16+

Экс-депутат Бурдюгов образно рассказал, как давал взятку Лобкину

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск
Константин Бурдюгов, фото с сайта думы
Константин Бурдюгов, фото с сайта думы

Бывший депутат городской думы Южно-Сахалинска Константин Бурдюгов был допрошен в ходе заседания суда по выборному делу Александра Хорошавина. В данный момент свидетель не занимается политикой, а является генеральным директором ООО "ГМИС". Также он фигурирует учредителем нескольких компаний, например, УК, которая обслуживает "Зеленую планету" в Новотроицком.

Обвинение начало допрос и сразу же узнало, что денежные средства в размере десяти миллионов рублей предложил внести бывший мэр Андрей Лобкин. Дословно разговора с ним свидетель не помнил. Сумму в десять миллионов Константин Бурдюгов не обсуждал, не просил снижать её. Экс-градоначальник говорил, что деньги пойдут на избирательную кампанию кандидата в депутаты.

— Никаких просто последствий. Не вносишь, не входишь [в думу]. Вот так, — ответил на вопрос прокурора о последствиях по неуплате денег Константин Бурдюгов.

— То есть ваша предвыборная кампания зависела от того, вносите вы деньги или не вносите, правильно? — уточнил обвинитель.

— Конечно, — сообщил свидетель.

Константин Бурдюгов передал денежные средства наличными лично в руки Андрею Лобкину. Всего было три транша: один дома у бывшего мэра и ещё два места передачи свидетель не вспомнил. Никакие подтверждающие документы допрашиваемый не брал, сметы не просил. Хотя экс-градоначальник обозначал ему услуги, которые будут оказаны за десять миллионов.

— Какие? — уточнил прокурор.

— Телевидение… — отвечал Бурдюгов.

— А объем? Допустим столько-то роликов, столько-то… — продолжался допрос.

— Нет-нет, — сообщил бывший депутат.

Защита пыталась узнать, обозначал ли Андрей Лобкин, куда, помимо телевидения, пойдут денежные средства. Свидетель ответил, что подробностей не помнит и ему говорили, что из этих средств будет полностью оплачена избирательная кампания. Бывший мэр не говорил, что часть финансов пойдет к каким-либо чиновникам. Куда пошли дальше средства, Константин Бурдюгов не знает.

— Не идешь, то есть не идешь, или вам не помогают провести вашу избирательную кампанию? — защита вернулась к последствиям возможной неоплаты Лобкину.

— Не помогают, не идешь, — ответил свидетель.

— Для вас одинаково? — спросил адвокат.

— Наверное, одинаково, — сообщил Бурдюгов.

Обвинение ходатайствовало об оглашении показаний свидетеля во время следствия, потому что там он подробно указывал даты, время, места. На самом заседании память Константина Бурдюгова, как и других приглашенных участников процесса, подводила. Защита возражала, но суд удовлетворил желание прокурора. Допрашиваемый подтвердил показания и сказал, что давал их добровольно.

— Скажите, события, которые вы указываете в своих допросах на стадии следствия, вы когда помнили лучше: тогда или сейчас? В части дат, времени, мест? — спросил обвинитель.

— Конечно, тогда я лучше помнил, чем сейчас, — ответил свидетель.

Прокурор пытался узнать, где работали политтехнологи и юристы, которые трудились над кампанией. Свидетель не знал, что это за структура и относится ли она к администрации. На вопрос о том, что они работали с кандидатами от "Единой России" (сам Бурдюгов шел от "Справедливой России") он многозначительно ответил: "Ммм..." Допрос шел к новым вопросам.

— Скажите, к Лобкину у вас есть неприязнь, основания оговаривать? — спросил обвинитель.

— Да нет… — ответил Константин Бурдюгов.

Сторона обвинения спросила о возбужденном в отношении свидетеля уголовного дела и тот первым делом уточнил: "Какое из?" Вопрос был про дачу взятки. Уголовное дело было прекращено по нереабилитирующим основаниям. Обжаловать его бывший депутат не стал. После этого вопросы снова стала задавать защита, которая пыталась отделить предположения от фактов.

