19 октября 2018 Пятница, 23:34 SAKH
16+

Партизанский лагерь на Тунайче

Франтирер, Публикации, Общество, Корсаков

Итоги инвентаризации и паспортизации бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского в Корсаковском районе Сахалинской области (1987-2006 годы)

1.ВВЕДЕНИЕ

Остатки земляного редута и военного лагеря - бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда, и военный мемориальный комплекс с братскими могилами ополченцев и военнослужащих располагаются в устье р. Сережка в месте впадения её в лагуну Тунайча. Комплекс занимает уступы, площадку и юго-восточный скат аккумулятивной приозерной террасы с абсолютной высотой 1,8 метра. Посреди площадки проложена полевая дорога, идущая с севера на юг, используемая охотниками и рыбаками в период с апреля по декабрь. С севера комплекс ограничен границей темнохвойной тайги, с северо-востока, востока и востока-юго-востока, юго-востока и юга - низкой заболоченной поймой р. Сережка. С юго-юго-запада, в приустьевой части р. Сережка, низкую пойму пересекает земляная насыпь заброшенной гужевой дороги, выходящая к проезжей части полевой дороги. С юго-запада, запада и северо-запада комплекс ограничен песчано-галечниковым пляжем лагуны Тунайча. Остатки земляного редута и военного лагеря 2-го партизанского отряда занимают южную часть косы, мемориальный комплекс - северную часть косы.

Спецификой геолого-геоморфологического строения косы, затрудняющих использование миноискателя ИМП-6, является наличие маломощных ожелезненных кор-ортштайнов, сформированных на границе максимального и минимального уровней стояния грунтовых вод.

Особенностью геолого-гидрологического режима является подтопление грунтовыми водами в течение практически всего теплого времени года оборонительных сооружений бывшего укрепленного лагеря. Минимальный уровень грунтовых вод, позволяющий вести работы приходится на конец июля - первую декаду августа. В дальнейшем резко возрастает риск подтопления объектов исследования в случае выпадения обильных осадков.

Почвы бесструктурные, дерновые на четвертичных озерно-аллювиальных песчано-галечниковых смесях с четко выраженной гранулометрической сортировкой, нарушенной при строительстве оборонительных сооружений, артиллерийском обстреле, антропогенном пожаре и денудации косы, частично захоронивший тыловой шов озерно-речной террасы на востоке и северо-востоке. На остатках банкеток отчетливо выражен подзолистый процесс, в окопах нижнего огневого яруса - глеевый.

Господствующим типом растительности является южная темнохвойная тайга с примесью мелколиственных видов и кустарников (пихтово-елово-березово-боярышниково-рябиново-кустарниково-папоротниковая растительная ассоциация) с примесью реликтового тиса остроконечного на стадии возобновления. Индикативные функции на органику выполняют боярышник зеленомясный на глубину 1,2-1,4 м, шиповник морщинистый на глубину до 1,2 метра. Средний возраст крупных елей и пихт на территории бывшего военного лагеря составляет 85-100 лет, что в целом соответствует дате фиксированного катастрофического антропогенного воздействия (артиллерийский обстрел и пожар) на природный территориальный комплекс.

На территории бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда выявлено 2 землянки, остатки 12 шалашей и 1 палатки (под проезжей частью полевой дороги), 1 насыпной люнет, 1 комбинированное огневое сооружение с пандусом и обваловкой, 5 окопов на отделение и остатки банкеток двух насыпных ложементов, защищавших внутренний дворик лагеря с юго-востока и запада. Конструктивно такое сооружение близко к редуту и фактически является одним из позднейших сооружений такого типа на территории Российской Федерации.

Военный мемориал включает 9 братских могил, где погребены полные останки 65 мужчин и 1 женщины из состава 2-го партизанского отряда и 8 неполных останков, собранных в оборонительных и жилых сооружениях комплекса и на его территории. На центральном захоронении располагается 4 метровый православный крест, на остальных 8 уложены бетонные плиты с датами обнаружения и перезахоронения жертв войны. Мемориальный комплекс-захоронение жертв русско-японской войны 1904-1905 г. не имеет сравнимых аналогов на территории Дальневосточного федерального округа Российской Федерации, поскольку большая часть объектов такого рода рекультивирована в годы Советской власти под застройку (Владивосток, Хабаровск), а основные события русско-японской войны проходили на территории современной Китайской Народной республики, Республики Корея и акваториях Японского и Восточно-Китайского морей. Большинство памятников в европейской части Российской Федерации, за исключением захоронения участников русско-японской войны в месте их последующего проживания, являются кенотафами.

Комплекс разминирован членами МПГ "Франтирер" (ныне - ЮСМОО МПО "Франтирер") в октябре 1989 - мае 1990 года с использованием армейских миноискателей ИМП-6. Найденный в мае 1990 года на восточной границе комплекса неразорвавшийся 75-мм шрапнельный снаряд уничтожен выжиганием. В дальнейшем оборудование дистанционного зондирования использовалось в соответствии со схемой безопасности проведения работ.

Привязка компонентов комплекса проводилась инструментальными астрономическими методами в соответствии с рекомендациями и инструкциями ВАГО.

2. ОСОБЕННОСТИ И СПЕЦИФИКА ЭТАПОВ РАЗВЕДКИ И ФАКТИЧЕСКОГО НАЧАЛА РАБОТ НА ПОЗИЦИИ 2-го ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА: ПОИСК, ИЗВЛЕЧЕНИЕ И ПЕРЕЗАХОРОНЕНИЕ ОСТАНКОВ ПОГИБШИХ, РАЗМИНИРОВАНИЕ И ЭЛЕМЕНТЫ ИНВЕНТАРИЗАЦИИ

Фактически начало разведки района последнего боя и гибели 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского началось в июле 1987 года, когда группа студентов естественно-географического факультета Южно-Сахалинского государственного педагогического института в составе А.С. Челнокова и С.С. Рыжкова выехала в район южного берега лагуны Тунайча (Корсаковский район Сахалинской области).

Помощь оборудованием оказала инженерная служба штаба армии, транспорт предоставило руководство Южно-Сахалинской ТЭЦ-1 на основании письма областного комитета ВЛКСМ. Местом проживания стала база рыбаков и охотников "Свободное", в дальнейшем переданная на безвозмездной основе в промежутки между охотничьими сезонами на основании решения Правления Сахалинского областного добровольного общества охотников и рыболовов (Председатель И.П. Бояркин, член Правления С.Н. Сафронов). Транспортное содействие оказывало также Корсаковское отделение Сахалинского областного добровольного общества охотников и рыболовов (Председатель- В.М. Мельников). Методическую помощь на этапе развертывания работ оказывало Сахалинское отделение Географического Общества СССР.

Группой обследовано побережье от устья р. Ударница до устья р. Краба, окрестности озера Свободное. Проведена серия радиальных выходов вдоль рек Шпаковка, Нака, Восточная, Ударница к их истокам в отрогах Тонино-Анивского хребта. Выявлено два потенциальных района размещения лагеря - в районе к юго-востоку от устья р. Шпаковска и в устье р. Сережка. Эвакуирован на охотничью базу "Свободное", а в дальнейшем в Южно-Сахалинский государственный педагогический институт найденный на мелководье лагуны Тунайча японский гранитный триангуляционный знак. Среди находок - гвозди, гильзы от охотничьего оружия периода 40-60-х годов ХХ века и ряд предметов неясного функционального назначения. В середине 90-х годов они идентифицированы как огнепроводные трубки от 75-мм японского шрапнельного снаряда.

В июле-августе 1988 года группа в составе студентов А.С. Челнокова, А.А. Верещагина, Г.И. Жиденко, С.С. Рыжкова и А.В. Дашевским (группа "Поиск" ЮСГПИ) вела доразведку предполагаемой позиции в 500 метрах к юго-востоку от устья р. Шпаковска и частью сил проводила маршрутные исследования с выборочной шурфовкой в районе, примыкающему к устью р. Сережка. Доразведку осложняли специфика хозяйственного использования территории в период губернаторства Карафуто (котлованы от полуземлянок, хозяйственная утварь и т.п.) и советское время (фрагменты и детали технических устройств, обрывки стальных тросов, гильзы, утварь и т.п.), а также сравнительно невысокий уровень владения миноискателем ИМП-6 в неблагоприятных природно-климатических и геолого- гидрологических условиях. Тогда же мы оказали помощь группе подростков, оказавшихся в штормовых условиях в районе базы "Свободное". В дальнейшем эта группа детей работала вместе с нами и вошла в состав будущего объединения "Франтирер".

