Фигуранты и наблюдатели дела Хорошавина дождались показаний Горбачева. Сахалин.Инфо
13 июля 2024 Суббота, 02:46 SAKH
16+

Фигуранты и наблюдатели дела Хорошавина дождались показаний Горбачева

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

В Южно-Сахалинске продолжается судебный процесс по уголовному делу о взяточничестве, главные фигуранты которого — бывшие чиновники областного правительства Александр Хорошавин, Сергей Карепкин, Андрей Икрамов и Николай Борисов. Сегодня стороны обвинения и защиты намерены допросить одного из главных свидетелей — Вячеслава Горбачёва. Именно к нему стекались денежные потоки от предпринимателей, желавших поддерживать свой бизнес на плаву, предназначенные, по версии следствия, для бывшего губернатора. Допрос Горбачева должен был состояться еще накануне, но так и не начался. Стороны долго решали организационные вопросы и спорили об оптимальном времени соединения с Москвой, где сейчас проживает свидетель. Выйти на видеосвязь с Вячеславом Горбачёвым и выяснить важные для следствия вопросы должны сегодня.

Обновлено 12 апреля 2017 в 17:06

Пока идут технические приготовления в одном из судов (по всей видимости, Щербинском) города Москвы. Вячеслав Горбачев не появился в поле зрения.

Первые попытки включить звук. Щербинский районный городской суд на связи. Свидетель Горбачев явился в суд.

Свидетель за трибуной, с ним явился адвокат.

Свидетель рассказывает биографические данные. Вячеслав Горбачев находится на пенсии, проживает в настоящее время в Москве. Судья с сахалинской стороны уточняет процессуальный статус Горбачева — он подозреваемый по уголовному делу островных чиновников? Бывший глава секретариата этот статус подтверждает.

Горбачев согласен давать показания по этому делу.

Обновлено 12 апреля 2017 в 17:17

Становится ясно, что Горбачев заключил со следствием соглашение о сотрудничестве. Его дело рассматривается отдельно.

Адвокат Сюзюмов до начала допроса заявляет ходатайство об отводе судьи по делу с сахалинской стороны Елены Поликиной.

По мнению защитника, Поликина предвзята и необъективна в данном процессе.

Раннее защитник Икрамова Юрий Сюзюмов уже заявлял об отводе прокуроров, занятых в деле, но суд его прошение отклонил.

Обновлено 12 апреля 2017 в 17:31

Сюзюмов кратко перечисляет все ходатайства, подаваемые с начала процесса со стороны защиты, ссылаясь на действующее законодательство указывает, что предоставленные обвинением материалы, "пришитые" к делу (например, записи прослушивания из кабинета Хорошавина), были добыты, мягко говоря, в обход закона. Есть нарекания у стороны защиты и к представленным гособвинителями свидетелям, особенно к их неопределенному процессуальному статусу. Указывает защитник и на неоднократные отклонения ходатайств судьей.

Юрий Сюзюмов
Юрий Сюзюмов
Денис Штундер
Денис Штундер
Поликина
Поликина

Перечисляя факты, адвокат резюмирует — судья Поликина необъективна, ее деятельность противоречит Конституции России.

Связь с Москвой отключили. Сюзюмов, продолжая жонглировать ссылками на статьи законов, приходит к выводу, что принципы справедливости, законности и беспристрастности в этом процессе нарушены.

Говорит Сюзюмов и об "уровне страдания", которому и так подвержены подсудимые, находящиеся в СИЗО. С новым режимом работы суда в этом процессе страдания становятся еще глубже — с участием подсудимых в заседаниях нарушаются правила внутреннего распорядка СИЗО. Подозреваемые и обвиняемые не могут вовремя гулять, есть, спать и мыться.

"Бесчеловечные действия, психологическое давление, уровень страдания" — Юрий Сюзюмов продолжает углубляться и описывать особенности содержания подсудимых, их режим дня и бодрствования и того, чего они недополучают, участвуя в заседаниях суда в неудобное, по мнению адвоката, время. Проведение заседаний после 18 часов является нарушением прав большинства участников процесса, считает защитник.

Обновлено 12 апреля 2017 в 17:51

Сюзюмов без устали указывает на формальность и противоречивость в подходе к работе со стороны судьи Поликиной. Равноправие сторон не соблюдено — заключает адвокат.

— Складывается впечатление, что руководит процессом не судья, а гособвинитель Штундер, — замечает Сюзюмов.

Сюзюмов заявляет отвод судьи Поликиной на 15 листах, его приобщают к делу. Сторона защиты поддерживает заявление единогласно. Подсудимые знакомятся с документами.