— Вот много огласили ваших показаний, где вы говорите о том, что вы понимали, что платили не за работу технологов и проведение своей предвыборной кампании, а за принятие решения о выдвижении вашей кандидатуры, продвижение вашей кандидатуры должностными лицами. Это ваше внутреннее предположение, либо Лобкин конкретно говорил, что деньги пойдут на продвижение кандидатуры. За помощь конкретно должностными лицами? — спросил адвокат.

— В показаниях это есть, про должностные лица никто ничего не говорил, а говорил то, что поможет в выдвижении кандидатуры, — ответил свидетель.

— То есть конкретно он говорил, что эти деньги пойдут должностным лицам, которые будут помогать? — продолжала допрос защита.

— Я и не сказал, что конкретно слышал, естественно, это мое предположение, — сообщил Константин Бурдюгов.

В показаниях свидетель говорил о том, что Лобкин давал 100% гарантию, что Константин Бурдюгов будет избран депутатом городской думы. Защита уточнила, что это — предположение или конкретная фраза. Бывший депутат подтвердил, что эти слова он слышал лично. Спросил адвокат о том, как экс-вице-мэр Алексей Лескин использовал должностные полномочия в интересах свидетеля и тот сослался на прослушку.

— А вот сейчас прозвучала фраза в ваших показаниях, что ни о каких технологах речь в разговоре с Лобкиным не шла. В то же время ранее в показаниях на следствии… — продолжала защита.

— Я же человек, тоже могу ошибаться, да… Могу так сказать. Я был без адвоката, фиксировали мои показания: первые, вторые, третьи, — отвечал свидетель.

— Так все-таки речь шла о технологах первый раз, когда вы обсуждали с Лобкиным вопрос? — спрашивал адвокат, и его оппонент ответил, что речи об этом не было. — Вы в самом начале нашего допроса сказали, что помощь в том числе заключалась в работе технологов и тому подобное. Вы сказали?

— В самом начале я сказал? — переспросил Константин Бурдюгов, и защита ответила утвердительно. — Подождите, я же не детально рассказывал, детально мы сейчас услышали. А так я образно сказал, насколько помню.

В итоге свидетель не смог воспроизвести, что именно сказал Андрей Лобкин насчет назначения платежа — остались только предположения. Предположением оказалась и фраза: "Как только с Лобкиным пообщался, так сразу и понял, что это взятка". Алексей Лескин во время допроса вспомнил свой разговор с Константином Бюрдюговым, когда они договаривались о встрече.

— Звонит мне [Артур] Габрилян (друг Бурдюгова — прим. ред.) и говорит о том, что он с вами меня ожидал, но вы не дождались, проголодались, поехали покушать на "Федоровку", и потом мы договариваемся о встрече возле моего дома. И второй разговор. Мы договариваемся конкретно возле моего дома, это Пограничная улица, вечернее время. Встреча происходит 20 мая в районе 21:06, — рассказывает Алексей Лескин. — Вот. Вопрос. Вы можете пояснить что-то по данному телефонному разговору? Помните те обстоятельства?

— Я помню те обстоятельства. Какие из? — ответил Бурдюгов.

— О том, что 20 мая вместе с Габриляном вы подъезжали к дому Лескина. Правильно, так, Лескин? — уточнил суд.

— Да. Это касается как раз разговора, когда вами были высказаны пожелания о принятии участия в избирательной кампании в депутаты городской думы, — сказал подсудимый.

— Ну, допустим, — подтвердил свидетель. Оказалось, что он помнит разговор, но более подробно рассказать, конечно, о нем не может.

Алексей Лескин сам напомнил о том, что в показаниях свидетель говорил, что подсудимый рассказывал ему о способе продвижения в кандидаты, за который нужно заплатить. Лескин попросил рассказать, говорил он о том, что в ходе кампании необходимо привлечение технологов, юристов и иных специалистов. На это Константин Бурдюгов ответил: "Вполне возможно".

— О том, что необходимо проводить различные агитационные мероприятия, ролики [размещать] в СМИ, говорил я это? — спросил подсудимый.

