16+

Особенности осеннего пленэра

Публикации, Общество, Южно-Сахалинск, Корсаков, Холмск

Золотая осень на Сахалине скоротечна. Всего какие-то две недели до первых штормовых порывов ветра, которые безжалостно срывают с деревьев последние пестрые "одежды". Зато краски в это время года безумно яркие, а на Сахалине они яркие особенно. Вот и спешат фотографы на пленэр, торопятся запечатлеть "пышное природы увяданье".

Лебяжье озеро

Ночью выпал первый снег. Деревья еще не сбросили листву, а им уже пришлось познакомиться со снегом. Испугавшись непогоды, сильно далеко в эти выходные мы с Игорем Савушкиным решили не забираться, а поехали на озеро Птичье. Игорь приехал на Сахалин из Владивостока на собственной машине и теперь каждые выходные торопился увидеть на острове как можно больше новых мест. Уже за поселком Дачным от снежного покрывала не осталось и следа. От Новиковского угольного карьера, впрочем, тоже мало что осталось. Только заполненные водой выработки и административное здание с выбитыми стеклами. Спустились в верховья речки Черной, там и началась экстремальная часть нашего путешествия. На протяжении трех километров до озера Птичьего проселочная дорога состояла из непрерывной череды заполненных коричневой водой луж. До озера я насчитал их более восьмидесяти. Проехали четвертую часть пути, дальше мерить глубину в лужах надоело. Да, и перспектива застрять здесь, на ночь глядя, тоже не радовала. Оставили машину возле дороги, и пошли пешком.

У реки встретили мужичка в очках, знатока местных дорог. "На Птичьем делать нечего без лодки и без сетки" - начал он то ли убеждать нас, то ли оправдывать свое бездействие посреди богатырских луж. Ни лодки, ни сетки у нас не было, и в его глазах мы явно выглядели неполноценными. "Я сам в первый раз надевал резиновые штаны и все лужи промерял, прежде чем ехать", - продолжал он между тем. Но составлять лоцию местных луж нам не хотелось - "Долго все это, времени нет". "В первый раз всегда долго - крикнул нам вдогонку мужичок, - А в последней луже, там воды вот так". При этом он резанул себя рукой где-то под мышками.

Вскоре подошли к ветреному Птичьему озеру. Народу там оказалось немало, но охота и рыбалка ни у кого почему-то не ладились. Кто-то упустил своих гончих псов, у других унесло ветром лодку, третьи умудрились потерять на этих просторах товарища. И теперь все дружно предавались употреблению алкоголя или по очереди подъезжали к нам озабоченные поисками. Нас же интересовало другое. Долго мы искали хорошую точку съемки. В конце концов, поднялись на крутую сопочку, немного прошли по склонам, заросшим поникшими папоротниками. Внизу, словно бирюза в золотой оправе из осенних листьев, лежало Лебяжье озеро. Освещенные солнечными лучами вспыхивали яркими фонариками на фоне темного неба одетые в яркую листву деревья. Крутые, частично заросшие лесом, изрезанные бухтами (некоторые из них похожи на норвежские фьорды) и распадками берега, пронзительные краски осени, что может быть прекраснее…

Но чего-то в этой осенней пасторали явно не хватало. Не хватало контраста. А причина тому - облачная дымка на небе. Она приглушает краски, не дает им по-настоящему проявить себя в осенней палитре. И в следующие выходные мы решили вновь собраться в дорогу.

Лебяжье озеро
Лебяжье озеро

Замок Тамары

При японцах вдоль таежной реки Фирсовки шла узкоколейная железная дорога, по которой вывозили лес. Нынешняя дорога от станции Фирсово проложена по ее траектории. Через час она вывела к бетонной забойке рыборазводного завода, перегораживающей русло реки, и вскоре перешла в тропу. Выше по течению реки сохранились быки старого железнодорожного моста, из левого берега торчат рельсы старой узкоколейки.