Объект культурного наследия- остатки русского земляного редута, военного лагеря с примыкающим военным мемориальным комплексом в устье р. Сережка на юго-восточном берегу лагуны Тунайча впервые идентифицирован А.А. Верещагиным, А.С. Челноковым и А.В. Дашевским в конце августа 1988 года в ходе очередной разведки на радиальном маршруте. Во время выхода в точку работ Александр Верещагин обнаружил странный фрагмент деформированной гильзы без дульца с русской маркировкой ФР -88 на донной части. В сентябре 1988 года она идентифицирована как стрелянная гильза от русской однозарядной винтовки Бердана № 2 образца 1870 года. Отчетливо понимая, что в одиночку нам с этим объектом не справится, мы решили объединить усилия с одноименной группой при СПТУ-1 (руководитель В.Я. Горобец) п. Новоалександровск, работавшей преимущественно по туристскому и археологическому направлениям. В интересах сохранения объекта от несанкционированных раскопок информация о нем в средства массовой информации по предложению В.Я. Горобца не направлялась.

Повторно объект осмотрен объединенными группами "Поиск" ЮСГПИ и "Поиск" СПТУ-1 в составе А.С. Челноков, Г.А. Макаров, В.Ф. Анкудинов и В.Я. Горобец в мае 1989 года. В ходе доразведки с использованием миноискателя ИМП-6 собраны стрелянные гильзы к винтовке Бердана № 2 образца 1870 года, фрагменты патронного цинка с оловянным клеймом Петербургского ружейно-патронного завода для патронов к винтовке Мосина образца 1891 года и обойма от винтовки Мосина.

В период с июня по начало сентября на территории бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда работала объединенная экспедиция в составе группы "Поиск" ЮСГПИ (руководители Челноков А.С, Верещагин А.А., Анудинов В.Ф.), группы "Поиск" СПТУ-1 (руководитель В.Я. Горобец, консультант С.В. Горбунов) и подростковой группы "Слепиковский" (фактически -А.С. Челноков) ДК "Аэлита". В конце августа к объединенной экспедиции присоединился археолог С.В. Горбунов.

В июле-сентябре 1989 г. вскрыт 8-метровый левофланговый окоп нижнего огневого яруса, прикрывавший северо-восточные и восточные подступы к укрепленному лагерю партизанского отряда и обследован 10-метровый окоп северного фаса редута. Окоп на северном фасе было бы правильнее называть люнетом (в первоисточниках - ложемент), поскольку это было насыпное сооружение, в дальнейшем уничтоженное при артиллерийском обстреле с тыла и фланга. Характер расположения скоплений стрелянных гильз свидетельствует о том, что его гарнизон вел огонь в сторону поймы р. Сережка и в сторону озера Тунайча. Судя по количеству гильз, его численность не превышала 10-11 человек. Обломки патронных цинков были представлены незначительными фрагментами с нечитаемыми надписями. Короткий аппендикс связывал люнет с котлованом землянки. Часть банкетки и хода сообщения ложемента уходило под проезжую часть полевой дороги и в этом полевом сезоне нами не исследовались.

Принципиальная схема напластований в окопах и огневых сооружениях верхнего и нижнего огневого ярусов значительно отличалась по мощности и структуре как друг от друга, так и от селитебных компонентов-землянок и шалашей:

Слой 1: дерновый войлок с включениями углей (0-10 см), неразложившейся органики и артефактами подстилается гумусированной песчано-галечниковой смесью бурого цвета(10-60 см.). Слой выщелачивания (0-3 см.) характерен только для остатков брустверов и плечиков котлованов землянок. Для банкеток ложементов характерен слой слабопроницаемой охристой тонкодисперсной глины толщиной (1-2 см) непосредственно под дерновым войлоком и гумусовым горизонтом толщиной до 2 см.

Слой 2: крупнозернистый песок темно-серого цвета с прослоями мелкого галечника (40-80 см.). С глубины 70-80 см встречаются слабовыраженные ортштайны, мощностью 2-4 см, затрудняющие работу индукционной техники. В целом расположение этих ожелезненных кор совпадает с максимальным уровнем стояния грунтовых вод.

Слой 4: Среднезернистый песок серого цвета с прослоями (0,3-05 см) тонкодисперсных илов и суглинков, окрашенных с черный или темно-коричневый цвет.

Культурный слой в окопах нижнего огневого яруса представляет собой плотную черную или бурую массу с останками личного состава и артефактами.

Слой 5: Тонкодисперсные илы серого или сизого цвета с фрагментами неразложившихся стеблей болотной растительности.

Такая структура четвертичных отложений с характерной прямой гранулометрической сортировкой обломочного материала в целом характерная для озерно-аллювиальных отложений.

В промежутках между огневыми сооружениями верхнего и нижнего огневого ярусов слой 2 сформирован смытым материалом разрушенных насыпных брустверов. Здесь его мощность может составлять 90-110 см. Здесь могут встречаться прослои серого среднезернистого и мелкозернистого песка. Это свидетельствует о постепенном разрушении остатков брошенных оборонительных сооружений.

Оборонительные сооружения представляли собой заглубленные ложементы с насыпным бруствером из песчано-галечниковой смеси, обложенные дерном, с банкетками для стрелков и ходом сообщения выше человеческого роста. Ложементы не связаны между собой ходами сообщений и были приурочены к тыловым швам I-й озерно-речной террасы как со стороны лагуны Тунайча, так и со стороны низкой поймы р. Сережка.

Вторую линию обороны составляли ложементы второго огневого яруса, физиономически образующие оборонительный комплекс трапециевидной формы. Под защитой валов располагался лагерь из шалашей и нескольких палаток, а также полуземлянок хозяйственного назначения.

Из оборонительного сооружения нижнего огневого яруса северо-восточного и восточного фаса в этот же период извлечены и перезахоронены полные останки 33 человек и 1 неполные. Из них не более 10-12 человек составляли собственно гарнизон окопа. Положение тел остальных свидетельствовало о том, что их стаскивали и сбрасывали в окоп. Зафиксированы характерные повреждения от ударов прикладом по голове, пробоины от револьверных пуль. Характер формы одежды носил достаточно разнообразный характер- армейские гимнастерки и шаровары, гражданские пиджаки и брюки, каторжанские брезентовые куртки и шаровары, флотские бушлаты и брюки соседствовали с картузами и бескозырками каторжан. Только несколько пар сапог могли принадлежать военнослужащим Корсаковского резервного батальона, остальные свидетельствовали о том, что их владельцы являются ссыльпоселенцами и даже ссыльнокаторжными. Нижнее белье также было не уставным - стеклянные пуговицы были разного цвета-белого, черного, синего и голубого. Общим для личного состава, погибшего в ложементе нижнего огневого яруса, являлось наличие ополченческих крестов различной формы при полном отсутствии кокард армейского образца. Факты обнаружения сохранившихся винтовочных патронов носили единичный характер. Личные вещи, позволявшие идентифицировать владельца нами также не обнаружены.

Ряд находок- остатки погона с арабской цифрой 4, походная икона, сумка французского производства позводили В.Я. Горобцу утверждать, что найдены останки штабс-капитана Бронислава Владиславовича Гротто-Слепиковского.

Дно ложемента устилал достаточно толстый слой стрелянных гильз от винтовки Бердана № 2. Фактически, в ходе первого и последнего боя гарнизон окопа расстрелял по 80-90 патронов на каждого. Сколько-нибудь крупных скоплений гильз к винтовке Мосина или иных, свидетельствовавших о применении русскими партизанами крепостного пулемета мы также не обнаружили. Не обнаружили и стрелянных револьверных гильз к находившимся тогда на вооружении револьверам Смит и Вессон.

Параллельно мы начали разрабатывать один из двух котлованов, на бровке которого обнаружили археологически целый чугунный горшок. Фрагмент с клеймом завода-производителя отсутствовал. В дальнейшем мы законсервировали котлован до осени.

Основная масса находок (остатки сумки с заклепками "Paris", походная икона, горшок и т.п.) оказалась у В.Я. Горобца. В свою очередь, мы акцентировались на сохранении деталей амуниции (картуз, ремни, пряжки и бляхи), имеющие в той или иной степени индикативный характер, поскольку профессиональные археологи не проявляли к ней профессионального интереса.

На заключительном этапе работ появился армейский мобильный бомбоискатель на шасси ЗиЛ-131. Одна работа саперов результатов не дала.

Власти Сахалинской области провели торжественную церемонию отпевания и захоронения останков погибших с привлечением воинов Корсаковского и Южно-Сахалинского гарнизонов и установили деревянный православный крест на месте перезахоронения.

3 сентября 1989 года на базе студенческой группы "Поиск" ЮСГПИ и подростковой группы "Слепиковский" клуба "Аэлита" на общем собрании сформирована молодежная поисковая группа "Франтирер" для ведения дальнейших исследований на территории бывшего укрепленного лагеря 2 -го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского.

