16+

В южно-сахалинском суде допрашивают Константина Сухоребрика

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

В Южно-Сахалинском городском суде продолжилось судебное заседание по делу Хорошавина. На сегодня был запланирован допрос директора компании "Сахалин Инжиниринг" Романа Альперовича, но в зал стороной обвинения приглашен Константин Сухоребрик, гендиректор авиакомпании "Аврора".

Артюхова: на сегодня был запланирован допрос свидетеля Альперовича, мы к нему готовились, привезли тома. Утром звонили секретарю, никакой информации не было. И вот сейчас узнаём, что приглашён Сухоребрик. Ну так же не делается, госпожа судья.

Обновлено 3 апреля 2017 в 15:04

Адвокат Хорошавина ходатайствует о том, чтобы отложить заседание. Это мнение поддерживают все адвокаты.

Штундер: возражаю. Мы не обязаны согласовывать с защитой, кого приглашать. К тому же приглашаем того, чью явку можем обеспечить. Судья поддерживает прокурора. В зал входит Сухоребрик. Его сопровождает адвокат.

Денис Штундер спрашивает главу авиакомпании о событиях 2012-2015 годов. В частности, о том, как ему предложили принимать участие в фонде "Сахалин 21 век". Впервые о предложении поучаствовать к Сухоребрику обратился Хорошавин. Это произошло в аэропорту, перед вылетом в служебную командировку.

Обновлено 3 апреля 2017 в 15:16

Тогда не было сказано ничего конкретного. Примерно через неделю Сухоребрика пригласил в свой рабочий кабинет Горбачёв. Он сказал, что нужно платить ежемесячный взнос — 15 тысяч долларов США наличкой. О необходимости взносов Горбачёв объявил в безапелляционной форме. На какие цели пойдут деньги, сказано не было.

С января 2012 по середину 2013 года заместитель Сухоребрика Андрей Колесник по поручению своего руководителя передавал Горбачеву деньги. Сам Сухоребрик всего один раз лично передал ему сумму. Затем, понимая, что он часто бывает в командировках, делегировал этот процесс своему заму.

В середине 2013 года сумму увеличили до 30 тысяч долларов.

Когда Сухоребрику только-только предложили платить, он "понял, что это предложение, от которого не отказываются".

По 2015 год каждый месяц в фонд платили по 30 тысяч. Это личные деньги Сухоребрика. У него есть "ряд строительных бизнесов" и околоавиационный бизнес.

Тем не менее ему пришлось пару раз занять 150 и 190 тысяч долларов США у гражданина Южной Кореи, партнера Сухоребрика по строительному бизнесу.

Обновлено 3 апреля 2017 в 15:27

Собственные средства — это дивиденды, которые поступают раз в год, а мне деньги нужны были каждый месяц, говорит свидетель. — Возможности не платить у меня не было. Я работаю в авиабизнесе, который очень зависит от отношения с властями. Эти взносы являлись, наверное, залогом нормальных отношений между предприятием и руководством области.

В тот период, продолжает Сухоребрик, авиакомпании банкротились на глазах. Нам была важна поддержка региональных властей, поскольку у нас субсидированные перевозки.

Кроме того, в этот период времени Сахалинская область стала акционером авиакомпании, получив 49 процентов акций.

Штундер спрашивает, если бы Сухоребрик отказался от уплаты взносов, как он думает, область поддерживала бы компанию?

— Да, — отвечает свидетель.

Штундер в третий раз спрашивает, как Горбачёв распоряжался деньгами. Икрамов протестует: сколько можно это спрашивать, свидетель же сказал, что не знает.

Судья не снимает вопрос.

— Ну в четвертый-то раз снимете? — иронизирует Хорошавин. На это ему напоминают, что он не на совещании.

За весь период в фонд от Сухоребрика было передано 870 тысяч долларов США.

Обвинение настаивает на оглашении ранее данных Сухоребриком показаний в связи с тем, что они расходятся с тем, что он говорит сейчас. В частности, ранее свидетель говорил, что знает, на что собирались деньги, кому они предназначались и т.д.

Защита возражает, но при этом звучит: "Какой смысл ходатайствовать, всё равно суд отклонит".

Так и есть, суд отклоняет ходатайство защиты. Начинается зачитывание письменных свидетельств Сухоребрика.

Обновлено 3 апреля 2017 в 15:44

Из допроса в ФСБ: Сухоребрик понимал, что надо платить, иначе обанкротят. В целом письменный источник сообщает то же, что и живой свидетель. Приступают ко второму задокументированному допросу. Он происходил в Москве.

Сухоребрик
Сухоребрик
Обновлено 3 апреля 2017 в 15:57

"По поводу средств, которые я передавал в качестве взятки Хорошавину через Горбачёва..." — зачитывает Штундер. В своем выступлении в зале суда Сухоребрик ни разу, в отличие от протоколов допроса, не употребляет слово взятка.

— Где вы говорили правдивее и точнее? — спрашивает прокурор.

— Мне показалось, я говорил одинаково, — отвечает свидетель.