На Фирсовке я оказался не случайно. После 20-летнего перерыва вновь захотелось увидеть Замок Тамары - мощное скальное обнажение на правом берегу реки. Находится оно в 100 метрах выше впадения в Фирсовку маленького ручейка Подгорного в пяти километрах от станции. Обнажение настолько контрастно выделяется на фоне окружающих его заросших лесом плавных берегов, что воспринимается как отдельная гигантская скала. За счет разного цвета слагающих ее слоистых пород, скала кажется разбитой на гигантские коричневые блоки, словно сработанные где-нибудь в Южной Америке. А все сооружение предстает в виде сказочного гигантского замка царицы Тамары, массивностью же своей и мощными стенами напоминает, пожалуй, еще и знаменитый дворец-резиденцию далай-ламы Поталу в столице Тибета - Лхасе. Его разбитые трещинами отвесные скалы облюбовали для своих гнезд белопоясничные стрижи. С противоположного берега реки открывается вид на парящую вдалеке над Фирсовкой гору Рудановского - главную вершину хребта Шренка.

Замок Тамары на Фирсовке
Замок Тамары на Фирсовке
Река Фирсовка
Река Фирсовка

На свидание с Шуйским водопадом

Прогноз погоды на выходные неважный, тем не менее отправились в пятницу с Игорем Савушкиным и Володей Сучковым на Шуйский водопад. Расчет был на то, что до циклона мы сумеем добраться до водопада, а обратно можно будет вернуться и под дождем. Поэтому казалось, что больших сложностей этот трехдневный поход не вызовет. Доехали до Чехова, перекусили, оставили машину возле дома местного охотника и отправились вверх по реке Чеховке. За водозаборной станцией дорога проходит под красноватыми обрывами. Когда-то здесь был брод, но потом река отступила - пошла по новому руслу. Вскоре - первый брод на левый, а за ним практически сразу - на правый берег. Глубина немного выше колена, течение быстрое. Выше береговые обрывы то и дело стали вплотную подходить к реке, и пересекать ее русло нам пришлось значительно чаще.

Вверх по Чеховке
Вверх по Чеховке

За устьем Ковровки по берегам Чеховки стали встречаться высохшие цветоносы лилии Глена. Из некоторых ее сухих коробочек еще не успели полностью высыпаться семена. Это очень ценная находка, лилия Глена включена в Красную книгу Росиии, а севернее поселка Правда это растение по западному побережью почти никто не находил. Каждое новое место произрастания лилии представляет определенную ценность для формирования наших представлений о распространении этого редкого растения. По-видимому, здесь она встречается только в стороне от моря, на расстоянии 14-20 км от побережья. Вокруг лиственный лес - ивы, мощные ильмы и ольха. К вечеру прошли мимо реки Пучинки - очередного левого притока Чеховки. Вскоре за ней и заночевали в уютном хвойном лесу на правом берегу речки. За весь день нам пришлось перейти через нее 42 раза.

Вечером Игорь рассказал, как он пришел в туризм: "Я раньше овощ был. А здесь женился, приехали во Владивосток. Жена говорит "Надо здоровый образ жизни вести". Стали на платные экскурсии ездить. Показалось мало. Посмотрел сайты всех местных приморских туристов. Стал ходить в походы. Жена жалобно так говорит: "Может, хватит уже?" Я говорю: "Хорошо, тогда покупаем спиртного и гуляем на полную…" - "Нет, тогда лучше иди в поход". После такого откровенного признания я подумал, что где-то внутри у него всегда был интерес к туризму, к природе. Но до какого-то момента дремал, не проявлялся. Нужен был толчок, катализатор, новый взгляд на окружающий тебя мир. Иногда, для того чтобы понять самого себя, перед глазами не хватает живого примера, учителя.

На следующий день покидаем место ночевки в утренних сумерках. В 3 километрах от лагеря в Чеховку под острым углом впадает речка Китай, с двух сторон ее русло сжато скалами, ниже реку перегораживает порог. Немного выше нашли четыре японские бутылки из темного стекла. Они пролежали здесь более 60 лет и выглядят как новые. Видимо, раньше здесь находился японский поселок. Недалеко отсюда реку перегораживает 1,5-метровый водопад. Он падает вниз двумя равноценными потоками. В 300 м выше река прыгает со второго более высокого 4-метрового водопадного уступа. Водопад обходим по террасам правого берега, на подъеме натянута веревка. До впадения в Чеховку ее левого притока - реки Русской нам пришлось переходить с берега на берег 78 раз. Дальше пройденные броды считать перестал. Выше Русской долина Чеховки довольно однообразная без выходов скал. Только через два с половиной часа реку перегораживает 3-метровый водопад. Еще метров через триста в нее с 4-метрового уступа падает небольшой правый приток. Сразу за ним впереди виден Шуйский водопад. До него примерно 200 м. Перед водопадом - 50 м подъема по крутопадающему среди крупных камней руслу реки. К Шуйскому подошли к часу дня, ниже водопада высота около 400 м над уровнем моря. Долина реки здесь настолько узкая, что выдать координаты спутниковый навигатор отказался, вертикальные стены ущелья заслонили спутники, и координаты места я смог взять только в 450 м ниже. Удалось измерить высоту обоих водопадов (здесь двумя вертикальными потоками падают вниз Чеховка и ее правый приток). У правого водопада (Чеховка) она оказалась 27 м, у левого - около 36 м.