В начале октября 1989 года в фонды Сахалинского областного краеведческого музея переданы имевшиеся в распоряжение МПГ "Франтирер" находки- шрапнельные пули, целые винтовочные боеприпасы, картуз ополченца с ополченческим крестом, сохранившийся ремень с бронзовой пряжкой и фрагменты высоких кожаных сапог. Часть из них была в очень плохом состоянии, поскольку в мае котлован землянки подтапливался талыми водами. Тоже самое происходило после выпадения ливневых осадков. Высокий уровень грунтовых вод держался благодаря приустьевой плотине на р. Сережка, и, значительно затруднял исследования оборонительных сооружений нижнего огневого яруса в теплое время года. Минимальный уровень грунтовых вод держался только в последнюю декаду июля - первую декаду августа. В дальнейшем экспозиция и фонды Сахалинского областного краеведческого музея пополнялись ежегодно. Такой подход позволил нам, с одной стороны, избежать нарушения законодательства, а с другой стороны, на основании устного соглашения с руководством СОКМ (директор В.М. Латышев) мы передавали находки и материалы после систематизации и описания.

Историки и археологи фактически сразу обвинили в разрушении "памятника истории и археологии". Обвинения мы отвергли, поскольку объект не прошел инвентаризацию и паспортизацию и не числился в списке охраняемых объектов, и подготовили тезисы о выделении в составе урочищ южного берега лагуны Тунайча беллигеративного антропогенного урочища, представив материал на ежегодной конференции Сахалинского отдела Географического Общества СССР. Так появилось новое направление наших исследований.

В октябре-ноябре 1989 года вскрыта полуземлянка, получившая наименование "медицинский котлован". Она имела два входа- один вел в центр северного ложемента верхнего огневого яруса, второй выходил на правый фланг этого сооружения. Найденные у входа небольшое скопление гильз и две обоймы к винтовке "Арисака" тип 27 и характер повреждений останков и деформированные 6,5-мм винтовочные пули, найденные миноискателями под останками, говорил о том, что личный состав в ней был добит выстрелами от входа. Бинты, сохранившиеся на останках, специальная посуда, оборудование и положение тел свидетельствовали и о том, что в землянке находились раненные. Из нее извлечены и перезахоронены полные останки 4 человек и 1 неполные.

Неполные останки ополченца - две бедренные кости с остатками кожаных сапог, раздробленные кости таза с кусками широкого брезентового ремня, фрагменты мозгового черепа, несколько зубов и два ребра, - располагались у входа в землянку. Часть костей повреждена соболем и мышевидными грызунами. Среди останков находилось не менее 10 свинцовых шрапнельных пуль, выше по бровке хода сообщения- дистанционная трубка, установленная "на контакт", и вышибная диафрагма 75-мм японского шрапнельного снаряда. Ничего, указывающего на личность погибшего под телом и в радиусе 5 метров не обнаружено. Характер повреждений останков свидетельствует о прямом попадании шрапнельного снаряда в ход сообщения и дальнейшем растаскивании их соболем и, возможно, медведем.

Следующий ополченец лежал на боку на подстилке из грубого рядна поверх остатков осоки, закрытый фрагментарно сохранившейся армейской шинелью без знаков различия. Пуговицы на шинели - цельнолитые бронзовые позолоченные с императорской короной на аверсе и маркировкой магазина Б. Бух в Санкт-Петербурге, - были обшиты защитной тканью. Обувь на ногах отсутствовала, гимнастерки или куртки также не было. На верхней части туловища и черепе сохранились остатки бинтов. Проникающие ранения в голову отсутствовали, а характер повреждений ребер скорее свидетельствовал о ранении в грудь. Более точно характер ранения определить не представлялось возможным. Ничего указывающего на личность погибшего нами не обнаружено. У изголовья стояла целая фарфоровая чашка производство завода в Дулево подглазурно-надглазурным клеймом, данным золотистой краской поверх подглазурной марки. Здесь же находилась расколотая суповая фаянсовая тарелка британского производства и плохо сохранившиеся фрагменты брезентовой сумки со стальными стяжными пряжками, с эбонитовым составным фонендоскопом и несколькими небольшими медицинскими пузырьками внутри. Какие-либо личные вещи, кроме посуды, у погибшего отсутствовали. Просеивание земли под останками позволило обнаружить деформированную 6,5-мм пулю к патрону винтовки "Арисака" тип 27.

Правда, мы после этого случая никогда не встречали в экипировке ополченцев 4-й дружины пуговиц с императорской короной. Как правило, это были позолоченные бронзовые или медные пуговицы с двуглавым орлом или якорем, или накладные медные с якорем на флотских бушлатах ссыльнопоселенцев.

С северной стороны располагались останки двух ополченцев на подстилках, закрытых кожаными попонами. Ближе к входу лежал ополченец в морском бушлате и брюках без обуви. У изголовья находилась деревянная чернолаковая айнская чаша-хиро, декорированная росписью красным лаком с изображением листьев клевера. В карманах брюк погибшего находился эбонитовый мундштук. Пуговицы с морской символикой имели клеймо фабрики Копейкина в г. Санкт-Петербуге. Характер прижизненных повреждений и наличие остатков бинтов позволял предположить ранение в правую сторону груди. Просеивание земли под телом дало результат -на уровне живота обнаружена деформированная японская винтовочная пуля.

Наличие двух путях обойм и 6 стрелянных гильз свидетельствует о том, что огонь в упор от входа в полуземлянку вели два человека.

Рядом с ним- рослый человек в пиджаке с набивными плечами и шароварах. В изголовье- остатки картуза с лакированным козырьком. Характер вероятных повреждений -ранение в голову.

В ногах, у остатков перебитой опорной жерди с сильно коррозированными крючками - небольшой коричневый глазурованный горшок, разбитый при падении опоры.

Четвертый практически свисал головой вниз из выхода в полуземлянку, ведущего на правый фланг. На ногах сохранились остатки грубых брезентовых сапог. Брюки с тонким брезентовым поясным ремнем и куртка -темного цвета. В карманах -5 10,67-мм патронов пачкой в вощеной бумаге к винтовке Бердана № 2. Пыж патронов -бумага белого цвета.

Такое обилие морской формы смущало и порождало массу домыслов у членов поисковой группы до тех пор, пока мы не выяснили одну пикантную деталь: на рабочей одежде ссыльнокаторжных неплохо наживалось тюремное начальство. По договоренности с флотом окружные надзиратели получали бушлаты и брюки второго и третьего срока бесплатно, а арестантские брезентовые костюмы продавались на рыбные промыслы Семенова и Демби. На чем, собственно, и погорел надзиратель Корсаковского округа майор Владимир Соловьев, в чью честь носят названия поселок Соловьёвка и пригород Южно-Сахалинска Владимировка.

Они были перезахоронены слева от большой братской могилы. Параллельно проводилось обследование территории комплекса с целью поиска взрывоопасных предметов - неразорвавшихся снарядов полевой и морской артиллерии.

С высокой степенью вероятности это был личный состав, получивший ранения в ходе первого боя с японским т.н. полубатальоном 1 августа 1905 года. Общее число раненных тогда достигало 10 человек, при этом источники не упоминают, сколько человек осталось в живых к 9 августа 1905 года.

Достаточно интересной оказалась находка в трех метрах строго к востоку от входа в полуземлянку, фактически на бруствере находящегося под проезжей частью полевой дороги правофлангового ложемента верхнего огневого яруса. На обочине и частично в кювете нашли крупный фрагмент армейской шинели, с сохранившимися петлицами красного цвета и пришитыми к ним пуговицами. Сохранились и позолоченные бронзовые пуговицы магазина офицерских вещей Бух в Санкт-Петербурге с изображением двуглавого орла. Рядом с шинелью, разбросанные на площади 1,75 х 2,15 м находились разбитые прямым попаданием треугольной формы осколка позолоченные часы. Часовой механизм, крышка и стекло были буквально навылет пробиты этим осколком, находившемся тут же. Осколок был достаточно тяжелым и относился к нижней части 75-мм шрапнельного снаряда, где наличествует установочный прилив под вышибную диафрагму. Удалось найти обе крышки часов, деформированный корпус, детали часового механизма и детали стекла. Здесь же нашли несколько осколков оптического стекла.

Штабс-капитану Брониславу Владиславовичу Гротто-Слепиковскому ещё во время учебы в Виленском юнкерском училище прописали носить очки… Поэтому с высокой степенью вероятности можем привязать место смертельного ранения командира партизанского отряда. Вместе с ним погибли 4 дружинников, находившихся рядом.

В середине ноября 1989 г. силами МПГ "Франтирер" была проведена буссольная съемка территории бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда.

Зимне-весенний период 1989-1990 года использовался для сколачивания и переподготовки нового подразделения с широким использованием методик естественнонаучного характера.