— То, что я услышал, — это одно, я хочу увидеть. Теперь, пока не прочитаю, ничего комментировать не буду — реплика Сергея Карепкина на возражение судьи о чтении подсудимыми документов.

— Ходатайство направлено на то, чтобы оттянуть момент допроса, — уверен Денис Штундер.

Жена Сергея Карепкина
Жена Сергея Карепкина
Обновлено 12 апреля 2017 в 18:04

— Доводы защитника об отводе судьи не обоснованы, ходатайство заявлено исключительно для затягивания процесса, чтобы оттянуть момент допроса Горбачева — второй гособвинитель присоединяется к мнению коллеги. — Прошу в ходатайстве отказать.

После прочтения ходатайства высказывается Хорошавин, который отмечает, что адвокат Сюзюмов профессионал, он ссылался исключительно на правовую базу, а гособвинители как раз основываются больше на личном отношении. Бывший губернатор заявление адвоката поддержал.

— Мне бы хотелось увидеть Горбачева в этом зале. Я вчера не увидел документа, который бы доказывал мне, почему он не может присутствовать здесь. Поддерживаю ходатайство, — озвучивает мнение Сергей Карепкин.

— Я поддерживаю своего защитника. Он представил только факты. Я неоднократно подавал вам ходатайства, чтобы вы разрешили мне общаться с близкими родственниками. Мама пенсионерка не могла мне позвонить, я под следствием уже 1,5 года. Ваш запрет очень странный. Моя мама в отличие от Горбачева не может ходить, мой отец инвалид второй группы тоже, поэтому мне вдвойне странно, что человек, у которого проблемы с ногтями, не может быть в суде. Полностью поддерживаю ходатайство — высказался Андрей Икрамов.

Обновлено 12 апреля 2017 в 18:14

— Если бы я хотел процесс затянуть, это бы выглядело по-другому. Я ратую за законность процесса, — парирует Сюзюмов. Суд удаляется в совещательную комнату на 20 минут.

Обновлено 12 апреля 2017 в 18:43

Заседание продолжается.

Судья зачитывает решение по ходатайству Сюзюмова.

В отводе судьи Поликиной защитнику Икрамова отказано. Решение можно обжаловать.

Ольга Артюхова высказывает возражение и настаивает на отводе. Для этого есть объективные факты. Еще раз напоминает, что предоставленные накануне медицинские документы, касаемые состояния здоровья Вячеслава Горбачева, были в копиях с размытыми печатями, из негосударствненых клиник, без конкретной информации, которая могла бы уточнить состояние Горбачева на конкретный период времени. При этом патологий у свидетеля выявлено не было, объективного запрета на перелеты из выписок почерпнуть нельзя. Качество документов недопустимое. Тем не менее суду этих справок оказалось достаточно для того, чтобы приобщить их к делу и решить допрашивать Горбачева путем ВКС.

Обновлено 12 апреля 2017 в 18:55

Защита запросила подлинники документов и справок о состоянии здоровья Горбачева. Суд в ходатайстве адвокатам отказал.

 — Решение суда не мотивировано в этой части. Нет подтверждения допустимости ВКС по объективным причинам, — говорит Артюхова.

Допрос Горбачева путем ВКС лишает суд возможности объективно допросить одного из главных свидетелей, считает защита. Более того, выбирая видео-конференц-связь в качестве основного инструмента допроса, суд, по мнению Артюховой, стоит на стороне гособвинения.

Адвокат Хорошавина Ольга Артюхова заявляет судье Елене Поликиной персональный отвод.

Хорошавин согласен со своим защитником.

 — Те документы, которые вчера нам предоставили, они не очень говорят. Их можно сделать на любом принтере в любом помещении, — озвучивает мнение экс-губернатор.

— Я уже ставил эти вопросы. Один поднимал в феврале — меня интересовало, где вещественные доказательства, где деньги, где ручка, о которых было заявлено во всеуслышание. Второй вопрос в марте, который я озвучивал, — нам всем подсудимым хотелось бы видеть Горбачева лично в зале. 20 февраля и 3 марта появляются эти бумажечки, которые говорят якобы о том, что Горбачеву нельзя летать. Простое сопоставление фактов дают понимание, — говорит Хорошавин.

Икрамов вместе со своим защитником Сюзюмовым (он вновь говорит о том, что есть нарушения, допущенные судьей, и доказательства, представленные суду, недопустимые) ходатайство поддерживают. Борисов вместе со своим адвокатом Ольгой Дружининой держится нейтрально, предлагая решать по этому заявлению "по усмотрению суда".

