16+

Олег Стрекалов: о нарушениях на выборах в городскую думу мне неизвестно

Дело Хорошавина, Южно-Сахалинск

На одном из судебных заседаний по делу экс-губернатора области Александра Хорошавина и экс-мэра областного центра Алексея Лескина, которые, по версии обвинения, получали взятки на выборах депутатов южно-сахалинской городской думы в 2014 году, был допрошен нынешний представитель губернатора в областной думе Олег Стрекалов.

Олег Стрекалов
Олег Стрекалов

В интересующий суд период Стрекалов работал директором департамента внутренней политики правительства области. Его вышестоящим руководителем был заместитель руководителя аппарата губернатора и правительства Анатолий Макаров (объявлен в розыск, живет в Грузии).

В соответствии с действующим законодательством правительство области обязано оказывать содействие избирательным комиссиям в подготовке и проведении выборов. Вот этой работой на основании распоряжения "О мерах по содействию избирательным комиссиям при подготовке и проведении выборов в органы местного самоуправления, отдельных муниципальных образований" и занимался департамент внутренней политики.

О ней Олег Стрекалов рассказал более чем подробно.

По его словам, выборы — это очень сложный процесс. Избирательное законодательство сложное. И оно постоянно меняется. Вместе с тем выборы — это крупное общественно-политическое мероприятие, которое влияет в том числе на имидж в целом области. Если все нормально, если все спокойно, идут инвестиции, идет развитие. Но если возникают претензии, если ставятся под сомнение результаты выборов или в ходе выборов какие-то серьезные нарушения, это бьет по имиджу, и в конечном итоге это сказывается на развитии, на пополнении бюджета, на внимании центра к области, возникают претензии, возникают проблемы.

— Поэтому моя задача была встречаться, интересоваться проблемами, не только партийными, а в целом, какие есть. При появлении существенных каких-то вопросов информируется руководство, что есть такая тема, которая может негативно выстрелить или негативно сказаться в дальнейшем. Поэтому проводились встречи, круглые столы, я участвовал во всех мероприятиях, в т.ч. протестных акциях... Было важно знать те проблемные вопросы, которые партия (их на тот момент в области насчитывалось около 30 — прим. автора) видит или которые планирует поднять более-менее широко, потому что негатив никому не нужен. И когда возникают какие-то претензии к органам исполнительной власти, то, безусловно, лучше знать об этом и иметь возможность без лишней экзальтированности решить этот вопрос, чтобы это происходило без каких-то массовых протестных акций, — пояснил Стрекалов. И, продолжая, рассказал:

— Но опять же — наша основная задача была — это обеспечение подготовки и проведения избирательных процедур, чтобы не было к ним претензий и никто не ставил под сомнение результаты... Согласовывались действия органов исполнительной власти, территориальных органов федеральных органов власти, органов местного самоуправления по обеспечению подготовки к мероприятиям. Там порядка полутора десятков согласований... Постоянно собирались совещания, шел отчет и мэров, и руководителей органов исполнительной власти, присутствовали и руководители территориальных органов федеральной власти. Всегда были проблемы. Например, в ряде мест избирательные участки были на 2-м этаже. Это создает трудности людям с ограниченными возможностями. Это должно было решаться. Или вот, например, со стороны МВД требования, чтобы окна были зарешечены в помещении. Со стороны пожнадзора, чтобы, наоборот, доступ был свободный, никаких решеток на окнах не было. Эти межведомственные вопросы в том числе решались на таких совещаниях. Опять же — в день голосования такие вещи, как организация пирожков на участке, торговли в фойе… Питание, совершенно верно. Проведение культурно-массовых мероприятий. Транспорт. Что такое транспорт? Это не какой-то престиж, а необходимость выехать в том числе к избирателю, который не может принять участие в голосовании на избирательном участке в силу состояния здоровья. И выехать должны, помимо членов избирательной комиссии, члены комиссии с правом совещательного голоса. Это те люди, которые контролируют справедливость. Поэтому такие вопросы возникали, и их приходилось решать. А в день голосования помимо всего прочего это электричество, подъезды чистые к избирательным участкам... Если будет грязно и не убрано, если вырубает электричество — это огромный негатив со стороны избирателей к избирательному процессу, хотя, казалось бы, где одно, где другое.

***

Все это, конечно, интересно, однако, обвинение интересовала конкретика другого плана. Например, в ходе следствия руководивший тогда региональным отделением партии "Справедливая Россия" Эдуард Таран показал, что именно Стрекалов рекомендовал ему кандидатуру Константина Бурдюгова, который затем дал обвиняемым "взятку" в 10 миллионов рублей.

— Когда меня пригласили на следствие дать показания, я сообщил, и сейчас это подтверждаю, что до выборов, в период выборов и после выборов с Бурдюговым я не встречался лично, я его не знаю как человека, я узнал о нем уже постфактум, из тех информаций, которая публиковалась в СМИ. Я знаком с показаниями Тарана, мое мнение — что он ошибается, — заявил Стрекалов.

Другой вопрос обвинения:

— Вот фамилия Жигалко и Шипило (политтехнологи — прим. автора) вам знакомы?

Стрекалов: "Фамилии мне эти знакомы из материалов, которые публикуются".

Обвинение: "Их должности, чем они занимались, кто они, что это за лица, вам известно"?

Стрекалов: "Должности нет, неизвестны".

Обвинение: "Что-либо об этих личностях вам известно? Род их деятельности"?

Стрекалов: "У меня такое впечатление, что это не сахалинцы. Мне нечего пояснить".