В мае 1990 г. работы на территории бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда были продолжены силами малой группы в составе А.С. Челноков и Сергей Подземельных. Общая площадь жилого сооружения - "медицинской землянки",- по результатам обмера составила 5 х 4 м.. Завершены работы на "медицинской землянке". Находки осени 1989 года дополнили большой стерилизатор с крышкой, сапожный молоток, 6 жестяных котелков с дужками, по форме напоминающие формы для выпечки куличей. Уточнили расположение опорных столбов и жердей крыши. Сооружение было достаточно легким, и судя по всему, его защищал со стороны озера невысокий насыпной вал, укрепленный жердями. Кроме того, обследованы миноискателем ИМП-6 полоса шириной 3 метра вокруг котлована. Извлечены 4 дистанционные трубки от 75-мм шрапнельных снарядов, осколки шрапнельных стаканов, 2 вышибные диафрагмы, фрагменты дистанционных колец, привинтных головок и многочисленные шрапнельные пули. К сожалению нам тогда не удалось эвакуировать большую часть партизанских котелков- они буквально разваливались в руках. Мы ограничились обмером и зарисовкой. Остальные материалы после описания мы передали в фонды СОКМ.

Обе землянки на территории бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда построены по сходной технологии: прямоугольная яма глубиной 130-140 см с обваловкой, двускатная кровля из легких жердей с 1-2 опорами внутри жилища, короткий коридор. Функции дверей выполняла марля или тонкий брезент. Очаг внутри землянки отсутствовал. Крыша - из коры. В роли дополнительного изолятора -дерновый войлок. Характер находок свидетельствует скорее о хозяйственном использовании этих сооружений. Вероятно, в качестве складов. Прямого попадания, поставленного "на контакт" 75-мм или 65-мм шрапнельного снаряда такое сооружение не выдерживало и использоваться в качестве укрытия не могло.

В июне-июле 1990 г., действуя в полном составе, в 2 метрах к югу от уже рекультивированной землянки выявили еще одно дугообразное оборонительное сооружение с защитным валом по периметру и пандусом, обращенным в восток-юго-восток. В северной части дугообразного окопа найдены полные останки 8 мужчин и 1 женщины. И одни неполные, скорее всего принадлежавших останкам погибшего у входа в "медицинскую землянку" ополченца.

. Вскоре на бровке окопа обнаружили в дальнейшем ставшую типовой находку - россыпь из 8 стрелянных гильз и 2 пустые обоймы от магазинной винтовки "Арисака" тип 27, - японские пехотинцы добивали тяжелораненых по обыкновению стоя над окопом.

Остатки первого ополченца располагались на остатках защитного вала головой в окоп, лицом вниз. Из одежды сохранились подбитая ватой черная куртка и такие же черные штаны. Голненостоп правой ноги на останках отсутствовал. Рядом с головой остатки - смятого полусгнившего черного картуза с треснувшим лакированным козырьком и ополченческим крестом кустарного исполнения с креплениями-усиками. Брючной ремень -брезентовый с кустарной бронзовой пряжкой. Голова деформирована, с остатками прижизненных повреждений свода черепа. Под телом - деформированная 6,5-мм пуля

Ниже, в ходе сообщения - в позе эмбриона ещё один ополченец в каторжанском костюме: брезентовая бескозырка, грубая брезентовая куртка и брюки, короткие тяжелые сапоги. Единственным отличием от классичесчкой каторжанского комплекта был широкий брезентовый ремень с крупной самодельной бронзовой пряжкой, имевшей вмятину от японской пули. Патронов в двух патронных сумках не было. На теле- простой медный крест с ушком. В нагрудном кармане - кожаный портмоне на медной кнопке. В портмоне 3 -10 копеечные серебряные монеты и почерневшая почтовая марка неустановленного достоинства. Под телом-6,5-мм деформированная пуля от винтовки "Арисака".

Следующая пара погибших находилась в узкой части хода сообщения. Справа - останки рослого ополченца в длинной кавалерийской шинели с портупеей, армейских шароварах цвета морской волны и высоких кожаных сапогах с миниатюрными стяжными бронзовыми пряжками. Головной убор отсутствует. Под шинелью армейский китель с выцветшими погонами. На погонах металлизированные нашивки со стилизованным серебряным шитьем. Две "лычки". Младший унтер-офицер… В кармане - серебряные часы на витой цепочке с припаянным к верхней крышке серебряным знаком "За отличную стрельбу", кожаное портмоне с 5 медными достоинства 1, 2, 3 копейки и 6 серебряными монетами достоинством 10, 15, 50 копеек и рубль периодов правления Александра III и Николая II. Край корпуса и крышки пробит пулей. Стекло треснуло, но сохранилось. Циферблат, покрытый белой эмалью с нанесенными арабскими цифрами. Стрелки остановились на 11.30. Японская пуля, выпущенная из "Арисаки" в упор попала в край корпуса, пробила его на вылет и остановила механизм.

Слева - обладатель утепленного бушлата с почти пустым брезентовым патронташем. В нем - 15 - 10,67-мм патронов к однозарядной винтовке Бердана № 2 1870 года. Длинные кожаные сапоги. Шаровары. На голове - разновидность кубанки с нашитым ополченческим крестом. Крест грубо вырублен из толстого куска листовой бронзы, почти не обработан и пишит к головному убору суровыми нитками.

Судя по всему- из последнего набора в 4-ю партизанскую дружину. Ополченческих крестов на всех уже не хватало, на службу шли не только ссыльнопоселенцы, но ссыльнокаторжные. А ополченческий крест на шапке позволял не ломать оную перед проезжающим чиновником тюремного ведомства…

Теперь эти нитки покрылись толстым слоем окислов и сами как металл. Его идентифицировать сложнее, почти не возможно: находки носят типовой характер, ни монограммы, ни портсигара с надписью, ни вышитых инициалов, ни знаков различия. Ничего. Рядовой дружинник… Средних лет или чуть моложе - все зубы целы. А вот и деформированная 6,5-мм скругленная пуля…

Нам написали из Центрального архива Вооруженных Сил СССР "…списки отряда утрачены из-за гибели командира".

Следующая пара. Снова длинная кавалерийская шинель. Бронзовые пуговицы с двуглавым орлом обшиты тканью защитного цвета. Солдатский кожаный ремень с накладной бляхой: основа стальная, накладка- из листовой бронзы. Стальная часть коррозирована настолько, что не понятно, что на нем было проштамповано. Бронзовая сохранилась достаточно неплохо. Как и сама кожа. Крой и цвет шаровар иной, чем у младшего унтер-офицера. На голове обесцвеченный гуминовыми кислотами картуз с черным лакированным козырьком и остатками бинтов. Аккуратно выполненный ополченческий крест. Не пришитый суровыми нитками, а прикрепленный специальными припаянными бронзовыми усиками. В японском портмоне с тисненой хризантемой и надписью JAPAN - 3 серебряные 15-копечных монеты. И снова ничего, что указывало бы на личность погибшего. Ни патронташа, ни подсумков, ни патронов в карманах. И снова ничего, что могло бь указать на личность погибшего.

В составе 2-го партизанского отряда, помимо 4-й дружины было ещё и отделение конной разведки в составе 10 человек. Ни шашек, ни тесаков им не полагалось. А вот карабины Бердана на вооружении разведчиков вполне могли быть. Эта разведка добиралась с южного берега Тунайчи до нижнего течения р. Найба, пытаясь установить связь с другими партизанскими отрядами. Безуспешно. Во время одного из таких рейдов противник захватил в плен дружинника Залеваного. Пытаясь развязать ему язык, японцы прокололи ему бедро штыком и вводя штык в рану задавали вопросы. Потом заклеивали рану пластырем… А через некоторое время всё начиналось заново. Не добившись ничего, японцы казнили разведчика.

Дислокацию отряда на южном берегу озера Тунайча командованию 50-го пехотного полка выдали ссыльнопоселенцы Фомичев и Фролов.

Рядом ополченец в ситцевых брюках, кургузом пиджаке, коротких тяжелых арестантских сапогах. В голове - пулевое отверстие от винтовочной пули. Затылок отсутствует. Вместо портмоне- замшевый мешочек: шило, цыганская игла, дратва. Даже медного алтына нет. Остатки крестьянского колпака с ополченческим крестом нашли у правого плеча. Патронташ тоже пустой… И снова ничего, указывающего на личность погибшего

И снова в просеянном грунте - деформированные японские винтовочные пули.

Закончили расчищать шурф за два дня до отъезда. В ходе сообщения оставались личный состав- двое погибших. Но у нас уже практически заканчивались продукты, а карточная система не позволяла что-то пополнить в ближайших поселковых магазинах.

Приготовили могилу. Сходили на "Мышкаре"-"Чайке" к месту скопления гранитных монолитов. Трехкилевая короткая "чайка" великолепно всходила на волну и прекрасно управлялись. "Гипотенузу" от устья Шпаковки до района мыса Краба мы прошли за полтора часа. Грузили монолит "коромыслом": на дно накидали кучу спасательных жилетов, положили на транец крепкую доску, помогая себе жердями, затолкали камень. Дальше само пошло - только придерживай. Назад шли чуть дольше - бриз развел короткую, но крепкую волну.

Найденных бойцов похоронили справа от креста. Дно могилы выстелили еловыми лапами, склонили самодельный Андреевский флаг. Останки погибших загерметизировали и закрыли песчано-галечниковой смесью. По предварительным данным это были пожилой человек и подросток.

