16+

Стрелявший в сахалинском храме Степан Комаров приговорен к 24 годам лишения свободы

Криминал, Общество, Южно-Сахалинск

Сахалинский областной суд по совокупности преступлений приговорил Степана Комарова, 9 февраля 2014 года расстрелявшего в Воскресенском кафедральном соборе двух человек, к 24 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Напомню, жертвами бывшего морпеха, на тот момент работавшего в частном охранном агентстве "Центурия", стали пожилая монахиня и мужчина, просивший милостыню. На одном из судебных заседаний Комаров объяснил, что застрелил людей потому, что они не подчинились его приказам покинуть помещение, изначально же у него не было цели убить кого-либо, он хотел просто пострелять по иконам. Ненависть к православной церкви и ее прихожанам, по словам преступника, является его личным и твердым убеждением.

Суд не усмотрел оснований не доверять показаниям свидетелей, вина в умышленном преступлении на религиозной почве, совершенном общественно опасным способом, полностью доказана. Доказано, что Комаров производил прицельные выстрелы в людей, виновен в хулиганстве, вандализме, порче имущества в общественном месте, порче культурных ценностей.

Установлено, что психическими заболеваниями Комаров не страдает, однако он импульсивен, подвержен приступам злобы и агрессии. В ходе экспертизы было установлено, что неадекватное поведение в СИЗО и на предварительных слушаниях подсудимый симулировал. На начальном этапе заявлял о признании своей вины, сотрудничал со следствием, что является смягчающим обстоятельством, однако потом отказался от признания вины.

Во время оглашения приговора Степан Комаров вел себя спокойно, смотрел перед собой, периодически натягивая шапку пониже.

Семьям Владимира Запорожца и Людмилы Пряшниковой суд постановил выплатить по 2,5 миллиона рублей, Валерии Климовой — 1 миллион рублей, остальным пострадавшим — от 50 до 500 тысяч рублей.

Осужденный Степан Комаров остался должен церкви и пострадавшим 9 миллионов рублей

Криминал, Общество, Южно-Сахалинск

Приговор Сахалинского областного суда сахалинский стрелок Степан Комаров выслушал сидя, в то время как все остальные присутствующие в зале люди, включая пострадавших, родственников погибших, журналистов, стояли в течение почти двух часов. Первое время подсудимый тоже стоял, однако потом опустился на скамью. Это произошло вскоре после того, как он пошатнулся и на секунду присел, снова выпрямившись. Возможно, Комарову действительно стало плохо — в зале было душно, а он надел черный свитер и черную шапку, — а возможно, он снова пытался симулировать. Повторная судебная психиатрическая экспертиза показала, что неадекватное поведение обвиняемого в СИЗО и на первых судебных заседаниях (напомню, Комаров матерился, смеялся, плакал, говорил бредовые вещи, пытался угрожать свидетелям) было ничем иным, как симуляцией. Печально, что проявлять свои актерские способности преступнику пришлось в зале суда, а не на сцене: учебу в театральном колледже СахГУ он бросил.

Судья зачитал материалы дела: показания свидетелей, характеристики подсудимого и его собственные показания… Из всего этого сложилась следующая картина: у человека с "комплексом неудачника", который требует повышенного к себе внимания, запускается механизм гиперкомпенсации — стремления избавиться от чувства собственной неполноценности и доказать свое превосходство. Затем этот человек берет оружие и идет стрелять по иконам, стараясь попасть в изображения лиц, так как они ему неприятны. Комаров не раз повторял, что не хотел убивать людей, а хотел лишь разогнать эту "еврейскую церковь", выразить свой протест против православия.

Знакомые и приятели осужденного рассказывали, что в последнее время он был особенно недоволен однообразием своей жизни, мечтал как-то изменить ее, хотел съездить в отпуск, заняться спортом, но ничего для этого не делал. По словам родителей Степана, он мог быть раздражительным без причины, периодически у него случались вспышки агрессии.

Все вместе это и послужило поводом заинтересоваться литературой экстремистского содержания. Комаров пришел к тому, что стал считать религию обманом и способом заработка для священнослужителей, и превратился в нетерпимого фанатика. В ноутбуке подсудимого следователи обнаружили материалы экстремистского характера. Татуировки на теле Комарова, сделанные по его эскизам, тоже характеризуют его как сторонника радикальных убеждений.

Учитывая все обстоятельства дела, суд постановил назначить Комарову наказание в виде лишения свободы на срок 24 года (год преступник уже провел в СИЗО), а также выплатить 7,5 миллиона рублей компенсации пострадавшим и родственникам погибших. Кроме того, Комарова обязали выплатить 1,3 миллиона рублей церкви. Во время стрельбы в соборе пострадали четыре иконы, центральный аналой и крест на царских вратах.

— Прихожане ждут, спрашивают, когда будут восстановлены иконы, многие люди готовы участвовать финансово в восстановлении, — рассказал корреспонденту ИА Sakh.com ключарь Воскресенского кафедрального собора, священник Василий. — Сейчас мы заберем иконы у Следственного комитета, или они сами привезут, и отправим в Москву, чтобы отреставрировать. Икона "Воскресение Христово", которая особо нам дорога, очень повреждена, придется работать над ней тщательнейшим образом. Это историческая икона, она передавалась из поколения в поколение. Иконы, которые не подлежат реставрации, мы оформим в киоты и оставим в нашем соборе как напоминание об этой трагедии. Хотелось бы, чтобы люди о ней не забывали.

На вопрос, повлияла ли трагедия в соборе на количество прихожан, священник Василий ответил, что причастников на Пасху стало на 300 человек больше, чем за год до происшествия.

— Людей стало приходить больше. Люди определились, где они. Я считаю, это событие четко разделило людей на Сахалине на две категории: на православных, пусть даже не посещающих церковь, и на тех, кто сказал, что церковь доигралась и все в таком роде, — сказал священник. — Мы не готовы и не имеем права давать юридическую оценку произошедшему, потому что христианин мыслит свою жизнь с точки зрения вечности. Вот я сегодня во время вынесения приговора смотрел на лицо Комарова. Конечно, жалко, что человек не признает свои ошибки. Погибшие были нашими близкими людьми, поэтому тяжело говорить. 24 года — может, это немного, но тем не менее. Церковь будет молиться о том, чтобы этот человек все-таки покаялся, понял, что он сделал и в конечном итоге, может быть, изменил свою жизнь. Все мы имеем право на то, чтобы начать все с начала.

В течение десяти дней решение областного суда может быть обжаловано. О намерении сделать это адвокат Комарова пока не заявил. Он вообще не захотел общаться с журналистами.

Новости по теме:
Подписаться на новости
Читать 835 комментариев на forum.sakh.com