После чая, согретого на газовой плитке, тронулись обратно. Задерживаться здесь дольше не имело смысла. Впереди слишком уж отчетливо замаячил призрак холодной ночевки. Для того чтобы засветло вернуться в лагерь, нам не хватало одного часа. На этот случай у нас были с собой налобные фонарики. Но переходить реку с фонариками и искать в хвойном лесу палатку при том, что светит он не дальше, чем на три метра, врагу не пожелаешь. А тут еще и холодный дождь пошел. Но на обратном пути удалось срезать мощную петлю Чеховки ниже реки Застольной, для чего по тропе поднялись на высокую речную террасу. Выход на тропу был помечен двойной зарубкой. Благодаря этому в лагерь прибыли засветло и устроили небольшой праздник под усиливающимся дождем.

На Шуйском водопаде
На Шуйском водопаде

Жестокие броды

Всю ночь нашу палатку полоскал холодный осенний дождь. Утром он прекратился. Сходил за водой и не узнал реку. На смену прозрачным и мелким водам Чеховки пришли темные и бездонные воды какой-то другой, незнакомой реки. Было ясно, что впереди нас ждут тяжелые испытания, но их масштабы еще не были до конца понятны. На первой же переправе через реку болотные сапоги залила холодная как снег вода. Впереди были новые броды и единственное, что было можно сделать в этот момент для облегчения наших страданий, это вылить воду из сапог. Какой-то брод нам удалось пройти не замочив ног, но ниже они становились все глубже и глубже, а речная струя все сильнее и яростнее. Но самым неприятным в данной ситуации оказалось то, что потемневшая за ночь вода скрыла от нас дно и определить правильную траекторию движения при переправе стало делом почти невозможным. Вскоре за лагерем мы срезали по тропе петлю Чеховки. Дальше тропа полезла наверх и мы, было, решили, что она так верхом и пойдет по правому берегу. Но она вывела нас к охотничьему зимовью. Оно оказалось за второй излучиной над тем местом, где на карте обозначен уже несуществующий лесоучасток Медвежье. Позже я понял, что здесь надо было подняться вверх и перевалить на параллельную Чеховке, более мелкую речку, Рудановского, которая также впадает в Татарский пролив в Чехове, в каком-нибудь километре к северу от нашей реки. Но все мы хороши задним умом, а тогда казалось, что все обойдется. Дальше стали по возможности стараться избегать бродов, поднимаясь вверх и где можно, обходя прижимы по склонам. Так, не заметив, миновали реку Крестьянку. За ней броды стали еще глубже. В какой-то момент мы глубоко окунулись по пояс, в другом месте вода достигла груди, затопив, лежащий в грудном кармане GPS. "Рывок!" прохрипел в этот момент Володя Сучков. До берега было недалеко, и мы благополучно выползли на него. Дальше каждый брод был похож на последний в нашей жизни. Мы переправлялись через обезумевшую реку стенкой - положив друг другу руки на плечи, но кого-то в этой цепи непременно сбивала яростная атака реки, она пыталась увлечь за собой и остальных. Один раз течение сбило с ног и попыталось увлечь за собой Игоря, но его руки были намертво сцеплены с руками Володи Сучкова. В другой - течение потащило Игоря и Володю в мою сторону, и мне пришлось встать по диагонали и подпереть что было силы, стоявших на нетвердых ногах товарищей.