Перво-наперво, сдали в областной краеведческий музей найденные серебряные часы - все основания опасаться за состояние и сохранность этой ценной находки были на лицо. Туда же ушли и ополченческие кресты, шрапнель, часть дистанционных трубок, бронзовых и стальных привинтных головок, дистанционных колец от японских 75-мм шрапнельных снарядов. Иными словами всё, что носило, по нашему мнению, индикативный характер.

Стрелянные гильзы и обойма от винтовки "Арисака", деформированные винтовочные пули 6,5-мм под останками, положение части погибших и характер повреждений останков, экипировки свидетельствовали о том, что личный состав в сооружении был добит винтовочным огнем в упор сверху.

Во время второго экспедиционного выхода в сооружении мы продолжали расчистку останков пожилого ополченца и молодой женщины. Положение тела ополченца - на левом боку, на голове остатки бинтов, в правой стороне черепа крупный пролом эллипсовидной формы. Одежда - стеганная серая куртка, брезентовые брюки, высокие "охотничьи" сапоги со стяжками. На подошве правого сапога сохранился кусок смолы с прилипшими почерневшими иглами пихты сахалинской. Из экипировки- охотничий патронташ с четырьмя 10,67-мм патронами к винтовке Бердана № 2 образца 1870 года. Состояние зубов погибшего свидетельствовало о возрасте 45-50 лет. При просеивании земли под телом 6,5-мм пули мы не нашли.

Фактически положение тел на дне хода сообщения было "внахлест" - части тел, в основном ноги, - лежали друг на друге. Правда, их положение не свидетельствовало о том, что их стаскивали и сбрасывали в окоп. Скорее всего небольшой вал служил своеобразной защитой от 47-мм скорострельных корабельных и 75-мм снарядов полевых орудий с паровых барказов и японской артиллерийской позиции, развернутой на западной части Муравьевского перешейка Тонино-Анивского полуострова и накопителем для раненных.

Среди сборов - фрагменты шрапнельного стакана и дистанционного кольца, свидетельствующие о применении японцами десантного орудия калибра 63,5-65-мм.

Останки, расположенные рядом первоначально поставили нас в тупик - мы не фиксировали остатков одежды, а размеры скелета, на первый взгляд, могли принадлежать обнаженному подростку. Только окончательная расчистка останков позволила утверждать, что мы нашли молодую женщину. Тщательный осмотр и расчистка позволили обнаружить остатки удлиненного серого шерстяного платья с полотняным передником, нижней женской рубахи и фрагмент темно-русой косы. Там же, на верхней части тела сохранились остатки бинтов. На ногах и рядом - пара миниатюрных черных кожаных ботинок на невысоком каблуке с шнуровкой сзади. Из личных вещей - миниатюрный серебряный крестик на кожаном шнурке, у пояса -кожаный мешочек с швейными иглами и нитками, намотанными на сохранившиеся щепке.

Положение тела женщины и характер повреждений свидетельствовал о том, что она была погребена еще живой и пыталась выбраться из сооружения. Она, в отличие от остальных погибших лежала на животе, правая босая нога была согнута в колене, ботинок, ранее придавленный верхней частью тела ополченца в пиджаке, лежал в 10 сантиметрах от ступни. Правая рука находилась под головой, левая - вытянута вперед и упиралась кистью в стенку окопа. Состояние зубов позволяло предположить, что погибшей было лет 20-25.

Иными словами, её похоронили заживо - положение тела свидетельствовало о попытке тяжелораненой выбраться из засыпанного окопа.

В ряде источников упоминается тяжело раненная медсестра, оставшаяся вместе с остатками ополченцев - 22 уцелевших после артиллерийского обстрела и несколько раненных после отделения и эвакуации на японском паровом баркасе в сторону протоки раненного зауряд-прапорщика Горецкого и пятерых женщин. Одна из них, поселенка Матрена Пиченежская, после завершения русско-японской войны 1904-1905 гг. дала интервью корреспонденту газеты "Русский инвалид". Это проливало свет на историю боевых действий 2-го партизанского отряда, но судьба его бойцов и младшего командного состава, уцелевшего в последнем бою по прежнему оставалась загадкой.

И снова никаких зацепок, позволяющих установить личности погибших.

Они перезахоронены в двух могилах - северная 7 мужчин и южная -мужчина и женщина -справа от креста. Объект получил название "пулеметного редута" из-за характерной формы пандуса. Только внутри вала найдены 3 дистанционные трубки и не менее 50 шрапнельных пуль.

На границе леса, к северу от креста, найдены неполные останки ещё 1 человека.

С высокой вероятностью это были фрагменты ополченца, погибшего у входа в полуземлянку.

Одновременно велись работы на 2 окопах нижнего огневого яруса и практически размытых ложементах верхнего огневого яруса, обращенных фронтом на запад и северо-запад, т.е. на акваторию лагуны Тунайча. Из окопов, обращенных фронтом к акватории озера Тунайча извлечено 1020 стрелянных гильз от винтовки Бердана № 2. Металлические находки - латунные гильзы, стальные навесы и ручки от ящиков для хранения оружия, проволока и крючки, - сильно коррозированы, поскольку окоп нижнего огневого яруса фактически приурочен к тыловому шву пляжа и находки извлекались практически из-под воды. Исключение составил компас с надписью "Кольмар" с немагнитным бронзовым браслетом. Сохранность деревянных дождевых решеток на дне ложементов нижнего огневого яруса также была плохой. Часть находок мы отнесли к категории парадоксальных. Это в первую очередь, стандартные 10,67-мм патроны подвергшиеся переделке самими дружинниками. Среди них 2 патрона со сточенными скруглениями верхней части пули, патрон, с перевернутой навершием вниз и вставленной в дульце пулей, пуля с крестообразным пропилом.

Мы отнесли их к категории приспособленных для охоты на медведя боеприпасам винтовки Бердана № 2. Тем более, что биотопы-"владения" трех взрослых животных находились и сейчас находятся в непосредственной близости от бывшего партизанского лагеря.

Вторую группу составляли: обойма с пятью стрелянными гильзами от винтовки Арисака тип 27 с надетой на одну из них стрелянной гильзой от винтовки Бердана № 2, стрелянная гильза от винтовки Бердана № 2, надетая на стрелянную гильзу от магазинной винтовки Арисака тип 27, стрелянная гильза от винтовки Мурата образца 1875 года с импровизированной пробкой из придонной части гильзы от магазинной

3. ПОЛНАЯ ИНВЕНТАРИЗАЦИЯ БЫВШЕГО УКРЕПЛЕННОГО ЛАГЕРЯ 2-ГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА

В январе 1996 г. проведено уточнение географических координат ряда выявленных объектов астрономическими методами.

В июле-августе 1996 г. продолжены исследования комплекса шалашей партизанского лагеря под проезжей частью полевой дороги. Находки носили типовой характер. Среди них -деформированная стрелянная гильза от 11-мм однозарядной винтовки Мурата. Одновременно определялись границы партизанского палаточного лагеря. Признаков второго ряда партизанских шалашей или палаток не обнаружено.

В августе 1997 г. обнаружен мощный слой торфа с остатками неразложившихся стеблей осоки. В подъемных сборах преобладали шрапнельные пули, вышибная диафрагма, обломки дистанционных колец и привинтных головок и гильзы от винтовки Бердана № 2. Среди керамики - осколки глазурованного черно-синей глазурью тонкостенного горшка и мельхиоровая ложка германского производства с надписью "Албалоид".

В июле-августе 1998 г. работы проводились в районе японской артиллерийской позиции и вероятные пути подхода японской усиленной роты. Положительных результатов работы не дали. Новых находок не было.

В августе 1999 г. проводилось уточнение стратиграфии выноса материала с разрушенного насыпного бруствера центрального ложемента верхнего огневого яруса. Параллельно проводились исследования путей вероятного подхода японских пехотных подразделений.

В июле 2000 г. проводились исследования поймы р. Сережка с целью выявления следов атаки японских пехотных подразделений 1 и 10 августа 1905 года.

В августе этого же года на южном побережье в рамках проекта "Модель экотропы" был размечен и описан 7-километровый участок учебной экологической тропы, на несколько лет снявший проблемы финансирования заключительных работ по инвентаризации бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда.

В июле-августе 2001 г. продолжались исследования поймы р. Сережка с целью выявления следов атаки японских пехотных подразделений 1 и 10 августа 1905 года. Явных следов атак японской пехоты мы не обнаружили. Миноискателями ИМП-6 исследовалось дно р. Сережка в поисках крупных металлических предметов (дистанционные трубки, шрапнельные стаканы и т.п.).

Тогда же, в рамках реализации проекта "Внутренняя дельта", общую протяженность маршрутов учебной экологической тропы мы увеличили до 27 километров, включив в её структуру несколько антропогенных урочищ с фиксированными датами катастрофического воздействия, в том числе бывший укрепленный лагерь 2-го партизанского отряда. Это позволило нам вести сравнительный анализ лесовозобновления на различных участках южной темнохвойной тайги на Муравъёвской низменности и в предгорьях Тонино-Анивского хребта.