— Я же говорю, вполне возможно, — ответил свидетель.

— Подскажите, ну, также я вам говорил, что это вся процедура достаточно дорогостоящая и стоит значительных денежных средств? — продолжал допрос Лескин.

— Говорил, — подтвердил Бурдюгов.

Дальше разговор прошел про документы, которые необходимо было представить кандидату в депутаты и попытка вспомнить, требовались ли с него фотографии. Алексей Лескин процитировал ещё большой разговор с Анатолием Макаровым (замруководителя аппарата при Хорошавине), которому подсудимый скидывал информацию по Бурдюгову. В ходе него оказалось, что одобрение кандидатуры давали высшие чины.

— Макаров: "Да, да. Вот это мы смотрели, в общем, в принципе, он подходит. Но проговорить не удалось. Вот так вот". Лескин: "Ну я так и понял. Надсадин (мэр Южно-Сахалинска, — прим. ред.) вроде как, проговаривал, что ли, предварительно с губернатором по телефону что-то подобное, или ты мне говорил, что переговаривал". Макаров: "Да, я. Кстати, он, может быть, тоже проговаривал". Лескин: "Ну я с Надсадиным переговорил, то есть показал. Ну он не против, Надсадин одобрение дает. Единственное, он сказал, надо его с этим, как он сказал, с казначеем (видимо, свести, — прим. ред.). Ну, естественно, само собой. Сначала одобрят у губернатора, а потом..." Макаров: "Там губернатор запланировал отдельное рабочее совещание по выборам, так что будет время еще с ним на эту тему поговорить", — цитирует разговор Алексей Лескин, в котором разговор дальше вернулся к предоставлению документов Бурдюговым. И в итоге подсудимый попросил свидетеля дать пояснения по услышанному.

— Что я могу прояснить, это же ваш разговор. Я что могу? Третьим лицом там выступал, что ли? Не пойму я вообще задачи. Что я должен пояснить? — спросил свидетель.

— Ну, в данном случае мы разговариваем с Макаровым как раз о ваших документах. Вам что-то известно о данном разговоре? — уточнил Лескин.

— Нет, мне неизвестно об этом разговоре, — ответил бывший депутат.

Подсудимый продолжал оглашать телефонные разговоры. Следующий касался встречи Лескина с Бурдюговым перед встречей Бурдюгова с Лобкиным. Свидетель смутно помнил это и просил задавать ему нормально вопросы. Деталей, даже после новых вопросов, он не вспомнил. Лескин пытался узнать, говорил ли он кандидату в депутаты, что вскоре ему необходимо будет обсудить условия финансирования кампании.

— Такой был разговор? — спросил подсудимый.

— Может быть, был, да, может быть. Сказать не могу, — ответил Бурдюгов.

— Вы не помните конкретных моментов? — продолжал допрос Лескин.

— Я не помню разговора вообще, если честно, — говорил свидетель.

— Но говорите о том, что мы с вами встречались и разговор был, — удивлялся бывший вице-мэр.

Сторона защиты спросила про то, как проходил отбор в "Справедливую Россию". Свидетелю просто позвонили из партии, прошло собрание, выдвинули его кандидатуру, подняли руки, проголосовали и разошлись. Даже речей никаких от Константина Бурдюгова не требовалось. Интересовались адвокаты согласованием списка кандидатов в Москве, но экс-депутату ничего неизвестно, кроме разговоров об этом.

— Скажите, пожалуйста, про видеосюжет. Известно ли вам, что вы финансировали какие-то видеосюжеты из тех средств, которые вы оплачивали? — спрашивает защита.

— Нет, неизвестно, — отвечает свидетель. — Я вам дополню, я так понимаю, что деньги, которые были вложены, действительно что-то шло на избирательную кампанию. Может быть, и все. Смету мне никто не предоставлял.

— Просто ставится под сомнение то, куда были потрачены ваши средства. Соответственно, вопрос, известна ли вам стоимость услуг политтехнологов, печатной продукции, продвижение ваше, то есть, полевых работников, которые расклеивали листовки? — продолжали допрос адвокаты. Ничего этого свидетель не знал.

