Порокотан - деревня у большого озера. Сахалин.Инфо
30 мая 2024 Четверг, 02:23 SAKH
16+

Порокотан - деревня у большого озера

Туризм, Публикации, Общество, Южно-Сахалинск

Порокотан - деревня у большого озера.

Айны - неотъемлемая часть истории наших островов. Но, к сожалению, вживую с культурой этого уникального народа можно познакомиться только на Хоккайдо…

На завтрак собираемся к восьми часам. На входе в ресторан на первом этаже гостиницы "Саппоро" администратор улыбается в знак приветствия и провожает до свободного столика. Одна из членов нашей спортивной делегации пришла в тапочках, предназначенных для использования в номере. На входе ее вежливо отправляют сменить обувь.

Люди сами набирают еду в маленькие плошки, чашечки. Беру суп мисо, ветчину, немного салата и фруктов. Все свежее. Холодная вода, соки, молоко, чай и кофе.

Коджима-сан - изобретатель мини-волейбола - в приподнятом настроении. Он улыбается, приветствуя нас.

В глубине вестибюля уголок природы. Деревца и кустарник выдержаны в осенних тонах с маленьким каменным домиком - фонариком и небольшим водопадом.

Большой автобус у входа поглотил и нас, и сопровождающих, и бурятскую группу, а еще двух представителей Монголии. Они приехали из Улан-Батора, чтобы принять участие в юбилейных мероприятиях, посвященных 40-летию мини-волейбола и 10-летию сахалинско-хоккайдской дружбы по развитию этого вида спорта. Это господин Джамтс Самдандоржи - ректор монгольского института спорта и физкультуры, член Монгольского национального олимпийского комитета, и госпожа Ломбо Олзийхуугийн - менеджер спортивного центра. Мы обмениваемся визитками.

- Я много слышал о вас от Баира Найданова… Рад встрече, - говорит Самданджори.

Баир Найданов - зав. кафедрой менеджмента и спортивного туризма Бурятского государственного университета им. Д.Банзарова, кандидат педагогических наук. Когда я приезжал в 1995 году на Байкал для участия в конференции, он был еще совсем молодым человеком. Два года назад мы встретились на международном симпозиуме в Санкт-Петребург "Человек, спорт, здоровье", где договорились о поездке делегации университета на Хоккайдо.

Сегодня по моей просьбе мы едем в айнскую деревню Сираой.

Айны - коренные народы Японии. Их появление на японском архипелаге пока до конца неясно.

Ныне от этого народа остался лишь маленький осколок на Хоккайдо - самой северной префектуре Японии.

Экскурсовод Вошида-сан рассказывает об истории освоения Хоккайдо и о городе Саппоро. В настоящее время в Саппоро проживает 1 920 000 человек. Саппоро, Асахикава, Хакодате являются самыми крупными городами на острове.

Мы проезжаем насквозь мегаполис с современными жилыми комплексами, автострадами, парками. Движение, как по всей Японии, - левостороннее. В России это бы считалось ездой по встречной полосе и серьезным нарушением.

К слову, гастроли некогда популярной в России поп-группы "Тату" проходили в Японии с большим успехом под слоганом "200 по встречной".

Помимо Коджима и Ясуги с нами господа Одакири и Сато и еще два сопровождающих. Мы едем в юго-западном направлении. Реки похожи на сахалинские. Здесь также с началом нереста с Тихого океана поднимаются красная рыба.

Проезжаем город Читосе, где находится крупный аэропорт, принимающий самолеты со всего мира, и куда два раза в неделю совершают рейсы из Южно-Сахалинса самолеты авиакомпании "Сахалинские авиатрассы".

Отсюда рукой подать до деревни Порокотан. В переводе с айнского - "деревня, которая находится у большого озера".

Там расположен музейный комплекс и этнографическая деревня айнов. Озеро носит название Шитоцу. Раньше оно называлось Шикоцу и в переводе значило "озеро смерти". Почему оно так называлось, мне не удалось выяснить, нынешнее название, как отметила экскурсовод Вошида, очаровательно улыбнувшись, более благозвучное.

Баиру Найданову нравится японская девушка, и он пытается овладеть ее вниманием. Он взялся выяснить, какими блюдами Вошида любит готовить и угощать гостей. Та рассказывает о супе из китового мяса, которое недавно готовила, при этом отметила, что она делает это с друзьями и очень редко.

Европейцы, столкнувшиеся с айнами в XVII веке, были поражены их внешним видом. В отличие от людей монголоидной расы с желтой кожей, монгольской складкой века, редкими волосами на лице, айны обладали необыкновенно густыми волосами, покрывающим голову, носили огромную броду и усы, черты лица их были похожи на европейские. Несмотря на жизнь в суровом климате, летом айны, подобно жителям экваториальных стран, носили лишь набедренные повязки.

Айны резко отличались от соседних народов не только физическим обликом, но и своеобразным языком и многими чертами материальной и духовной культуры.

Одежду и обувь женщины шили из шкур морских и лесных животных, для праздничных халатов ткали материю из крапивы, а для повседневной - из луба вяза. Халаты украшали металлическими подвесками и аппликацией из цветной ткани вокруг ворота, по обшлагам рукавов и по подолу. Это, по воззрениям айнов, мешало воздействию злых духов на человека. Наголовные повязки шили из ткани или плели из стружек ивы.

Со стоянки мы входим на торговую площадь. Полукругом расположены сувенирные лавки. Айн в национальном костюме, сидя вытачивает специальным долотом полуметровую фигуру медведя.