Обновлено 12 апреля 2017 в 19:06

Высказывается Сергей Карепкин.

 — Я поддерживаю и сторону гособвинения, которая говорит, что до сегодняшнего дня проблем не было. Да проблем не было, потому что свидетели приходили в зал, рассказывали. А тут справки предоставлены. Тут все заинтересованы в том, чтобы Горбачев был в суде. Поддерживаю ходатайство.

Защитник Игорь Янчук поддержал коллег.

Гособвинитель Денис Штундер просит в ходатайстве отказать и допросить "свидетеля Горбачева" посредством ВКС. Прокурору защитники делают замечание — не свидетель, а подозреваемый.

— Мы, получается, защищаем права одного человека Горбачева, но нарушаем права всех остальных. Считаю, это грубейшее нарушение законодательства, — вклинивает реплику Сюзюмов.

Суд удаляется на совещание.

Обновлено 12 апреля 2017 в 19:29

Судебное заседание продолжено. В удовлетворении ходатайства Артюховой отказано.

Объявлен пятиминутный перерыв.

По всей видимости, собираются наладить видеосвязь. Все последующие ходатайства рассмотрят позже.

До завершения регламентного времени работы суда — 21.00 — остается полтора часа.

На экране вновь появилась картинка с залом московского суда. Икрамов просит предоставить ужин, добавляя, что это его законное право. Последний раз подсудимые принимали пищу в 12 часов дня.

Обвинение протестует. Явка Горбачева обеспечена. Необходимо начинать допрос. А с ужином решили еще накануне — его предоставят позже.

Обновлено 12 апреля 2017 в 19:39

Суд решает перейти к допросу. Его начинает прокурор Денис Штундер. Он представляется и спрашивает подозреваемого о связи. Горбачев подтверждает: слышно хорошо, но поскольку он инвалид второй группы по зрению, видно плохо. Судья Поликина разрешает ему сесть.

Горбачев начинает рассказ с традиционного вопроса — как давно он знаком с Хорошавиным. Подозреваемый говорит, что давно, с тех пор, когда Хорошавин был еще мэром Охи, примерно с 2000 года.

— Какие отношения у вас сложились?

— Он всегда отличался четкостью в руководстве. Впоследствии, когда я работал руководителем секретариата губернатора, с 2007 года виделся с ним в течение рабочего дня, дружеских отношений не было, были производственные. Неприязненных отношений с бывшим губернатором нет, оснований для оговора подсудимых у меня нет, — говорит Горбачев.

Обновлено 12 апреля 2017 в 19:50

Что известно касательно дела?

— Ряд действий, которые проводил губернатор, мне были неприемлемы. В августе 2014 первый раз я писал заявление на увольнение, которое не было подписано. Второй раз в феврале 2015 — мне было отказано. В период с 2011 по 2015 год не все мне нравилось в деятельности руководителя Сахалинской области.

Тем не менее Горбачев отметил, что Хорошавин до определенного времени занимался укреплением экономики Сахалинской области. Но когда он был переизбран на второй срок, позволял себе многое — излишние траты и требования.

В 2011 году бюджет области, продолжает рассказ Горбачев, стал значительно наполняться за счет шельфа. Ряд крупных предприятий, которые работали в рамках соглашения по разделу продукции, имели хорошие подряды, закупали иностранную технику. В какой-то момент они оказались в ситуации, когда подрядов не стало. Было два варианта — увольнять людей, продавать технику либо идти к губернатору и просить контракты.

Горбачев утверждает, что к нему обращались бизнесмены, чтобы он ходатайствовал о получении тех или иных контрактов перед главой области для продолжении их деятельности. Горбачев несколько раз попробовал это сделать, но был жестко одернут Хорошавиным, тот посоветовал ему не лезть, куда не просят.

Тем не менее, в июле 2011, уезжая в отпуск, Хорошавин попросил Горбачева встретиться с Залпиным и потребовал, чтобы тот начал передавать наличные деньги в фонд для различных нужд.

В то же время стали появляться сомнительные покупки. Так, Хорошавин попросил рассмотреть вопрос о приобретении каких-то ненужных объектов. Это, по мнению Горбачева, хорошо характеризует губернатора того периода.

Фонд "21 век", по словам Горбачева, губернатор использовал для поддержания своего имиджа. Приводит пример: "Допустим, мы приезжаем в Невельск, заходим в зал, где занимаются инвалиды. Он спрашивал, чем им помочь. Они просили тренажеры или еще что-то. Он говорил — хорошо, я вам куплю.