Зимой 2001-2002 года МПО "Франтирер" провела информационный этап операции "Трембита", актуализировав защищенную публикациями членов поисковых отрядов объединения ("Форпост", "Ника", "Виктория") информацию о потенциальной взрывоопасности трассы будущего газопровода к строящемуся заводу СПГ в Пригородном. Тем самым были исключены риски подрыва людей и техники, а поисковики Сахалина (ЮСМОО МПОТ "Франтирер" и СОО "Пионер") получили возможность работать со средствами крупных иностранных нефтяных компаний.

В августе 2002 г. исследовался комплекс террас и валов, примыкающих к левому берегу р. Сережка на предмет поиска скоплений стрелянных гильз и брошенных патронных цинков.

Уже осенью 2002 года, в сентябре-октябре мы фактически начали частичную демобилизацию наших поисковых групп и отрядов. При этом уходившие ребята заменялись в соотношении 3:1, а в системе подготовки мы больший упор делали на обработку полевых материалов и информации, астрономическую, картографическую, общегеографическую, билогическую и навигационную подготовку. Мы готовились к завершающему этапу работ - паспортизации объекта историко-культурного наследия.

В июле 2003 г. исследовался комплекс приозерных валов, примыкающих к позиции 2-го партизанского отряда с северо-северо-востока на предмет обнаружения следов пребывания японских блокирующих пехотных подразделений.

Между "медицинской землянкой" и "пулеметным редутом" найдены остатки скамьи (опорные колья 100 х 570 мм и неширокое сидение 220 х1200 мм) и самодельная иголочница, выполненная из стрелянной 10,67-мм гильзы с тремя сильно коррозированными 35-мм швейными иглами. На одной из игл сохранились остатки ниток.

Работа на позиции 2-го партизанского отряда проводилась в рамках комплексного проекта "Рыцари зеленого листа". В рамках этих проектов мы отрабатывали методики биологической разведки с использованием анализа расположения и жизненности растений- индикаторов. Помимо этого, численность школьных экскурсионных групп, посетивших район работ составил 120 детей и подростков в возрасте 11-14 лет. С тех пор эту цифру с небольшими изменениями мы получали по итогам выполнения программы многодневных летних полевых практик

В августе 2004 г. проводилась проверка миноискателями ИМП-6 контрольных площадок к северу от партизанского лагеря на удалении 350, 500, 1000 и 1200 метров на предмет обнаружения следов пребывания японских блокирующих подразделений и вероятных огневых позиций японской пехоты.

В прямоугольнике между "медицинской землянкой" и10-метровым окопом северного фаса с севера и юга соответственно; и между ходом сообщения из "медицинской землянки" и проезжей частью полевой дороги обнаружены остатки небольшого (1100 х1350 мм) деревянного столика на четырех кольях (110-115 х 650 мм). Под столиком - 3 целых 10,67-мм патрона к винтовке Бердана № 2 и мелкие осколки стекла, предположительно от настольной лампы.

Завершение развертывания всесезонной образовательно-воспитательной инфраструктуры осуществлялось в рамках проекта "Облачный флаг". По результатам был развернут дополнительный маршрут в предгорья Тонино-Анивского хребта и создан профиль высотной поясности (50-310 м над уровнем моря). Комплекс учебных троп, специализированных и комплексных профилей, контрольных площадок стал, по сути, географическим полигоном с историко-культурным компонентом.

В августе 2005 г. в рамках проекта "Оверсан" (координатор А.С. Челноков), реализованном на средства благотворительного пожертвования компании "Бритиш Петролеум", совместно с представителями охинского туристско-краеведческого клуба "ЦИКЛОП" (руководитель В.Н. Киреев) проводились работы по уточнению конструкции партизанской землянки на правом фланге бывшего партизанского укрепленного лагеря. Старшеклассники-члены охинской делегации освоили работу на миноискателе ИМП-6, получили представление о принципах работы подразделения биологической разведки и правилах работы на потенциальном объекте историко-культурного наследия. Среди находок - шрапнельные пули, гильзы от патронов к винтовке Бердана № 2 образца 1870 года, деформированные пожаром, фрагменты тонкого стекла, остатки деревянных конструкций.

В августе 2006 года проведено уточнение стратиграфии бугра, оставшегося от очистки полевой дороги в 60-70-х годах ХХ века. С проезжей части полевой дороги собраны шрапнельные пули, деформированные стрелянные гильзы, фрагменты дистанционных колец от 75-мм шрапнельных снарядов. Уточнены координаты основных объектов лагеря подспутниковыми методами с использованием JPS.

Тем самым, к осени 2006 года, мы завершили работы по полной инвентаризации лагеря 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского.

4. ФАКТИЧЕСКОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ РАБОТ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО ЛАГЕРЯ 2-ГО ПАРТИЗАНСКОГО ОТРЯДА ШТАБС-КАПИТАНА Б.В. ГРОТТО-СЛЕПИКОВСКОГО И ЕГО ПАСПОРТИЗАЦИЯ..

После завершения практических исследований и фактического создания значительной по объему источниковой базы по истории 2-го партизанского отряда, в конце октября 2006 года началась работа по паспортизации объекта. К этому времени представители общественности и бизнеса г. Корсаков завершили благоустройство военного мемориального комплекса на месте захоронения личного состава 4-й партизанской дружины; и можно было приступать к проведению стандартной фотосессии на основании инструкций и рекомендаций Министерства культуры Российской Федерации и Управления культуры администрации Сахалинской области.

С этой целью была сформирована моторизованная группа из членов и волонтеров организации в составе А.С. Челнокова (координатор работы), А.Л. Лагутин (водитель), В.В. Павличенко (фотовидеоператор) и П.А. Краснухин (геодезист) для фотофиксации основных объектов на позиции 2-гог партизанского отряда и военном мемориальном комплексе, а также проверки полученных ранее данных астрономических измерений современными подспутниковыми методами.

Первый выезд организован в начале ноября 2006 года позволил только проверить точность измерений координат основных объектов и их линейные размеры. Во время второго выезда в район южного берега лагуны Тунайча В.В. Павличенко и А.С. Челноков провели фотофиксацию основных объектов на позиции 2-го партизанского отряда и военном мемориальном комплексе.

Это позволило приступить к исполнению стандартного паспорта. Техническую работу (сканирование карт, работа с фотоматериалами в программe Helix и т.п выполнял) В.В. Павличенко, составление, редактирование, набор текста и его корректуру выполнял А.С. Челноков. В начале декабря 2006 года документ сдан на проверку и утверждение специалистам Управления культуры Сахалинской области.

В начале января 2007 года паспорт объекта историко-культурного наследия был утверждён и внесен в реестр объектов историко-культурного наследия Сахалинской области. Он получил статус объекта муниципального значения, несмотря на то, что мы запрашивали для него областной статус.

Копии документа направлены в Сахалинский государственный областной краеведческий музей, Корсаковский историко-краеведческий музей, Государственный архив Сахалинской области, правление Сахалинского областного добровольного общества охотников и рыболовов-любителей, а также в Корсаковское отделение Сахалинского областного добровольного общества охотников и рыболовов-любителей.

Затем, проанализировав причины отказа в присвоении объекту историко-культурного наследия областного статуса, мы пришли к понимаю необходимости подготовки ряда дополнений к исполненному паспорту. В частности, провести инвентаризацию и описание бывшей японской артиллерийской позиции 75-мм орудий лейтенанта Сёки; позиции японской пехоты из состава 50-го пехотного полка к северо-востоку от бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда, разработав для этих целей серию специализированных или комплексных проектов для различных грантовых конкурсов.

Первым таким комплексным проектом, получившим поддержку Управления молодежной политики Сахалинской области в 2009 году стал "Л, Комбатант". В ходе его реализации группа в составе А.С. Челнокова, К.Н. Елисеевой, школьников Ирины Семенчик, Александра Насулича и Артура Оганезова провела картирование и определение координат подспутниковыми методами бывшей огневой позиции взвода 75-мм орудий лейтенанта Сёки на юго-западном побережье озера Тунайча. В настоящее время материалы, полученные в результате полевых исследований, находятся на обработке.

Описание составляющих бывшего укрепленного лагеря 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского.

