16+

Сахалинские аборигены взбунтовались против политики правительства Сахалинской области

Южно-Сахалинск

Группа сахалинских аборигенов подняла бунт. Сегодня на заседании третьего внеочередного съезда КМНС Сахалина его участники заявили, что региональная целевая программа "Устойчивое развитие коренных малочисленных народов Севера Сахалинской области на 2012-2016 годы" не работает, условия жизни коренных народностей ухудшаются, а обещанной системы государственного статистического мониторинга и анализа жизни КМНС как не было, так и нет.

Председатель союза общин КМНС Сибири и Дальнего Востока Алексей Лиманзо начал свое выступление с высказывания: "Многие из активистов подвергаются гонениям".

— Подготовка к съезду шла через череду запретов со стороны чиновников. Перед делегатами закрывали двери в административных зданиях. Наши оппоненты готовы были обвинить нас во всех грехах, даже в призыве к экстремизму и сепаратизму, использовали все инструменты, чтобы создать в обществе атмосферу недоверия к коренным малочисленным народам. Необходимо заявить — у нас не было и нет нетерпимости к представителям другой национальности. Мы лишь хотим определить путь развития коренных народов, сформулировать и предложить новой власти внятную стратегию, потому что попытки донести голоса КМНС на протяжении нескольких лет игнорировались. Власть просто навязывает нам свои решения, — сказал Алексей Лиманзо.

Лиманзо
Лиманзо
Санги
Санги

На первом внеочередном съезде в 2005 году после противостояния коренных народов с промышленными компаниями было принято решение о подготовке и запуске "Плана содействия развитию коренных малочисленных народов Севера Сахалина". В 2013 году во время второго съезда КМНС выразили протест против действий чиновников, когда нарушение прав аборигенов приобрело системный характер. Цель нынешнего съезда — объединить общие усилия для решения проблем, которых накопилось очень много. Для этого в Южно-Сахалинск съехались около 50 представителей коренных народностей из разных районов области, в том числе и нивхский писатель Владимир Санги.

Итак, почему же КМНС утверждают, что качество их жизни ухудшилось?

Первое — резкое ухудшение качества преподавания родного языка.

— В последние годы в Сахалинской области нивхский язык в начальных классах в учебном плане не предусмотрен, изучается в рамках внеурочной деятельности, но этого недостаточно, — говорит Лиманзо. — В некоторых образовательных учреждениях нивхский и уильтинский языки вообще не ведутся. Сегодня детей не обучают в Ногликах, Некрасовке, Чирв-Унде, в селе Вал. От Сахалинской области за последние несколько лет не было отправлено ни одного человека в Институт народов севера, где идет подготовка специалистов по преподаванию родных языков. Есть проблемы и с учебно-методическими пособиями. Если в 1989 году родным языком владели 26% нивхов и 46% ороков, то в 2010 году показатель одинаковый — всего 3%.

Второе — отсутствие доступа к рыбопромысловым участкам и ограничение вылова лососевых в целях ведения традиционной хозяйственной деятельности.

На территории Сахалина, по данным на 1 апреля, зарегистрировано 71 родовое хозяйство и община, 95% которых занимаются рыболовством. Но в последний раз, по словам Лиманзо, рыбопромысловые участки закреплялись за родовыми общинами во времена губернатора Ивана Малахова.

— Больше за это время закреплений не было, было только изъятие участков. Большая часть общин была лишена доступа к рыбным ресурсам в одностороннем порядке, две трети общин продолжают вести хозяйство на ограниченных территориях и в кабальных условиях, которые навязывают коммерческие структуры, получившие долгосрочные права на эти участки, — сообщил докладчик.

Домашнее северное оленеводство, которое является этнообразующим видом деятельности, тоже находится в упадке. Общая численность поголовья домашних оленей сегодня насчитывает менее 200 особей, хотя раньше на острове было около 15 тысяч голов. Отсутствие мер адекватной поддержки домашнего оленеводства привело к катастрофическому положению в данной отрасли хозяйства.