Сомнительный объект — какая-то полусфера — точнее Горбачев не говорит. Вероятно, имеет в виду купол "Олимпии парка".

Обновлено 12 апреля 2017 в 20:02

Первым "донором" стал Залпин. В то время

он занимался строительством "Кристалла". Несмотря на жесткость требования, по словам Горбачева, руководитель "Сферы" согласился платить.

Перечисления шли с октября 2011 по март 2014 года, суммы варьировались, но поступали с периодичностью 1-2 раза в месяц. Залпин передавал от 1 до 7 миллионов рублей в зависимости от периода стройки. За весь период Залпин передал Горбачеву для губернатора порядка 60-61 миллиона рублей. Все поступающие деньги хранились в сейфе губернатора, утверждает Горбачев.

Что касается сумм, они определялись, исходя из выполненных Залпиным объемов и освоенных из бюджета средств. По указанию губернатора Горбачев запрашивал в министерстве строительства информацию о перечисленных за выполненные работы по строительству "Кристалла" деньги. Исходя из этого, решался вопрос о поступлении наличных в "губернаторский фонд".

Деньги собирались строителем по звонку Горбачева. Как только главе секретариата сообщали из министерства о перечислении средств, тот делал звонок Залпину. Предприниматель давал отмашку своим сотрудникам. Бухгалтер "Сферы" собирала необходимую сумму в черный пакет. За ним Горбачев приезжал в офис компании лично. После вез деньги в правительство, суммы, не пересчитывая, Горбачев укладывал на хранение в сейф губернатора.

Обновлено 12 апреля 2017 в 20:14

В сам фонд "21 век", поясняет Горбачев, Залпин перечислял средства неохотно — за все время это происходило всего пару раз. Это были относительно небольшие суммы — от 1 до 3 миллионов. Деньги переводились исключительно безналично, как и положено по закону.

Обвинение просит вспомнить, когда Хорошавин впервые попросил перечислить Залпина средства в фонд "21 век" именно наличными. Горбачев отвечает — июнь 2011 года, предвыборный период.

— Я говорил тогда губернатору, что данная передача денег, особенно под 6 процентов, является незаконной. Залпин на это не пойдет. Залпин строит социально важный объект и он не должен никаких денег наличных передавать губернатору. На что я тогда получил выговор. Мы первый раз серьезно поругались, — вспоминает Горбачев. — Я согласился на это, потому что мне стало жалко Залпина, он хороший человек и мог остаться без контрактов.

— Причем здесь будущие контракты Залпина и губернатор? — спрашивает обвинение.

— Я уже сказал, бюджет наполнился шельфовыми деньгами. От губернатора целиком зависело, кто какой объект получит в дальнейшем.

— Как Икрамов мог влиять на заключение контрактов?

После выборов 2011 года стала складываться порочная практика. Строительные организации могли участвовать в аукционах от минстроя, либо в конкурсах. Аукционы были сложнее — там могли участвовать сторонние организации, снижающие цены. Легче, говорит Горбачев, было влиять на исход, через конкурс.

Комиссии приносили запакованные конверты на конкурс. Нужная организация, которая должна была получить контракт, получала отметку — крестик или нолик. Выигрывала та компания, которая договорилась с губернатором через Икрамова платить 5-6%.

Гособвинитель уточняет некоторые детали. С Залпиным Горбачев знаком с 1983 года — со времен обкома партии. С тех пор у них сохранились дружеские отношения.

По утверждению подозреваемого, Хорошавин с Залпиным познакомился в в 2007 году период восстановления Невельска после землетрясения. СКФ "Сфера" была одной из крупнейших компаний, которая отстраивала портовый город.

Обновлено 12 апреля 2017 в 20:26

Прокурор просит вспомнить подробности строительства "Кристалла".

Горбачев объясняет — в то время все стройки области курировал Сергей Вильямов. Именно он решал с Залпиным вопросы на первом этапе, когда решался вопрос возведения ледового дворца "Кристалл". За основу был взят типовой проект. Средства на строительство использовались исключительно из областного бюджета.

Горбачев объясняет процентную схему отчислений. "Допустим, выполнил на 150 миллионов строительно-монтажные работы за два месяца, предоставил документы в минстрой о выполнении. Оттуда давали сигнал в министерство финансов, Залпину перечисляли деньги из бюджета без задержек. Залпин это понимал — что ему в отличие от многих платят без задержек — поэтому и сам старался платить 6 процентов".

— Откуда взялась сумма в 6 процентов? — уточняет прокурор.

