В покосившемся доме на станции Южная Хандаса до сих пор верят обещаниям сахалинского экс-губернатора. Сахалин.Инфо
14 июня 2024 Пятница, 13:48 SAKH
16+

В покосившемся доме на станции Южная Хандаса до сих пор верят обещаниям сахалинского экс-губернатора

Прямая линия Sakh.com, Недвижимость, Смирных

Заброшенная железнодорожная станция, тусклые оконца покосившихся домов, облетевшие деревья, жирная черная грязь на дорогах, заскорузлый кот, пробирающийся огородами, — тоскливый есенинский пейзаж, типичный для российской глубинки. Это станция Южная Хандаса в селе Рощино Смирныховского района. Прямо напротив домика, рядом с которым раньше останавливались поезда, — дом семьи Черных, при ближайшем рассмотрении напоминающий корабль во время качки, которую поставили на паузу в тот момент, когда он хорошенько накренился. В хате стакан на стол не поставишь, говорит Валерий Алексеевич, а маленький внук катается с горки на самокате прямо в зале, где пол под наклон. В одном конце комнаты встал на колеса и поехал, даже отталкиваться не надо.

Как перекашивает старые деревья или старых людей, так и дом Черных за десятилетия совсем перекосился. И такое же перекошенное, недовольное лицо, должно быть, делается у чиновников, к которым дядя Валера и тетя Нина не один год обращаются с просьбой переселить их в благоустроенное жилье. А может, наоборот, лицо у них ровное, как и отношение к чужим коммунальным напастям. Впрочем, в ситуации нужно еще разобраться, так что не будем спешить с выводами. Переселение — дело такое: не подходишь под требования, не хватает одной бумажки, и уже не имеешь права на новоселье. Хотя в семье Черных уверены, что в их случае дело просто в нежелании пошевелиться, вникнуть в ситуацию, помочь.

Треснувшие стены и потолок, грозящий упасть, мы скоро увидим своими глазами, а пока стоим во дворе. Точнее нет, уже поднимаемся на чердак. Валерий Алексеевич хочет показать нам свое ноу-хау — удержание перекрытий от обрушения с помощью фиксации стальными тросами. В его возрасте подвязывать надо помидоры в теплице, а не балки на крыше, но что поделать, вместо мирного копошения на грядках приходится изобретать средства спасения собственного жилища.

— Ходите осторожно, вот сюда лучше не наступайте, — в полутьме ориентирует пенсионер. — Видите, вот здесь обмотал, вон туда привязал, пока вроде держится. А то утром проснешься, а на тебе потолок лежит.

Спускаемся и заходим в дом. Хозяева показывают зал, комнаты. Первая мысль — почему такой беспорядок? Одежда и летняя, и зимняя, постельное белье, обувь, домашние заготовки, книги, игрушки — чего только нет, и все это громоздится, громоздится… В каждом углу, на дверях, на кроватях, на вешалках… Просто чулан какой-то. Вселенской энтропии в масштабах одной квартиры вскоре находится объяснение: хранить в шкафах вещи просто невозможно, в замкнутом пространстве они моментально плесневеют, а так хоть немного проветриваются. Сырость стала неизменным спутником престарелого дома.

— Я сам здесь вырос, потом дети мои, сейчас внуки подрастают, — говорит глава семейства. — Это бывший железнодорожный жилфонд, в начале двухтысячных его передали муниципалитету. Наш дом списали, чтобы не мучиться, видимо, ремонт не делать. Переселять нас не собираются, хотя из тех домов, которые построены позже нашего, людей в Смирных переселили. Там еще можно было жить, а у нас — ужас, сами видите. Нам говорили — вашего дома нет в реестре. Конечно, нет, он же списанный, откуда на него документы. Мы как бомжи, честное слово.

В администрации Валерию Черных посоветовали — оформите дом документально, чтобы он стоял не только на станции Южная Хандаса, но и на учете, в реестре и прочих списках, без которых никуда. Оформили. Неказистое строение обследовала межведомственная административная комиссия, есть соответствующий акт. Сказали, что дом не годится для проживания, но почему-то, говорит Валерий Алексеевич, надо вызывать комиссию из Южно-Сахалинска и платить за ее работу из своего кармана тысяч 20. Для чего это нужно, он так и не понял. И даже если так и сделать, неизвестно, дадут квартиру или нет.

Есть в этой истории и еще один момент, который, как считают Черных, тоже должен был повлиять на ускорение переезда. Летом 2016 года рядом с домом напротив ж/д станции перевернулись вагоны с боеприпасами. К месту ЧП выехал теперь уже экс-губернатор Олег Кожемяко. Вот новость о его визите. Супруги Черных, железнодорожники с 40-летним стажем, на фото стоят рядом с губернатором, рассказывают, что испугались, когда услышали грохот. Вместе с соседями их в срочном порядке эвакуировали, но уже вечером они вернулись в свои квартиры.

Вагоны подняли, снаряды собрали, и жизнь пошла привычным чередом. Хотя нет, после этого происшествия надежда на новоселье укрепилась.

— Нам пообещали, что расселят нас из этой опасной зоны, Кожемяко дал такое указание нашему бывшему мэру, Николаю Козинскому, — волнуясь, вспоминает Нина Черных. — Это было в июле. Козинский сказал, чтобы мы приехали к нему в сентябре, пообещал вопрос с переселением решить. Мы приехали, но ничего не решилось. Потом Кожемяко еще раз приезжал, была встреча с населением в клубе. Мы напомнили о своей проблеме, а Козинский как услышал, вскочил и говорит — а мы разве вам не дали квартиру? Слово за слово — и опять все замялось. Ездили потом к Козинскому — толку ноль. Нынешний и. о. Егор Белобаба сказал, что тоже ничего не может обещать. Но было же указание губернатора! Не может быть, чтобы оно не имело веса.

Семья Черных
Семья Черных

Эмоциям семьи Черных администрация Смирныховского района противопоставляет спокойный и взвешенный ответ. Для рассмотрения вопроса включения дома в перечень объектов жилфонда, подлежащих расселению в рамках действующей муниципальной программы по ликвидации аварийного жилья, семье Черных нужно обратиться с заявлением и пакетом правоустанавливающих документов в межведомственную комиссию (Смирных, ул. Маяковского, 7, каб. 28). Вместе с заявлением необходимо предоставить заключение специализированной организации, проводившей обследование дома. После этого будет проведена оценка технического состояния строения на предмет аварийности.

Данные документы в администрацию Смирныховского района не поступали, пишут в мэрии, в связи с чем нет оснований ставить семью Черных в программу на переселение из аварийного жилищного фонда.

"Право на предоставление жилых помещений по договору социального найма вне очереди на основании пунктов 1 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса РФ признается за гражданами при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма, то есть при условии, что эти граждане в установленном порядке признаны малоимущими, являются нуждающимися в жилом помещении и состоят на учете в качестве таковых. Таким образом, исходя из приведенных норм граждане, не состоящие на учете в качестве нуждающихся, не признанные малоимущими, не имеют прав получить жилое помещение", — информируют в администрации.

Эта приписка является традиционной к ответам на все запросы, связанные с переселенческими темами.

И так же традиционно людям напоминают о праве встать в очередь на граждан РФ, желающих выехать из районов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей. Чтобы попасть в эту очередь, нужно приложить к заявлению пакет документов. Как все сделать, подскажут в отделе жилищной и социальной политики, в кабинете №7 здания районной администрации. Приемные дни — с понедельника по четверг с 9 до 13 часов. Вопросы можно задать и по телефону: 42-1-65.

Новости по теме:
Подписаться на новости