№ п/п Наименование Длина Ширина Глубина Высота вала Ширина вала
1 Землянка на левом фланге "медицинский котлован" 5,5 4,6 1,45 0,2 0,8
2 Землянка на правом фланге 9 4 1,56 0,3 1
3 Левофланговый окоп нижнего огневого яруса, 8 1,5 1 0,2 1,2
4 Окоп-ложемент северного фаса (верхний огневой ярус) 10 1,5 0,6 0,1 1,2-1.3
5 Правофланговый окоп-ложемент (верхний огневой ярус) 4 1 0,6 0,2 1,4
6 Центральный окоп-ложемент верхнего огневого яруса фронтом на восток 40 1,5 0,6-0,8 0,5 1,5
7 Центральный окоп нижнего огневого яруса фронтом 15 1,5 0,8 0,3 1
8 Остатки окопа-ложемента верхнего огневого яруса фронтом на запад 35 1,5 0.3 0.3 1,2
9 Остатки центрального окопа нижнего огневого яруса фронтом на запад 11 1,5 1,5 пляж пляж
10 Насыпной люнет 4 4 0,4 1,1 1,8
11 Огневая точка с валом и пандусом ("пулеметный редут") Длина дуги 12 4,5 0,6-0,7 0,5 1
12 Окоп-накопитель нижнего огневого яруса 7 1,5 1,1 0,1 1,8
13 Шалаш № 1 2,5 3,8 0,4 0.2 1,08
14 Шалаш № 2 2,5 4,2 0,3 0.2 1,11
15 Шалаш № 3 2,9 3,9 0,35 0.15 1,2
16 Шалаш № 4 3,1 3,95 0,44 0.25 1,2
17 Шалаш № 5 2,5 3,8 0,4 0.2 1,04
18 Палатка 3,6 5,2 0,35 0,15 1,55
19 Шалаш № 6 2,7 3,89 0,43 0.24 1,05
20 Шалаш № 7 2,7 3,98 0,4 0.2 1,07
21 Шалаш № 8 2,67 3,88 0,45 0.23 1,28
22 Шалаш № 9 2,5 3,89 0,42 0.26 1,06
23 Шалаш № 10 2,5 3,98 0,44 0.22 1,05
24 Шалаш № 11 2,5 3,88 0,46 0.29 1,09
25 Шалаш № 12 2,5 3,89 0,54 0.28 1,06

Описание военного мемориального комплекса, примыкающего к бывшему укрепленному лагерю 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского (по состоянию на 2006 год).

Название Длина Ширина Высота Материал
Братская могила с православным крестом. 19 4 3 5 Бетон, дерево, чугун
Братская могила "1989" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1989" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1990" 2 1 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1990" 2 1 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1992" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1993" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1995" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит
Братская могила "1995" 2 0,8 0,2 и 0,3 Бетон, текстолит

Координаты объектов на военном мемориале и бывшем укрепленном лагере 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского (инструментальная астрономическая съемка)

№ п/п Широта Долгота
1. Православный крест 46º 41´33" N 143º 21´48" E
2. Точка на полевой дороге на южной границе партизанского укрепленного лагеря 46º 41´ 31" N 143º 21´ 39" E
3. Центр землянки на правом фланге 46º 41´ 32"N 143º 21´40" E
4. Северный край ложемента верхнего огневого яруса фронтом на юго-ворсток 46º 41´30"N 143º21´43"E
5. Остатки ложемента верхнего огневого яруса фронтом на запад. Северный край 46º 41´32" N 143º 21´41"E
6. Японская огневая позиция и котлован на террасе в 122 м. от передовых партизанских окопов 46º 41´ 28"N 143º 21´52" E
7. Берег о. Тунайча в 25 м. северо - северо-востоку от креста. Граница темноховойной тайги. 46º 41´35"N 143º21´49"E

БИБЛИОГРАФИЯ

1. Справочные пособия и атласы

1. Атлас океанов. Тихий океан. Л. Воениздат-ГУНиО. 1975. с. 262-263.

2. Астрономический календарь. Постоянная часть. М: Наука. 1985. 770 с.

3. Астрономический календарь. Переменная часть. М: Наука. 1991. 352 с.

4. Лоция Охотского моря. Южная часть моря. Л: Воениздат-ГУНиО. 1974. с.22-41, 256-264. 312-315.

5. Лоция Японского моря. Татарский пролив с Амурским лиманом и пролив Лаперуза. Л: Воениздат-ГУНиО. 1074. ч.2. с. 337-364, 368-370.

6. Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. СПб. 1910. т.3. с.410-420.

2. Монографии

7. Жук А.Б. Винтовки и автоматы. М: Воениздат. 1988. с.28, 47-50, 189, 191,195.

8. Климишин И.А. Календарь и хронология. М: Наука. 1985. с.310-315.

9.Латышев В.Н. Порт-Артур - Сахалин. Крейсер "Новик" в русско-японской войне 1904-1905 гг. Южно-Сахалинск. 1994. 88 с.

10. Мельников Р.М. "Рюрик" был первым. Л. Судостроение. 1989. с. 176, 186-187.

11. Розанов О.Н. Япония: история в наградах. М: Росспэн. 2001. 128 с.

3. Коллективные работы авторов

12. Бойнович А.Д, Шабанов Ю.А, Купрюхин В.А, Патрикеев С.Б. Знаки и жетоны Российской Империи. СПб. Фарн. 1994.102с.

4. Статьи

13. Горобец В.Я, Горбунов С.В. Партизанский отряд штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского: поиски и находки, /Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. 1990. № 1, с. 7-12.

14. Ивельский А.С. Памятник 2-му партизанскому отряду на берегу оз. Тунайча, (VI Всероссийская конференция туристско-краеведческого движения "Отечество". Сборник тезисов и докладов. М: ЦДЮТур. 1998. Вып. 1), с. 87.

15. Калганов В.Ю. Гильза к винтовке Мурата в сборах МПО "Франтирер", (Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. 1998. №4), с.141-142.

16. Колбин Л.А, Чижов А.Ю. О находке русского кителя армейского образца конца ХIХ-начала ХХ века на позиции 2-го партизанского отряда, (VI Всероссийская конференция туристско-краеведческого движения "Отечество". Сборник тезисов и докладов. М: ЦДЮТур. 1998. Вып. 1), с. 88-89.

17. Краснова Н.А. Стандартная армейская кокарда в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с. 383-384.

18. Латышев В.М. История 2-го партизанского отряда, /Краеведы ведут поиск. Южно-Сахалинск. 1985., с. 84-85.

19. Кранина Ю. В, Сахнова М.С. Русская специализированная стеклянная посуда конца ХIХ-начала ХХ века в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 407-408.

20. Кузнецов Н.П. Карманные часы в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 394-399

21. Левчунец С.А, Максимов М.В. Краткие итоги полевого сезона 1999 года Учебного отряда МПО"Франтирер", // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. 2000. № 1 /, с. 145-149.

22. Литенко Н.Л, Челноков А.С. Селитебные компоненты беллигеративного урочища в устье р. Шпаковка как геохимическая аномалия второго рода, (Материалы ХХХII научно-практической конференции преподавателей ЮСГПИ (апрель 1997 г.). Южно-Сахалинск. 1997. ч. 2.), с. 38-39.

23. Подземельных С.А, Челноков А.С. Иностранные клейма стрелковых боеприпасов в сборах МПГ "Форпост" объединения "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 400-405.

24. Михеев Н.Б. Самодельные партизанские вещи из сборов МПО "Франтирер" в 1995 году, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1996. Вып. 3), с. 431-433.

25. Михеева А.В, Ковалевская Л.В. Нательные кресты партизан 4-й дружины, / Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2002. № 8/, с.454-456.

26. Никонова Е.С. Японские бытовые предметы в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 409-411.

27. Подземельных С.А, Челноков А.С. Иностранные клейма стрелковых боеприпасов в сборах МПГ "Форпост" объединения "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 400-405.

28. Самарин И.А. Крильонский отряд, / Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1995. Вып. 1. с. 153-158.

29. Сахнова М.С, Чижов А.Ю. Оборудование и предметы быта партизанского отряда на берегу озера Тунайча, /Рыжковские чтения. Материалы научно-практической конференции. (29 сентября 1998 г., Южно-Сахалинск) Южно-Сахалинск. 2000. с. 33-35.

30. Скибицкая Е. Особенности лесовозобновления на участках природных катастрофических явлений и вырубках (из опыта работы на учебной экологической тропе), / Итоговые материалы научно-практической конференции "Практические формы экологического образования и воспитания на Сахалине"(26-27 октября 2001 г.). Южно-Сахалинск. 2001/, с. 14-16.

31. Урыбин А.А. Крупные обломки холодного оружия в полевых сборах 1994 года МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с. 374-376

32. Терентьев С.Н, Колбин Л.А, Чижов А.Ю. О находке русского кителя армейского образца конца ХIХ-начала ХХ века на позиции 2-го партизанского отряда, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с.380-382.

33. Терентьев С.Н., Колбин Л.А, Чижов А.Ю. Бляхи ремней казенного образца конца ХIХ - начала ХХ вв. на Сахалине, / Вестник сахалинского музея. 2003. Вып. 10, с.448-452.

34. Терентьев С.Н, Чижов А.Ю, Колбин Л.А. Итоги полевых исследований МПГ "Виктория" объединения "Франтирер" в 1996-1998, / II- Рыжковские чтения (Южно-Сахалинск. 19 сентября 2001 г.). Южно-Сахалинск. 2003, с.87-89.