— Ваша честь, можно выступить с ходатайством, — говорит Хорошавин.

— А можно не перебивать обвинение? — обрывает его Штундер.

— Почему именно в апреле 2015 года вы решили написать заявление о даче взятки? — спрашивает прокурор.

Сухоребрик отвечает, что поначалу он верил, что это взносы в фонд, затем у него возникли сомнения.

Обновлено 3 апреля 2017 в 16:10

Уточняющие вопросы Штундера приводят к тому, что Александр Хорошавин разражается эмоциональной речью. Он говорит, что обвинение давит на свидетелей и суд превращается в профанацию.

— Зачем вообще мы все здесь? Давайте деньги сэкономим, которые так нужны государству, — говорит Хорошавин, имея в виду, что прокурор приводит живые показания в соответствие с ранее данными. По мнению экс-губернатора, это неправильно. Предварительное следствие — это предварительное следствие, а здесь живой свидетель под присягой дает показания, говорит Хорошавин, добавляя, что склонен верить тому, что говорится сейчас.

Хорошавин просит прекратить давление на свидетелей. Штундер пытается обратиться к Сухоребрику и спросить, ощущает ли тот давление, при этом говорит: "Вы слышали, что сказал Хорошавин тут на публику, при СМИ..."

Хорошавин возмущен тем, что его обвиняют в излишней театральности. Начинается словесная перепалка. Штундер пытается пресечь высказываниями Хорошавина, говорит, что тот не дает вести процесс, Икрамов заявляет Штундеру: "Помолчите, чё кричать-то?" Штундер снова напоминает подсудимым, что они не на совещании.

Тем временем свидетель выбирает пару тихих секунд и заявляет, что не ощущает никакого давления. Хорошавин просит объявить перерыв до завтра, чтобы было время подготовиться к беседе со свидетелем, который внепланово возник в зале суда.

Однако судья объявляет перерыв лишь до 17 часов.

Обновлено 3 апреля 2017 в 17:02

Сразу после окончания перерыва Икрамов заявляет, что ему нужен врач, у него кружится голова.

— Ты смотри в обморок не упади тут, — говорят Икрамову соседи по скамье подсудимых.

Прессу просят покинуть зал.

Обновлено 3 апреля 2017 в 17:28

Если это не уловка и Икрамову действительно стало плохо, то, возможно, это произошло из-за нехватки свежего воздуха. Перед началом сегодняшнего заседания Хорошавин говорил Карепкину, что нужно как-то решать вопрос с прогулками. Из-за судебных заседаний, которые часто длятся по целому дню, нарушается распорядок дня: дневная прогулка отменяется, а на вечернюю не выводят.

— У меня есть вечерний комплекс, я его с удовольствием на улице сделаю. Нет, ну гулять-то надо, — говорил экс-губернатор, имея в виду, наверное, комплекс физических упражнений. Эту же проблему Хорошавин успел коротко обсудить со своим адвокатом Ольгой Артюховой. Она буквально вбежала в зал примерно в 14:45 при том, что заседание должно было начаться в 14:30. Артюхову сориентировали на 15 часов. Это время было прописано в постановлении, хотя в конце прошлого заседания говорилось о 14:30. Артюхова выразила недовольство такой неорганизованностью.

В зал вошли медики скорой помощи.

Из зала попросили выйти всех женщин. Икрамова осматривают.

Обновлено 3 апреля 2017 в 17:56

В коридоре шутят про диспансеризацию. Слишком уж долго. И тут всех приглашают в зал.

Медика скорой помощи опрашивают о состоянии Икрамова.

Она отвечает, что давление у него 160 на 90, температура 37,2. Для 44 лет это считается высоким давлением.

Икрамов, по мнению врача, не может принимать участие в заседании. Фельдшер пояснила, что у Икрамова, возможно, ОРВИ.

Судья спрашивает Икрамова, сколько дней ему нужно для выздоровления. Он отвечает слабым голосом, что не знает.

Обновлено 3 апреля 2017 в 18:01

Штундер просит объявить перерыв до завтра до второй половины дня, завтра снова обследовать Икрамова и решить, можно ли продолжить. Судья согласна.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  15:46 4 апреля 2017
Сухоребрик с адвокатом Брыковым пришел. Боится что из числа свидетелей перейдет в число обвиняемых, дорогого адвоката притащил. Не понимает что когда дело ХАВ и компании будет рассмотрено, полетит он на своей Авроре прямиком в солнечный Магадан.
Маракуй-Я 14:04 4 апреля 2017
удивительно, что смутные сомненья его начали терзать в апреле 2015 года, спустя месяц с ареста Хорошавина. А до этого он свято верил, что сдает деньги на благие дела... Какая странная наивность для руководителя такого масштаба.
НИвановна 14:02 4 апреля 2017
чем крупнее предприятие, тем больше откат.
яблоко_2 13:48 4 апреля 2017
Стыдно за такую власть в стране!
kir.prodavec 12:55 4 апреля 2017
конечно изменил показания - за взятку и его присядут, а так давал в ФОНД!
Читать 216 комментариев на forum.sakh.com