— Не знаю. Так повелось. Строители платили 6, дорожники 5, Альперович 10.

Главный страх, который руководил Залпиным, по словам Горбачева, и заставлял его производить наличные расчеты в фонд, был страх остаться без своевременной оплаты произведенных работ, плюс давило будущее — остаться без объектов, боязнь не получить крупные контракты в дальнейшем.

Обновлено 12 апреля 2017 в 20:38

— Мог ли Хорошавин влиять на своевременность оплаты по строительству ледового дворца Залпину? — спрашивает прокурор.

 — Я 100 процентов утверждать не могу. Но он мог дать команду в минстрой, а те в минфин, чтобы Залпину на какой-то период приостановили оплату. Это было в его правах, — отвечает Горбачев.

Было множество примеров, отмечает Горбачев, когда организации заявлялись в конкурсе, но по каким-то причинам проигрывали. Это, поясняет подозреваемый, могло происходить по отмашке губернатора, который действовал через Икрамова — в его руках почти постоянно, говорит Горбачев, находилась внушительная папка с информацией о строительных фирмах.

— То, что Залпин высказывал в резкой форме свое недовольство о передаче денег Хорошавину, я подтверждаю. Сначала ему говорили — деньги на развитие области, на выборы, но выборы закончились. Он понимал, что это совсем не на эти цели, — объясняет Горбачев.

Губернатора в принципе интересовало, насколько четко платит Залпин те проценты, которые ему полагалось платить. Хорошавин, по мнению Горбачева, за поступлениями от руководителя "Сферы" следил очень рьяно.

Передача денег от Залпина происходила всегда в одном и том же месте — в офисе Залпина, так определил сам предприниматель. При этом, отмечает Горбачев, ему наливали чашечку кофе, пока бухгалтер готовила пакет с деньгами.

Обновлено 12 апреля 2017 в 20:49

После все происходило по одной схеме — Горбачев возвращался в кабинет правительства, перекладывал деньги в сейф губернатора и передавал тому листок с цифрой — сумма, которую передал Залпин на этот раз.

Все финансовые вопросы, отмечает Горбачев, вслух не произносились. В то время губернатору стало известно, что в кабинете стоит прослушка, поэтому вопросы по суммам Хорошавин писал на листке бумаги, также поступал Горбачев со своими ответами.

Периодически Горбачев по просьбе губернатора пересчитывал деньги в сейфе и отчитывался на листках бумаги перед Хорошавиным. Доступ к сейфу имел только экс-глава и сам Горбачев. Этими деньгами распоряжался лично губернатор. В сейф стекались разнообразные суммы от разных людей.

— Никакие денежные суммы вслух губернатор в своем кабинете не озвучивал. Собираемся в командировку, допустим, надо 15 миллионов. Он писал сумму на листке, передавал мне, я шел, считал и брал из сейфа, после подбивал "баланс" — сколько там осталось и в какой валюте, — объясняет Горбачев. — В сейфе хранились общие деньги от разных предприятий. Они не делились никак от этой фирмы или от той.

В отличие от других передачек, номинал от Залпина отличался — в основном встречались "мелкие" купюры по 500 и 1000 рублей. Редко по 5000 тысяч, отмечает Горбачев. В основном Залпин передавал в пакете. Раза два в коробке от ксерокса.

Финансирование от Залпина прекратилось в марте 2014 года, когда "Кристалл" ввели в эксплуатацию.

Обновлено 12 апреля 2017 в 21:00

— Финансовый контроль строительства ледового дворца вы имели право контролировать? — формулирует вопрос прокурор.

— Нет, этим занимался вице-губернатор по строительству, затем минстрой и УКС. Я к этому допущен не был, и никто мне об этом не говорил, — отвечает Горбачев.

— Так почему же вы запрашивали документы касаемо финансового вопроса строительства, не имея на это полномочий?

— Когда губернатор дал поручение брать деньги у Залпина, было дано поручение в минстрой и минфин, чтобы они готовили справки, какие суммы были перечислены, — отвечает Горбачев. — Я возглавлял секретариат губернатора. Выполнял поручения губернатора. Все знали одно, — если я что-то у кого-то спросил или попросил — это команда губернатора. Я никогда от себя никаких поручений не давал.

Обновлено 12 апреля 2017 в 21:01

Допрос Горбачева на сегодня завершают. Его допрос продолжат 17 апреля в понедельник в 17.00 по сахалинскому времени.

Следите за обновлениями новостей в нашем телеграм-канале
Новости по теме:
Подписаться на новости