Спрашивала защита про деньги на избирательном счете (их было 126 тысяч рублей), но свидетель не вспомнил, кто их перечислил. Дальше в ходе допроса произошла перепалка между Александром Хорошавиным и судьей. Началось все с вопроса бывшего губернатора к Константину Бурдюгову: "Вы мне подскажите, пожалуйста, ваше нежелание отвечать на вопросы, оно чем основано?".

— Свидетель, не отвечайте, пожалуйста, на вопрос. Вопрос некорректен, обращаю внимание Хорошавина, — ответил суд.

— Некорректен. Что же я некорректного… — хотел сказал Хорошавин.

— Хорошавин, с судом не спорят. Суд делает вам замечание за то, что вы вступаете в полемику с судом, это раз. Второе. Ваша оценка показаний свидетеля в судебном заседании, в ходе предварительного следствия вам будет предоставлено право высказаться в прениях. Исключите, пожалуйста такую корректировку, желание-нежелание. Задавайте конкретный вопрос, — добавила Фемида.

— Скажите, пожалуйста, вот я внимательно ознакомился с вашими документами, протоколами, с очной ставкой. Они изобилуют: "не помню", "не знаю", "забыл". Могу прямо привести примеры, — говорил экс-губернатор.

— Хорошавин, задавайте вопрос, — просил суд.

— Вы вообще плохо помните события данного времени? — спросил Хорошавин, и вопрос был снят судом. — Снимайте, снимайте, я не возражаю. Скажите, пожалуйста, вот там вы говорите о ходе выборов. А для вас ход выборов и ход избирательной кампании это одно и то же? Кто избирает в конечном счете депутатов, кто голосует. Как эта процедура [идет], вы представление имеете?

— Конечно, имею, там же прописано, — ответил свидетель.

— Вообще, выборы и ход избирательной кампании — это одно и то же для вас? — продолжал заключенный.

— Параллельно… — пытался ответить Бурдюгов, но его перебил Хорошавин.

— Вы говорите о влиянии в ходе выборов, влиянии на ход выборов. Вообще избирательная кампания предшествует выборам. Выборы проходят в день выборов, в день голосования. Кто мог влиять на избирателей в кабинке для тайного голосования? — задал вопрос экс-глава области.

— Никто. Я об этом никому и не говорил, — отвергал претензии бывший депутат.

Хорошавин и Бурдюгов спорили о понятиях и терминах. Подсудимый приводил цитату свидетеля, где говорится о том, что Лескин имел возможность влиять на ход выборов. Бывший депутат отмечал, что он не имел ввиду промежуток во время выборов. Экс-губернатор попытался задать вопрос, почему Константин Бурдюгов не пошел самовыдвиженцем, если десять миллионов большая сумма, но суд снял этот вопрос.

— Кампания мэра. Кто вас выдвигал в мэры, как происходила эта процедура? Как происходило согласование? — спросил Александр Хорошавин. Параллельно свидетель в 2014 году участвовал в двух выборах.

— Политтехнологи занимались, — сказал свидетель.

— Вы вообще ничего не знаете? — попытался узнать бывший глава Сахалина и Курил.

— Нет, конечно. Я же технический кандидат. Зачем заниматься тем, что… — раскрыл все карты Бурдюгов.

— Нет такого понятия, технический кандидат, — ответил ему Хорошавин. — Вот, я все-таки не совсем понял, зачем вам нужны были Лобкин и Лескин в избирательную кампанию, если все были основания пойти самостоятельно или не пойти вообще. Зачем они вам нужны были, зачем вы их искали, зачем подходили к ним?

— Если я начну диалог в этом направлении, то нам часов шесть, наверное, надо будет, — сказал свидетель.

— Сколько надо будет, столько суд и предоставит, — добавил суд.