Рядом лежат стружки. Они пахнут непревзойденным ароматом. Желающие могут купить за сто иен несколько стружек, уложенных в маленьком прозрачном пакетике. Женщина - айнка в белом фартуке - по хозяйски оглядывает лавку и всматривается в идущих мимо туристов.

За воротами, ведущими на территорию комплекса, сталкиваемся с огромной (возможно и из другого материала) скульптурой айнского старосты. Встречая нас смотрит сверху вниз на пришельцев из густой листвы деревьев. Возможно он отражает образ конкретного человека, которого мы не знаем, но человека влиятельного в таинственном айнском мире. Фигура высотой никак не меньше 8-9 метров.

Деревня расположена на берегу озера. Проходим вольеры, в которых размещены медведи. Три бедолаги среднего размера килограммов на 200-250 каждый. Сквозь двойное заграждение метровая наклонная труба небольшого диаметра, по которой можно спустить угощение, например печенье, прямо в рот медведя. С противоположной стороны в вольере добродушные собаки с белой шерстью. Их можно перегнувшись через ограждение погладить.

Посещение музея занимает около получаса. Здесь множество экспонатов, отражающих образ жизни, быт и промысловую деятельность айнов.

Ритуальный предмет "икунись" - палочка для жертвоприношений и питья, с помощью которой мужчины приподнимали усы во время ритуального употребления спиртных напитков. "Икунись" - посредники между людьми и духами, орнаментировались разными сюжетами, отражающими повседневную жизнь.

Обрядность айну сложна: особое место в ней отводится "инау". Представленные в экспозиции музея деревянные инау антропоморфны и украшены пучками длинных стружек. Ученые рассматривают инау как посредников, которые "помогают" айнам общаться с богами. Для ритуалов же изгнания злых духов использовались табак и курительные трубки.

В магазине сувениров приобретаю айнский музыкальный инструмент - назвать его затрудняюсь. Это деревянная узкая плашка с прорезью и тонким подвижным язычком, что-то вроде хомуса у якутов, бурятов, монголов. Держа плашку у рта, можно заставить ее издавать вибрирующие звуки, а при небольшой тренировке даже сложить незамысловатую мелодию.

Проходим небольшое входное помещение и попадаем в большое помещение, где вот-вот начнется театрализованное представление. На сцене расположен очаг, висят и стоят у стен предметы быта айнов. Над головою под самым крышей без потолка на вешалах висит, отливая коричневым блеском, кета. Свет приглушенный. Он попадает в узкое окно в стене. Несколько ламп освещают сцену искусственным светом.

Группа японцев уже расположилась на скамейках с двух сторон площадки, ожидая представления. Мы занимаем свободные места в предвкушении интересного зрелища.

Ведущий рассказывает историю айнов. Выделывает он это мастерски, его красноречие - результат постоянного упражнения. Весело, оживленно реагируют японцы.

- У айнов много богов: земля, деревья, птицы, кастрюля -везде живут боги. Например, бог живущий под лопухом. С ними надо дружить, чтобы получить удачу в промысле избежать несчастий…

Все это сопровождается пантомимой.

Ящики у стены дома, поставленные один на другой, с орнаментом для хранения вещей.

- В них можно похоронить вещи, - переводит Ясуги вслед за рассказчиком.

Я объясняю, чем отличаются слова "хранить" и "похоронить", и она тут же поправляется.

Светлокожие бородатые мужчины айны и женщины с татуировкой вокруг рта и на руках были воинственным народом. Их основное вооружение - мечи, тяжелые боевые колотушки с острыми шипами, лук и стрелы.

Ведущий рассказывает о цветочках, яд которых айны использовали для покрытия стрел. И, к слову, эти стрелы очень донимали и первые японские военные отряды, затем и купеческие экспедиции, которые появились на Хоккайдо в середине 19 века, продвигая свое влияние на север.

Он рассказал о том, что рыбу, которую мы видим под крышей дома, можно купить за отдельную плату и что из кожи лосося шили одежду и сапоги.

- Когда их сушили, шел сильный запах, а кошки могли съесть сапоги, если их не поберечь…

Показывает вышитый на полотне портрет айнской женщины с татуировкой вокруг рта. По татуировке можно было узнать о происхождении женщины и ее возрасте. С возрастом татуировка становилась гуще и витиеватее.

- В национальной одежде я не хожу целый день. Только на работе. А работаю я с 9:00 до 17 часов…

Он уходит за сцену. Вместе с тем на ней разворачивается новое представление. Айнка с маленькой деревянной люлькой, что-то среднее между блюдом и саночками, и муляжом ребенка, завернутого в цветное плотно. Поет протяжную айнскую песню.

Затем появляется группа танцоров, они выполняют круговой танец: то сходясь вместе вокруг очага, то постукивая над головой небольшими палками крест-накрест. Танцы - это путь к богам, которые окружают человека, форма обращения с ними.

Представление продолжается около тридцати минут. Затем мы отправляемся осмотреть территорию. Время посещения заканчивается, и я спешу запечатлеть панораму поселка.

Жилища, святилище. Причал для лодок, деревянные скульптуры медведей… Во всем чистота, гармония с природой, четкость линий.

Сато-сан машет нам, чтобы поторопить нас, и улыбается, понимая, как это трудно. Вновь идем мимо фигуры громадного айнского старосты и лезем в автобус.

Мы вновь отправляемся в Саппоро.

Петр Пасюков, профессор СахГУ.

Подписаться на новости