Заниматься традиционным природопользованием проблематично, поскольку есть техногенные проблемы, связанные с активным промышленным освоением земель и сокращением ресурсной базы.

Один из участников съезда, председатель совета некоммерческого партнерства "Союз рыбаков Сахалинской области" Анатолий Кобелев заявил, что всегда поддерживал представителей КМНС во всех вопросах, но на правительственном уровне должной поддержки им не оказывалось.

— Власть, которая была до этого, принесла больше вреда, чем пользы, разрушила ваш национальный колхоз "Красная заря", — сказал Кобелев. — Хотелось бы, чтобы нынешняя власть создала достойные условия проживания для вас, чтобы прислушивалась к вам. Я всегда говорю — не вы должны у нас спрашивать, где и что добывать, а мы у вас.

Третье, чем недовольны КМНС, — безработица среди работоспособного населения (от 60 до 90%).

Четвертое — от 50 до 80% аборигенов проживают в ветхом и аварийном жилье, перспектив никаких.

Пятое — отсутствие социальной, культурной и спортивной инфраструктуры в местах проживания.

Отсутствие комплексного питания в образовательных учреждениях... Слабая медицинская помощь… Финансирование по подпрограмме устойчивого развития мизерное… И так до бесконечности.

Согласно всероссийской переписи, в 2010 году в Сахалинской области проживало 2 тысячи 906 представителей КМНС. Места проживания — Александровск-Сахалинский, Ногликский, Охинский, Поронайский, Смирныховский, Тымовский, а также Южно-Сахалинск.

К коренным этносам относятся нивхи, нанайцы, ороки (уильта). 55% от общей численности составляют женщины. 60% находятся в трудоспособном возрасте. Около 40% представителей КМНС проживает в сельской местности.

— Не могу не отметить важную деталь относительно представляемой в свое время правительством Сахалинской области динамики увеличения численности. Например, с 2010 по 2011 год аборигенное население возросло почти на тысячу человек. Здесь нам очень важно понять, какова реальная картина и насколько она отличается от той, которую представляют органы власти, — сказал Алексей Лиманзо, намекая на то, что общественность вводят в заблуждение, ведь налицо снижение рождаемости, а средняя продолжительности жизни представителей КМНС сегодня составляет 47-48 лет.

Нужно сказать, что в среде сахалинских аборигенов давно существует раскол. Часть из них поддерживает государственную политику, часть недовольна ей.

Как сообщил корреспонденту ИА Sakh.com председатель регионального совета уполномоченных представителей КМНС Сахалинской области Федор Мыгун, который не присутствовал на съезде, потому что в последний момент получил невнятное приглашение без повестки заседания, — действительно, есть группа аборигенов, которые имеют исключительно финансовую заинтересованность.

В рамках "Плана содействия…" "Сахалин Энерджи" ежегодно выделяет коренным народностям острова по 312 тысяч долларов. Этих денег достаточно, более того — их еще не научились использовать эффективно, считает Федор Мыгун. Но есть группа "самых северных" аборигенов хочет добиться, чтобы все деньги направлялись только в Ногликский и близлежащие районы.

— На встрече в Ногликах эти люди заявляли, что надо закрыть "План содействия…" или убрать из него южные районы. Финансы застили им глаза, ни соплеменники, ни родственники им уже не важны. Они хотят лишить нас, членов регионального совета, легитимно избранных в 2012 году, права занимать эти должности. Более того — ставят вопрос о заключении двустороннего соглашения только между ними и "Сахалин Энерджи", без правительства Сахалинской области. Но мы живем по законам государства, его нельзя игнорировать. Сколько можно собираться, кричать, шуметь? Нужно работать и помогать друг другу. Бунтовать всегда легче всего, а ты попробуй что-то изменить своими силами, — говорит Мыгун.

По его словам, ухудшение качества жизни КМНС — лишь громкие слова для пиара, реальную оценку никто не проводил.

Новости по теме:
Подписаться на новости
Читать 674 комментария на forum.sakh.com