После очередного аварийного брода, вновь полезли высоко вверх, обходя скальное обнажение на берегу. В результате поднялись почти на двести метров над рекой. Наверху появилась связь с внешним миром, и у меня в рюкзаке затренькал сотовый телефон. Это звонила жена, но там внизу нас дожидался последний брод. Он словно чистилище отделял нас от цивилизации, и трубку я доставать не стал. Брод этот точечный. Дорога здесь переходит на косу левого берега и сразу же опять возвращается на правый. На спуске мы промахнулись и вышли к реке в 150 м ближе к Чехову. Пришлось снова лезть по скалам, а под конец подниматься на 5-6 м вверх и вместе с рюкзаком балансировать над речным омутом - держась за кусты облезать по вертикальной стенке отвесную скалу. Но вот мы у брода. Перекрестились, мысленно попрощались, положили руки друг другу на плечи и пошли. Переправа далась удивительно легко, внизу были мелкие камни, течение нас не сбивало, а лишь легко подталкивало вперед. Болотники мы конечно замочили, но обошлось без более радикальных водных процедур. Отжавшись, побрели в сторону Чехова.

К машине вышли уже в полной темноте. Муж хозяйки оказался охотником. Сказал, что зимовье, которое мы видели, он поставил еще в 1991 г. Что от Чехова есть тракторная дорога на Десну, Найбу и дальше до Быкова. За зиму он добывает 35 соболей. А принимают их у него в "Ханте" за ничтожные 500 рублей за шкурку. Столько мне иногда платят за одну напечатанную фотографию. Купили три бутылки молока, заплатили за постой машины. Когда ехали обратно, раззадорившееся море перехлестывало через брекватер, время от времени обдавая машину своими солеными брызгами. Но нас это не напугало, свою порцию адреналина мы сегодня уже получили. В темноте успешно преодолели опасный Чеховский перевал. Там без всякого ограждения на протяжении километра в скалах вырублена полка, как в Гималаях горная тропа. К своему дому в Южно-Сахалинске я подъехал в полночь.

Метаморфозы поздней осени

Сахалинская осень - это не только осень золотая. Это еще дожди и ветры, срывающие с деревьев последние праздничные наряды. В этой погодной круговерти всегда с нетерпением ждешь последнего аккорда осени - первого снега. Сначала он серебрит верхушки гор. Когда через пару недель снег приходит в долины, мир преображается, словно на негативной пленке. Еще вчера бывшая светлой вода становится пронзительно темной, а темные склоны - девственно белыми. А сколь необычно выглядит присыпанный снежной крупой вечнозеленый бамбук или ярко красные гроздья рябины.. Происходящие в это время в природе метаморфозы дают удивительную пищу для фотографии, заставляя забыть о том, что "мир устроен буднично и мудро".

Калина
Калина
Лимонник - ягода пяти вкусов
Лимонник - ягода пяти вкусов
Рябина
Рябина
Японская зарянка
Японская зарянка

Первый снег подчеркивает ранее не замеченные черты местности, создает удивительные графические этюды. А появляющийся на речках и ручьях прозрачный искрящийся лед еще полон энергии бегущей воды. Любая сахалинская речка в это время становится по-своему неповторимой. Живописны в это время года узкая долина Марковки, верховья Комиссаровки, узкое ущелье ручья Озерного на пути к Колдовскому озеру. Привлекательны и верховья Сусуи, выше поселка Синегорска. Причем развалины японских и российских мостов и построек порой очень органично дополняют местный необычный пейзаж.

Поникло последнее сахалинское крупнотравьяе, в верховьях рек обнажились белые струи водопадов. Но далекие походы в это время, когда солнечную погоду быстро сменяют холодные струи дождя и мокрый снег, непросты. Поэтому, чтобы не стать жертвой очередного циклона в межсезонье лучше ограничиться однодневными экскурсиями. Или заблаговременно продумать возможные варианты отступления. Обычно осенние походы я планирую в тех местах, где возможны непредвиденные ночевки в лесных избушках. Одна из них - зимовье синегорского охотника Евгения Жукова находится в окрестностях безлюдного Колдовского озера. Путь туда нелегок. Зато жарко натопленная печка сводит все издержки ненастья к минимуму.

В любом случае, отправляясь в путь, надо быть готовым к погодным метаморфозам и помимо резиновых сапог иметь в рюкзаке накидку от дождя с проклеенными швами или хорошую куртку из мембранной ткани. В отличие от обычных накидок и плащей такая одежда дышит и выводит пот. Также неплохо взять с собой миниатюрную газовую плитку, топор, турбозажигалку, свечку и сухое горючее. Все это необходимо для быстрейшего разведения костра даже в сложных метеоусловиях. Помимо карты и компаса желательно иметь спутниковый навигатор, что позволит быстро ориентироваться даже в незнакомой местности.

Андрей Клитин.

Фото автора.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp
Читать 37 комментариев на forum.sakh.com