люди едят не очень охотно, а свиньям - только подавай…

- Так объясни же, наконец, что всё это значит! - обращаюсь к своему собеседнику.

- Признал, слава богу. Теперь можешь чувствовать себя свободно.

- И чем же знаменит этот ваш Буран?

- Медвежатник, какого ещё поискать. Вроде ростом невелик, а зверя не боится. Увернётся от лапищ, подскочит сзади, хвать пастью за меховые штаны, рычит, свирепеет, не даёт медведю уйти. Тот и так, и сяк вертится, ревёт, а дотянуться не может. Ловкий зверь, а Буран ловчее. В это время охотник может спокойно подойти ближе и выстрелить наверняка… Правда, по-настоящему не охотится - стар. Мы его бережём. Знаешь, какая очередь в районе на щенков от него?! Люди готовы большие деньги платить, причём авансом, за год вперёд. Для кого-то такой щенок подороже золота будет!

Эту историю я рассказываю бабушке Иллиаде в её волшебном саду. Заскочил на минутку проведать - вот и вспомнил давнее путешествие на золотую речку. Но Иллиада Григорьевна не лыком шита - тут же мне свой рассказ выдала.

- В шестидесятых годах, помню, работала я в научной экспедиции в горах Киргизии. Передвигаться в тех краях можно было только пешком или верхом на лошади. Я в то время лихой наездницей была… Как-то вечером возвращалась на лошадке в наш палаточный лагерь. Тут что-то произошло, я и понять ничего не успела - лошадь рванула во весь опор. Думаю, волков испугалась, вот и понесла. У меня одна забота - в седле удержаться. Ветки, кусты, всё перед глазами несётся, такое ощущение, что неведомая сила тебя куда-то в пространство влечёт, ввинчивает… Тропу лошадь потеряла, команды не выполняет, летит как оглашенная. Смотрю, перед нами река. Вода в ней после дождя резко поднялась. Лошадь кидается в воду, гребёт через самую стремнину. Я за уздечку держусь, боюсь и подумать, что же дальше будет. Подгребли к противоположному берегу. Течение сильное, берег крутой. Лошадь попыталась запрыгнуть, но каменистая кромка под её копытами обрушилась, снова в воду упали. Ещё попытка - та же история. Но в конце концов выбрались на сушу. Перевели дух, дальше уже в потёмках тихим ходом вдоль берега пробираемся, брод пытаемся найти. Попалась какая-то тропинка, повела она нас в сторону от реки. Вскоре вдалеке стал виден огонь костра. "Слава богу, люди…", - только я обрадовалась, а коняга снова встревожилась, зафыркала, вскачь понеслась, но на этот раз она меня из седла скинула, дальше сама по себе помчалась. Ударилась я оземь, на какое-то время отключилась. А когда очнулась, голову приподняла, и объял меня ужас. Окружили меня недобрые огоньки. Ну, думаю, вот и конец пришёл - волки. Попыталась подняться - зарычали, а потом… залаяли, явно нервничая! Вот-вот кинутся. Тут вспомнила я про особенности поведения киргизских пастушьих собак. Это они меня в плен взяли и хозяина дожидаются, чтобы тот посмотрел - враг я или друг. От души у меня отлегло, и вскоре догадка подтвердилась. Пришла женщина, что-то строго сказала собакам, и они её послушались, вместе с нами к костру пошли… Киргизы - люди дружелюбные и гостеприимные. Накормили, напоили, а утром моя лошадь нашлась. Показали мне дорогу, и в свой лагерь вернулась я благополучно… Сейчас вот вспоминаю - как будто и не со мной было.

- А я вот думаю, современные бойцовские собаки ни меня, ни вас наверняка не пощадили бы, там же на месте и растерзали.

- Дело не в собаках, а в людях, которые их воспитывают. Раньше-то люди добрее были…

Космическая бочка

- О-от это техника! О-от это я понима-аю! - с хрипотцой от нахлынувших чувств протянул Ефимыч, мой сосед по огороду.

В вечерних летних сумерках он как призрак появился на своей "фазенде". Не столько посадки на грядках посторожить, сколько найти собеседника - "свежие уши". Уж очень ему хотелось поделиться какими-то сногсшибательными новостями. А тут - я.

Ты представляешь, стоит она как живая! - Ефимыч обеими руками словно обхватывает что-то объёмное, указав в сторону пустой ржавой бочки, стоящей у забора. - А до неё, может, тыща километров! О-от это прогресс!

Подожди, сосед, давай по порядку. При чём здесь бочка и вообще - что случилось?

Ефимыч поправил свой фирменный берет и постарался унять волнение.

Я же говорю, внук у меня технически продвинутый. С компьютером на "ты", днюет и ночует в интернете… Это мы с тобой торчим вечерами на огородах, а у них, молодых, свой подход… Пошукáл он в этом своём интернете - и, как думаешь, что нашёл?

Не томи, дед, бабу, что ли, голую? Так их там, в глобальной сети, навалом. Огород-то здесь при чём?

Какую бабу? Бочку! Вот её! - снова показывает на ту же неказистую ёмкость. - Фотоснимок из космоса! Со спутника! И бочку отлично видно, и этот мой домик, и даже твой сарай, хотя он и за забором! О-от это техника!