Для закрытия своего уголовного дела Константин Бурдюгов изобличил лиц, действовавших в составе орггруппы Хорошавина. Подсудимый попросил рассказать о разговорах между ним и свидетелем, но тот отметил, что ни разу не называл фамилию Хорошавина: ни в одной записи, ни в одном протоколе. Интересно было бывшему губернатору, зачем транш Лобкину вносился даже после выборов.

— Ну, это, как говорится, на совести, так сказать. Можно было и не платить, — ответил Константин Бурдюгов.

— Понятно, понятно. Скажите, пожалуйста, давайте будем скрупулезны в деталях. Значит, вот там фразу такую в конце с улыбкой зачитали, удивлением: "Добрым словом и пистолетом можно добиться большего, чем добрым словом". Вообще, это необычная поговорка, это выражение Аль Капоне. Так вот про пистолет, с пистолетом никто не стоял над вами? По каким-нибудь причинам, — уточнил Хорошавин.

— Не стоял, — сказал свидетель.

Дальше продолжился ряд длинных вопросов и коротких ответов. Бурдюгову ничего неизвестно о личном одобрении Хорошавиным, о личном обеспечении им выдвижения кандидатуры свидетеля, о получении взятки экс-губернатором, об общем покровительстве по службе от него. После этого слово снова взял Алексей Лескин, который перешел к изучению материалов СМИ.

— Из предъявленного мне обвинения значится то, что, выполняя свою роль в преступной организованной группы, я обеспечил, дав указание своим подчиненным работникам управления информационной политики, опубликование материалов в информационной программе "Центр внимания", — сообщил бывший вице-мэр. После чего он перечислил ряд материалов, которые ИД "Губернские ведомости" сделал самостоятельно, но использовал в качестве спикера Константина Бурдюгова. Информация была про восстановление школы №6, детских площадок в Южно-Сахалинске, о новой технологии асфальта в Аниве и новостройках в селе Воскресенком. — Ну и дальше там на листах с 16 по 19 представлены сами материалы. Вы помните, выходили такие материалы о вас?

— Наверное, выходили, раз… — отвечал Бурдюгов.

— Подскажите, вам известно, каким образом, будучи вице-мэром Южно-Сахалинска, отдавал я указания областному учреждению ИД "Губернские ведомости" о выпуске этих материалов. Вам что-нибудь известно? — спросил подсудимый.

— Нет, об этом неизвестно и не знаю даже, — сообщил свидетель.

Дальше Алексей Лескин восстанавливал последовательность согласования кандидатуры свидетеля на выборах в гордумы. Потом несколько вопросов уточнили адвокаты, в том числе, встречались ли в день заседания сотрудники правоохранительных органов с Константином Бурдюговым (да, вручали повестку). Вспомнили, как помогал в общении между сторонами друг свидетеля Артур Габрилян.

Габрилян привлекался, потому что политтехнологи не могли получить от кандидата сведения о своих сторонниках — это люди, с которыми надо работать на округе, агитировать. Константин Бурдюгов не понимал, что от него хотят защита в лице Алексея Лескина и судья, которая даже смеялась во время общения. Все закончилось очередным "не помню", и на этом содержательная часть допроса завершилась.

Расшифровка допроса docx, 59.67 КБ

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

пенек 12:09 1 марта
Тут помню, тут не помню... Ромашка, понимаешь... Как же они управляют регионом если у них память отшибло напрочь?!
И почему взяткодатели по этапу не пошли??? Или их законы не касаются?
анонимный  19:40 27 февраля
Каковы ставки на осень? Кому и сколько?
lower.er 19:09 26 февраля
Что он там несет про помощь? Эфирное время у всех одно, на материалы в газетах жребий тянули, печатные материалы - деньги на ветер. Реальная помощь только от "полевиков". которые круглые сутки сидели на телефонах и морочили жителям голову
intel2 18:14 26 февраля
Не я не понимаю, ладно, их не посадят (взяткодателей, какая-нибудь сделка со следствием), но разве должны они тогда продолжать находиться в думе?
Федор_Сумкин 18:02 26 февраля
Готов поспорить на деньги - НИЧЕГО не поменялось. Ну может кроме одного - суммы выросли. Инфляция всё же.
Читать еще 30 комментариев