35. Терешина А.В, Ковалевская Л.В. Оклад походной иконы в сборах МПО "Франтирер", (Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. 1998. №4), с. 143-146

36. Терешина А.В, Ковалевская Л.В. Кошельки партизан из отряда Б.В. Гротто-Слепиковского, (Краеведческий бюллетень.Южно-Сахалинск. 1998. №4), с. 147-149.

37..Урсын-Прушинский С.Н. Бои на острове Сахалине во время русско-японской войны, / Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск. 1995. № 3, с. 43-82.

38. Челноков А.С. Район памятника Б.В. Слепиковскому- уникальный пример беллигеративного урочища на Сахалине, ( Экологические основы рационального природопользования на Сахалине и Курильских островах. Сборник тезисов выступлений. Южно-Сахалинск. 1990.), с. 119-120.

39. Челноков А.С. Маршруты экскурсий по историческим местам нашей области, (Занимательное краеведение. Южно-Сахалинск. 1990.), с. 45.

40. Челноков А.С. Маршруты экскурсий по историческим местам нашей области, (Занимательное краеведение. Южно-Сахалинск. 1994. Изд-е 2-е. переработ.и дополненное), с. 60-61.

41. Челноков А.С. Паспортизация интересных объектов природы, истории, культуры и правила оформления исследовательских работ, / Триллиум. Южно-Сахалинск. 2002. № 1. 2001/, с. 49-53.

42. Челноков А.С, Терентьев С.Н. Некоторые итоги полевых сезонов 1992-1994 годов, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. Южно-Сахалинск. 1995. Вып. 1), с. 262-263.

43. Челноков А.С, Иконников В.Ю. Партизанские самодельные вещи: сборы и находки на позиции 2-го партизанского отряда Б.В. Гротто-Слепиковского, (Краеведческий бюллетень. Проблемы истории Сахалина, Курил и сопредельных территорий. Южно-Сахалинск. 1995. № 3), с. 140-142.

44. Челноков А.С, Фурман О.А. Партизанские самодельные бронзовые пряжки, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. Южно-Сахалинск. 1995. Вып. 2), с. 343-345.

45. Челноков А.С, Терентьев С.Н, Лагутин А.Л. Русские форменные пуговицы конца ХIХ- начала ХХ в. На Сахалине, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник Сахалинского областного краеведческого музея. Южно-Сахалинск. 1995. Вып. 2), с. 346-349.

46. Челноков А.С. Основные итоги летнего полевого сезона 1995 года МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1996. Вып. 3), с. 424-427.

47. Челноков А.С, Швецова А.В. Маркировка русских боеприпасов конца ХIХ- начала ХХ века (по материалам сборов на позиции партизанского отряда Б.В. Гротто-Слепиковского), (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1996. Вып. 3), с. 428-430.

48. Челноков А.С, Терентьев С.Н, Подземельных С.А. Основные итоги полевого сезона 1996 года, (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4.), с. 344-346.

49. Челноков А.С. Японские артиллерийские боеприпасы конца ХIХ- начала ХХ века в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с.347-369.

50. Челноков А.С, Фурман О.А. Бронзовые пряжки иностранного производства в коллекции МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с. 377-379.

51. Челноков А.С. Антропогенные беллигеративные ландшафты Курильских островов: к истории вопроса, (Курильские острова: история, современность, перспективы. Тезисы конференции. Южно-Сахалинск. 1997. ч. 2), с.70-71.

52. Челноков А.С, Терешина А.В, Русин С.Е, Половников Д.Н. Основные итоги полевого сезона 1997 года МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 390-393.

53. Челноков А.С. Растения-индикаторы в биологической разведке, Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1998. Вып. 5), с. 414-420.

54. Челноков А.С. Региональный компонент краеведения в работе СЮТур, (Школьное историческое образование сегодня: находки, проблемы, решения. Тезисы I-й научно-практической конференции учителей истории г. Южно-Сахалинска (апрель 1999 года.). Южно-Сахалинск. 1999.), с.49-52.

55. Челноков А.С, Семенов Е.В. Итоги полевого сезона 1998 года Учебного Отряда МПО "Франтирер", (там же), с. 356-377.

56. Челноков А.С. Антропогенные беллигеративные ландшафты Курильских островов: к истории вопроса, //Экологические записки с Сахалина. Информационный бюллетень.№1.2000.//, с.52-54.

57 Челноков А.С. Приспособления для чистки нарезного оружия отечественного производства 60-80-х годов ХIХ века на Сахалине, / Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2001. № 8 /, с. 462-465.

58. Челноков А.С. Паспортизация интересных объектов природы, истории, культуры и правила оформления исследовательских работ, / Триллиум. Южно-Сахалинск. 2002. № 1. 2001/, с. 49-53.

59. Челноков А.С. Русская металлическая посуда в сборах МПО "Франтирер", /Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2002. Вып.9./, с.457-461.

60. Челноков А.С., Ким С. Естественнонаучные методики в реконструкции событий 2 и 10 августа 1905 года на южном берегу озера Тунайча, // Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2004. Вып. 11, с. 429-436.

61. Челноков А.С. Войны в истории и природе Сахалина: мнение географа, / Экологические записки Сахалина. Южно-Сахалинск.2005. № 5, с.33-34.

62. Челноков А.С., Елисеева К.Н, Белая Л.О., Скибицкая Е.В, Солодовникова А.О, Краснухин П.А. Краткий отчет о полевых сезонах МПО "Франтирер" в 2002-2004 годах, / Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2004. Вып. 12/, с. 413-428.

63. Челноков А.С. Хроника МПО "Франтирер":1987-2006 гг., Сахалин и Курилы: история и современность. Материалы региональной научно-практической конференции (27-28 марта 2007 г.). Южно-Сахалинск. Лукоморье. 2008. с.190-199.

64. Челноков А.С. Боевая хроника МПО "Франтирер":1987-2006 гг., /Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2007. Вып.14./, с. 408-425.

65. Челноков А.С. Укрепленный лагерь 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского, /Вестник сахалинского музея. Южно-Сахалинск. 2008. Вып.15./, с.395- 407.

66. Челноков А.С. Программа "Источник" МПО "Франтирер" и специфика информационной работы поискового объединения (1989-2007 гг.), / Не предать забвению. Материалы научно-практической конференции, посвященной 70-летию образования Государственного архива Сахалинской области (12 ноября 2008 года). Южно-Сахалинск. Лукоморье., с.153-161.

67. Швецов А.В. Боевые повреждения останков ополченцев 2-го партизанского отряда штабс-капитана Б.В. Гротто-Слепиковского, (Материалы 2-й межвузовской научно-практической конференции студентов и молодых ученых Сахалинской области "Сахалинская молодежь и наука" (25-26 марта 1999 г.). Южно-Сахалинск. 1999. Вып. Ш. ч. 1), с. 44-46.

68. Швецов А.В. Повреждения останков ополченцев 2-го партизанского отряда, // Краеведческий бюллетень. 2000. № 2 //, с. 153-159.

69. Швецов А.В, Кузнецова Е.П. Револьверные гильзы и патроны в сборах МПО "Франтирер", (Вестник сахалинского музея. Ежегодник. Южно-Сахалинск. 1997. Вып. 4), с. 374-376.

Новости по теме:
29.07.2008.
Читать 27 комментариев на forum.sakh.com  

Новости

21:47 сегодня
Просмотров: 6425 Комментариев: 76
Мать с ВИЧ и алкогольной зависимостью или законные опекуны: на Сахалине решают судьбу годовалой девочки
21:22 сегодня
Жители села Яблочного и 16 улиц Холмска на несколько часов останутся без воды
20:02 сегодня
Просмотров: 15158 Комментариев: 150
В невельском селе Шебунино в мусорном контейнере нашли убитой годовалую девочку
19:56 сегодня
Просмотров: 3908 Видео: 2
19:11 сегодня, обновлено 20:36 сегодня
Просмотров: 5861 Видео: 2
19:06 сегодня
Фотографий: 18
На Сахалине провели соревнования по "пожарному кроссфиту"
18:54 сегодня
Работников Углегорского ДРСУ наградили в честь профессионального праздника
18:51 сегодня
В Холмском районе за 9 месяцев отмечено снижение смертности среди населения
18:00 сегодня
Просмотров: 1503
Южно-Сахалинск удивил олимпийских чемпионов количеством спортивных объектов
17:51 сегодня
Просмотров: 12081 Комментариев: 177
Реновацию Южно-Сахалинска начнут с Черемушек
17:51 сегодня
Просмотров: 2171
Южносахалинки представили презентации на конкурсе "Женщина года"
17:46 сегодня
Просмотров: 1881
Южносахалинца будут судить за разбой
17:39 сегодня
Тымовским предпринимателям предлагают принять участие в отборе на предоставление субсидии
17:38 сегодня
В Углегорске ликвидировали очередь в дошкольные учреждения для детей от полутора лет
17:34 сегодня
Просмотров: 2717 Комментариев: 69
ПСО: поездка в Португалию руководства сахалинского минфина организована для "использования в регионе лучших международных практик"