А что, и вправду круто. Слушай, так, может, взять это дело на вооружение? Представляешь, никуда и ходить не нужно. Сиди себе дома, следи за огородом через спутник! Воришка ещё только через твой дохленький забор ногу задирает, а ты уже на мониторе его, голубчика, видишь. И принимаешь экстренные меры. Если даже и не на месте преступления, всё равно потом по фотографии найдёшь и предъявишь счёт!

Думал я уже насчёт этого. Жаль, не получится. Есть одна закавыка. Ты понимаешь, на дворе-то сейчас лето, а снимок в интернете почему-то зимний. Вот всё на месте: бочка, домик, сарай твой, а кругом белым-бело - снег лежит. Ну, если этот спутник только к лету присылает зимние снимки - какая уж тут оперативность… За это время, если не сторожить, ничего не останется на огороде!

На том мы с Ефимычем и порешили: пусть технический прогресс разовьётся ещё малость, а мы пока посторожим урожай по старинке. Не помешало бы соседу, конечно, и внука время от времени приобщать. Да только едва ли получится - у молодых свои подходы!

Пришельцы

Григорьич - личность в нашем дворе заметная и известная. В прежнее время, когда его чаще называли Николаем Григорьевичем, был он известен и далеко за дворовыми пределами. Потому как в своём радиоэлектронном деле был он бог. В моря на научном судне ходил не раз, до сих пор про то вспоминает и то ли в шутку то ли всерьёз говорит, что у него в портах Сингапура и прочих экзотических стран наверняка уже давно детки подросли…

Теперь Григорьич - пенсионер. Попивающий, но вкуса к жизни и здравомыслия не растерявший. Ростом невелик, поджар. Вон он, в своей неизменной кепке а-ля Жириновский и, против обыкновения, почему-то не в замызганных джинсах, а в камуфляжном костюме, выбрит и… совершенно трезв! В таком вот виде выносит он под вечер мусор. А я возвращаюсь с огорода.

- Приветствую, Григорьич. Ну вот, приятно посмотреть на тебя. Вид что надо! Небось, дочь с материка проведать приехала или на танцы собрался?

- Да нет, просто пить устал. Скуш-шно. Теперь читаю. Всё, что дома есть. Чехова полное собрание сочинений, например. Уже до восьмого тома добрался…

- Хорошее дело, полезное. Раньше-то в каждом приличном доме своя библиотека имелась. Книги по блату, по знакомству доставали, на цену не смотрели. А сколько всяких газет и журналов народ выписывал - почтовые ящики от них ломились! Я мальчишкой, помню, научной фантастикой увлекался, её в разных журналах печатали. Мы с пацанами по прочтении друг дружке пересказывали… Казанцев, Ефремов, да много авторов было. Я уж не говорю о классиках - Станислав Лем, Алексей Толстой…

- О-о, фантастикой и я увлекался… Вычитал где-то про такую теорию, будто из космоса на Землю принесло зловредные семена и из-за этого произошло нашествие растений-монстров. Прочитал, а сам думаю - у нас-то на Сахалине эти самые монстры точно водятся! Вон они, возле домов всё заполонили!

При этом Григорьич будто съёжился и принялся почёсывать локти, а потом продолжил:

- Я про борщевик, вот эти трёхметровые дудки со здоровенными листьями и зонтиками наверху. С ним огородники пытаются бороться, ни черта не выходит. У борщевика корень толщиной с руку, семян немерено, всю округу засыпает. Ни химии не боится, ни косы, живуч, как дьявол. А главное - для людей опасен. Такие ожоги от его сока - ужас!

- И мне эта зараза знакома. Но я заметил, что не на всех людей сок борщевика действует. Моя жена, например, только мимо пройдёт, сладковато-приторный запах от него почувствует - и вот уже вся волдырями покрывается. А я, веришь, могу по пояс раздеться и косить его спокойно - не берёт!.. Избирательный такой гад…

- Э-э, ты не обольщайся. Нас в институте, где я работал, гоняли на заготовку силоса. Косили всё подряд, и борщевик тоже. И не брала меня эта нечисть так же, как и тебя, я только над другими подтрунивал. А прочитав ту фантастическую повесть, разозлился и решил борщевик возле лаборатории скосить. Ещё вслух говорю: "Ну, сейчас я тебе задам, гадость космическая!". И что ты думаешь? В тот же день всё тело было в ожогах! И до сих пор страдаю, заросли борщевика стараюсь обходить стороной. Как это объяснить? Самовнушение, наверное, виновато.

- Н-да, Григорьич. По твоей версии выходит - умели раньше писатели-фантасты творить. Наука и жизнь, теория и практика… Не то что сегодняшние авторы романов-фэнтези. Штампуют всё по одной схеме, ничего принципиально нового предложить не могут. Вот нашёлся бы какой фантаст, придумал бы, как тех самых монстров обратно в космос отправить! Глядишь, и огородник вздохнул бы полегче! Ты уж, Григорьич, лучше Чехова читай!

Подписаться на новости