16+

Политтехнолог назвал выборы в гордуму Южно-Сахалинска в 2014 году чистыми

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

Еще одного политтехнолога, работавшего на выборах в гордуму Южно-Сахалинска в 2014 году, допросили по делу экс-губернатора области Александра Хорошавина и бывшего вице-мэра Южно-Сахалинска Алексея Лескина. Ардавазд Гулиджанян дал показания дистанционно, по видеосвязи, и подтвердил то, что ранее говорил его коллега Данил Метелев.

Гулиджанян, как и многие в то время, приехал на Сахалин по приглашению Анатолия Макарова, который был руководителем аппарата губернатора. На тот момент свидетель имел 20-летний опыт работы на избирательных кампаниях. Работа была неофициальная, зарплата — 200 тысяч рублей. Гулиджанян писал расписку в свободной форме и получал деньги от своего куратора Дмитрия Шипило.

Свидетель рассказал, что за ним были закреплены более 10 кандидатов в депутаты гордумы пятого созыва: Альперович, Зайцев, Дмитриев, Сидоренко, Артеменко, Арендаренко, Логачев, Мажарин, Гринберг, Яркин и другие. Гулиджанян отметил, что поначалу направлять, подсказывать и давать советы было не очень легко, так как все "подопечные" были людьми самостоятельными, многие избирались уже не в первый раз и были настроены в стиле "справимся и сами". Однако Гулиджанян, по его словам, создал "планчик", "матрицу, по которой все должны были готовиться" к защите своей избирательной стратегии. В итоге со всеми кандидатами у политтехнолога сложились продуктивные отношения, они были ему благодарны за помощь, с некоторыми он до сих пор поддерживает отношения (иногда переписывается). Таким образом, Гулиджанян подтвердил показания Метелева о том, что участие политтехнологов в избирательной кампании не было формальным. Об этом говорили свидетели Бетнарская, Грицай, Столярова.

— Я был их, ну, мама и папа в этом плане. Всем. Ну, а кому-то мама-папа нужен, а кому-то нет. Кто-то обходился без меня, а кто-то нуждался во мне. И звонил, и звал, и просил помочь и в этом, и в том, и в пятом, и в десятом. Кто-то там что-то делал плохо, и я приезжал, ругались, а кто-то заранее знал — давайте вот это сделаем. Как-нибудь посоветуйте что-нибудь и т. д. Ну, что-то вместе делали. И слоган вместе выпускали, и тексты писали, и все такое. Все делали. И интереснее, и пользы от меня было больше. Таким образом и взаимодействовали с нашими кандидатами. Никто конкретно мне цели не ставил. Цель была поставлена в самом начале: должен был сделать так, чтобы эти люди победили — и все. Наверное, я был самым старшим из всех работников штаба, я был в среднем на 15 лет старше всех вокруг меня людей. Включая начальника штаба. И опыта у меня уже в 2014 году было более чем достаточно, — рассказал свидетель.

Гулиджанян опроверг мнение, что во время избирательной кампании 2014 года использовался какой бы то ни было административный ресурс. Он заявил, что в этом не было необходимости.

— Я был в самой гуще избирательной кампании и я видел, что это была нормальная настоящая электоральная работа. Кандидаты и штабы по-настоящему агитировали, звали за собой людей, проводили встречи, выпускали агитационные материалы и действительно победили на выборах. Кто-то победил, кто-то нет, и это показатель того, что все прошло по-честному. Я вел значительное число кандидатов, ничего об административном ресурсе известно не было. И я могу утверждать, что эти люди избирались сами, совершенно точно. Я был в штабе, я общался с людьми и тоже про такое ничего не слышал. Так что могу сказать, мне ничего неизвестно про административный ресурс и смысла в нем никакого не было, это были действительно достойные люди, которых действительно выбрали. А которые были недостойные или молодые, например… Мажарин был замечательным человеком, но он был малоизвестен, у него совершено не было средств для ведения кампании, мы пытались что-то придумать, выкрутиться, привлекали его друзей на избирательную кампанию, чтобы они бесплатно с ним работали. Но ничего не получилось, так что мы проиграли. И он даже на меня не обиделся из-за того, что он проиграл, и мы до сих пор поддерживаем с ним отношения. После избирательной кампании он прошел праймериз, он победил в праймериз, но не победил на выборах. А кто-то не прошел праймериз и тоже участвовали, приходили в штаб и зудели, и нудели, пытались выдвигаться и еще чего-то. Все это было. И судя по этому, я могу сделать абсолютно точно вывод, что никакого административного ресурса использовано не было. Административный ресурс нужен для того, чтобы заставить избирателей и схимичить, чтобы они проголосовали или сделали вид, что проголосовали за кого-то, кто им не нравится. Но эти люди, мои кандидаты, все были достойны того, чтобы за них проголосовали. И честно победили, — высказался свидетель.

О желающих стать депутатами он отозвался так — они вели себя, как "настоящие кандидаты без административного ресурса".

Отвечая на вопросы, свидетель сообщил также, что исключает какое-либо влияние губернатора на результаты выборов в гордуму.

На вопрос о стоимости избирательной кампании Гулиджанян ответил, что не знает, так как не касался этого. Из цифр его закономерно интересовала только собственная зарплата. Он добавил, что некоторые кандидаты предлагали ему денежное вознаграждение, особенно те, которых он тренировал перед выступлениями на телевидении, но он отказался, сказав, что уже получает зарплату и лишних денег ему не надо. Максимум, что принял в дар, — бутылку коньяка.

Характеризуя в целом избирательную кампанию 2014 года, свидетель сказал, что она была абсолютно чистой и никаких грязных технологий для достижения результатов не использовалось.

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

FGS 19:08 13 января
Нет дыма без огня
jky 19:30 12 января
Почему этому парню столько доверия?
Шофер 18:16 12 января
"Цель была поставлена в самом начале: должен был сделать так, чтобы эти люди победили — и все." Что тут еще можно добавить?
анонимная  17:46 12 января
Так они каждый год "чистые и прозрачные"
анонимный  17:04 12 января
Это кто вообще? Кто был рядом с "политтехнологами", видели его?
Читать еще 16 комментариев