Депутат Виталий Гомилевский не вспомнил нечестности в выборах. Сахалин.Инфо
22 мая 2024 Среда, 13:45 SAKH
16+

Депутат Виталий Гомилевский не вспомнил нечестности в выборах

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

В городском суде Южно-Сахалинска продолжается и плавно движется к логическому финалу рассмотрение уголовного дела о создании преступного сообщества на выборах в городскую думу Южно-Сахалинска в 2014 году. Очередным свидетелем по делу стал Виталий Гомилевский — один из наиболее известных представителей партии "Единая Россия" в Сахалинской области, а с прошлого года также зампред областной думы.

В 2014 году Гомилевский был секретарем южно-сахалинского городского отделения партии. И, исходя из должности, обязан был быть в курсе творящегося на выборах в городскую думу.

Виталий Гомилевский
Виталий Гомилевский

Но, как показал допрос, ни о каких особенных махинациях на выборах в представительный орган областного центра он не знал. И тем более ни о фонде, ни о неких закулисных взаимодействиях и согласованиях, ни о целенаправленном продвижении или снятии тех или иных кандидатов не шло речи. Все было чинно, чисто и по взаимному согласию. Более того, Гомилевский в целом не видел причин для каких-то особенных махинаций. По словам депутата, сам он не раз избирался в региональный парламент и всегда обходился без тайных схем и даже услуг политтехнологов.

— У нас в партии избирательного фонда нет. Есть фонд поддержки мероприятий партии. Специально для выборов фонд никто не создавал. Мы никогда не занимались продвижением кандидатур. Руководящие органы в соответствии с уставом рекомендовать могли, но что исполнили бы — не факт. Мне лично вы (то есть Александр Хорошавин, который находился в зале и также участвовал в допросе) никогда никого не рекомендовали, — в зале суда обратился к обвиняемому экс-губернатору Виталий Гомилевский.

В своем рассказе о выборах партийный функционер довольно подробно рассказал о том, как в "Единой России" принимают решения и какая в партии действует "вертикаль власти". Выходило, что решения областного уровня, в том числе по выдвижению на выборы по партийным спискам, согласовывались в Москве, в генсовете партии. А не в здании бывшего "Сахинцентра" или мэрии Южно-Сахалинска.

— Мы работаем по уставу. Есть решение генерального совета, и оно пошло по вертикали. Доходит до регионального (отделения), там оно рассматривает, дает поручение местным отделениям. Тогда уж занимаемся мы по этим решениям. Партийная организация существует наполовину для того, чтобы участвовать в выборных вопросах. Группу профессионального сопровождения никто не представлял, фамилии Шепило и Жигалко (поллиттехнологи, курировавшие выборы в гордуму Южно-Сахалинска в 2014 году) слышу впервые, — рассказал он.

По словам Гомилевского, единственным и главным критерием отбора будущих кандидатов в депутаты были итоги праймериз — внутрипартийного предголосования, в котором определяли наиболее популярных у жителей представителей политической организации. Кандидатуры для праймериз выдвигали первичные ячейки партии — то есть небольшие группы приверженцев идеалов "Единой России" в конкретном дворе.

— От местных отделений требовалось главное — провести праймериз. Определить с помощью людей лидеров общественного мнения. Список из 75 кандидатур появился по предложениям первичек (первичных ячеек). Все аккумулировалось в региональном исполкоме. Он готовил заседание политсовета. 1 июня мы провели праймериз. Плюс ещё было включено 3 человека на избрание мэром города. Победили 25 человек — лидеров для дальнейшего выдвижения (в депутаты гордумы) — и Надсадин на роль мэра. 30 июня на заседании местного политсовета утвердили списки кандидатов лидеров общественного мнения по округам для последующего выдвижения от "Единой России". Присутствовали 17 членов политсовета. Никаких посторонних лиц в список на конференцию не вносили. Только тех, кто прошел праймериз. Позже даже снимали кандидатуры за подкупы. 10 июля на конференции 110 делегатов местного южно-сахалинского отделения партии там и прошли окончательное выдвижение кандидатов. Путем тайного голосования большинством голосов список был принят. 15 июля президиум генерального совета согласовал выдвижение Надсадина на выборы мэра, — рассказал Виталий Гомилевский. — За весь период моей работы я не помню, чтобы меня Хорошавин, Лобкин, Макаров и так далее пытались заставить голосовать за кого-то, выдвигать тех или иных кандидатов, никакого давления не испытывал. Правительство области и города не принимало участие в предвыборной кампании, помощь не оказывалась.

Итоги этого отбора с мест отправляли в Москву, где предложенных кандидатов могли по тем или иным причинам отклонить. После утверждения документа, добавил функционер, изменений в сторону увеличения списка быть не могло. Кандидатам, конечно, никто не запрещал выдвигаться самостоятельно, но на партийную поддержку могли рассчитывать только счастливчики из числа преодолевших праймериз.

Много внимания во время допроса оказалось уделено агитации — как прямой, когда представители партии проводили мероприятия во дворах и социальных учреждениях, так и "опосредованной", в виде рекламной продукции, буклетов и так далее. Местные отделения, вспомнил Гомилевский, получали полиграфию и указания о проведении встреч от областного отделения с "целью создания позитивного имиджа партии". В таких мероприятиях участвовали не только будущие кандидаты, но и паровозы — видные члены партии, которые должны были тянуть за собой менее известных представителей и подтягивать узнаваемость организации.

— Каждый депутат в кандидаты создает свой избирательный фонд. Четко определено, кто имеет право туда направить ему средства. Если бы не этот процесс, я бы и не знал, что платили будущие депутаты деньги. И уж тем более я не знаю, как эти деньги использовались и кем, — заключил Гомилевский.

Новости по теме:
Подписаться на новости