Обвинение: "Что значит не сахалинцы? Для чего они тогда приехали? И кто их пригласил? И почему они были вхожи в избирательный штаб"?

Стрекалов: "Кто их пригласил мне неизвестно. Почему были вхожи тоже неизвестно. Не могу дать пояснений".

Обвинение: "А откуда они приехали"?

Стрекалов: "Не знаю".

При этом, впрочем, он признал участие неких политтехнологов в предвыборной кампании.

— Кандидат в моем понимании должен донести до избирателей свою программу, — считает Стрекалов. — Во-первых, он должен её сформулировать. Грамотно. Емко. Донести это до избирателей. В этом кто-то должен ему помогать. Рядом должен быть человек специалист, который сможет написать некий текст, который не будет вызывать отторжения у избирателя. Кто-то должен организовывать встречи кандидата, кто-то должен обходить по двору, собирать людей, развешивать объявления. Уж не говоря, что кто-то должен клеить все эти листовки, плакаты. Кто-то должен идти в рекламное агентство размещать там заказ. Кто-то должен идти в типографию... Должен привлекаться специалист, который должен получать какую-то плату за свою работу.

Сторона защиты тоже не оставалась в стороне, причем наибольшее количество вопросов поступило от обвиняемых. В частности, Александр Хорошавин интересовался, каким образом он мог повлиять на выборы.

Хорошавин: "Известно ли вам что-либо о давлении со стороны Хорошавина, других персоналий на делегатов конференции в части голосования за те или иные кандидатуры"?

Стрекалов: "Нет, неизвестно. Я хочу заявить, что принятие конференцией решения по выдвижению кандидатов принимается тайным голосованием. Человек остается в избирательной кабинке один на один со своим решением и физически повлиять на него и самое главное проконтролировать, как он голосует, невозможно".

Хорошавин: "Может быть, вам по партийной линии или административной линии известно что-либо по кандидатурам, по которым я непосредственно рекомендовал, особо настаивал, рекомендовал внести в список или исключить из списка"?

Стрекалов: "Будучи работником правительства области и имея отношение к работе с партиями, я не сталкивался никогда с тем, что существует некий "список Хорошавина".

Хорошавин: "До начала официальной избирательной капании, до вот этих 2-х месяцев, до дня голосования, имеет ли партия право рассказывать о себе любимых, о своих программах, о людях, которые представляют партию, и т.д"?

Стрекалов: "Ограничения описаны в законах о выборах, в данном случае муниципальных выборов. Там есть ограничения, чье нарушение может повлечь вплоть до снятия кандидатов партии с выборов. А так, до назначения, партия такую работу проводит. Ее право и, наверное, где-то даже и обязанность. Если не подготовиться заранее к выборам, то за последние 2 месяца это будет впустую. Год прошел, и нас не помнили. Пришли выборы. И вы тут про нас вспомнили. Это избиратели закономерно спросят".

Хорошавин: "В обвинительном заключении содержится вывод следствия, странный, на мой взгляд, о скептическом — зачитываю — отношении к партии "Единая Россия" населения. Это скептическое отношение выражалось в отказе голосовать за ее представителей. И о сугубо негативной характеристике моей работы в качестве высшего должностного лица Сахалинской области. Известно ли что-либо вам об этом? Может быть, социология какая-то была, может быть, партия проиграла какие-то значимые выборы, может быть, какие-то другие критерии"?

Стрекалов: "Я берусь утверждать, что в период руководства Александром Вадимовичем области бюджет был самый насыщенный. Появилась возможность направлять реальные деньги на строительство, на решение серьезных социальных вопросов, это его достижение как руководителя, его и его предшественников. А критические высказывания есть при любой власти. Я не знаю ни одного руководителя в т.ч. федерального уровня, который не подвергался критике. Где-то справедливо, где-то огульно. Насколько я помню, в то время это белые ленты были, "белоленточники". Валилось всё в кучу, это не только области нашей касалось. Это касалось всей страны. Что касается результатов голосования по партии "Единая Россия", она всегда занимала первые места на голосованиях, и кандидаты всегда получали поддержку и были в большинстве. Если не все, то по крайней мере почти все мэры были членами партии. И в областную думу фракция составляла большинство, и сам губернатор был членом партии "Единая Россия". Поэтому сказать, что партия не воспринималась, я не могу".

Лескин: "Состоялись выборы в 2014 году, и вам как директору департамента внутренней политики было известно что-то о каких-либо нарушениях избирательного законодательства, нарушении прав чьих-то кандидатов в депутаты гордумы Южно-Сахалинска, о каких-либо документах надзорных органов, которые выявляли эти нарушения"?

Стрекалов: "Мне об этом неизвестно".

Суд: "Свидетель, вы ответили на вопрос подсудимого, что вам об этом неизвестно, дальше дискуссию оставьте, пожалуйста, при себе..."

Вот, собственно и все основное, что прозвучало. Всплывали, впрочем, в ходе процесса фамилии первого вице-губернатора Константина Строганова, руководителей аппарата Дмитрия Братыненко и Сергея Караганова, но исключительно вскользь — мол, были такие, чем-то там руководили и все...

Новости по теме:
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  23:20 25 января
Стрекалов: "Я берусь утверждать, что в период руководства Александром Вадимовичем области бюджет был самый насыщенный. Появилась возможность направлять реальные деньги на строительство, на решение серьезных социальных вопросов, это его достижение как руководителя, его и его предшественников".
А вот с этим я, пожалуй, соглашусь. Не то, что в нынешнее время.
romimar 20:35 25 января
скользит он нашим-вашим
DodgeR 15:20 25 января
И не иначе
Читать еще 10 комментариев