Центральная городская библиотека Южно-Сахалинска представила творчество Алексея Мезиса

Культура, Южно-Сахалинск

"Много в море дорог...". Имя новой выставке в центральной городской библиотеке имени Олега Кузнецова ее организаторы нашли в стихотворении сахалинского художника Алексея Мезиса — одном из двух, сохранившихся в семейном архиве.

Удивительным образом эта строчка очень точно "легла" на содержание выставки, которая представила творчество и судьбу художника, ушедшего из жизни восемнадцать лет назад. Этот срок невелик для забвения, у многих выставка всколыхнула взволнованные воспоминания о человеке, с кем были дружны лично либо восхищались его работами. Семь прижизненных выставок — не слишком много для плодотворно работавшего художника. И тем ценнее инициатива семьи и библиотеки, которые совместно решили вывести в фокус общественного внимания наследие Алексея Мезиса. Как оказалось, выставка расширила представление о диапазоне его творческих интересов, поскольку — это часто бывает у художников — многие работы не выходили на публику ни разу.

Художник навсегда вписал свое имя в историю сахалинского изобразительного искусства, особенно — книжной графики. Многие годы он сотрудничал с Сахалинским книжным издательством, так что прежде всего с его художественной манерой были знакомы читатели. Организаторам удалось собрать малую часть проиллюстрированных им книг (из более чем пятидесяти). Эти образчики первой постсоветской полиграфии 1980-90-х уже стали библиографической и исторической редкостью и сегодня кажутся наивными — тоненькие, на некачественной бумаге, плохо читаемые. Но утонченная графика Алексея Мезиса немало "скрашивает" эти неизбежные недостатки своего времени. Он с равным вкусом и точностью визуализировал разнообразный литературный материал — от серьезных краеведческих бюллетеней до чистой "попсы", вроде книжечек про "Тарзана" и "Рабыню Изауру".

Но, конечно же, первейшим потрясением стало открытие Мезиса как живописца, даже для его коллег. Видимо, не представилось ему возможности показать свои пейзажи. А между тем в них открывается морская душа Алексея Яковлевича. Как вспоминала его внучка Екатерина Завалишина, он не расставался с блокнотиком для зарисовок. Конечно, вряд ли в период рыбацких экспедиций у него находилось время для любимого занятия. Но все то, что он увидел своими глазами, пережил за полтора десятка лет на морях, Мезис сохранил в памяти и впоследствии щедро выплеснул на холст. Там, где пролегали его трудовые дороги, глаз цепко ухватывал, а кисть восхищенно увековечила впечатления — атласную гладь у скалы Шлем на Курилах, из которой выныривают головки сивучей, пушистые вздохи пара над кратером вулкана Кудрявого, игру цветов "птичьего базара", свечение морской волны и воздушных потоков. Цвет передан в таком многообразии оттенков, а пейзажи прорисованы так филигранно, что напоминают лаковые миниатюры. В отличие от художников, пишущих море с берега, он знал его изнутри, видел всяким, но посмотрите, какая лирика разлита в его маринах. Его море — доброе, как и он сам. Это слово чаще других говорили, вспоминая Алексея Яковлевича.

Академического художественного образования сыну врага народа, "красного латыша", получить не удалось. Хотя с детства любил рассматривать и копировать иллюстрации в книгах, особенно Альфреда Брема, и его интерес в этом поддерживала мама. А затем Николай Хлудов, в студии которого Алексей Мезис провел несколько лет (в 1927-29 годах) в Казахстане, тем и ограничились его "университеты". Студию Хлудова, в которой бесплатно учились рисованию десятки детей, позже разогнали, но Мезис всю жизнь помнил слова учителя: "Учись у природы, Алеша. Я могу научить тебя держать кисточку, карандаш, разобраться с композицией, но у природы учись красоте. Такая она искусница, такая выдумщица". И он всегда был верен правде жизни и, стало быть, реализму чистой воды, никакого абстрактного искусства. "Разве может абстрактная живопись показать красоту нашего мира следующим поколениям?".

Его биография сама по себе могла стать основой для приключенческого романа, но в те годы была частью жизни всего народа. Рано осиротев, он тем не менее состоялся в своей жизни, занимался настоящими мужскими профессиями. Работал геологом, развозил почту в Якутии, строил железную дорогу в Казахстане. От первого дня до последнего прошел Великую Отечественную войну морпехом-черноморцем. В 1946 году он написал свою первую картину, фактически документальную. Как рассказала Екатерина Завалишина, тогда в Крыму был объявлен конкурс художественных работ на тему войны. Алексей Мезис посвятил свою картину местам у мыса Фиолент в Севастополе, где шли жесточайшие бои. В них он сам принимал участие. Трава в тех местах начала расти только через два года после войны, и остались непогребенными останки солдат — советских и немецких. Подобный сюжет о правде войны, конечно же, шел в разрез с победным пафосом официального искусства, и картину политотдел забраковал… Как вспоминали родные, Алексей Яковлевич не любил говорить о войне, а осколки у него выходили до последних дней жизни.

В 1947 году Мезис перебрался на Северные Курилы. Здесь встретил свою будущую жену Лидию Ивановну. Вместе они прожили душа в душу пятьдесят лет. Северокурильский этап жизни Мезиса — рыбацкий, он прошел его от матроса до капитана.

— В 1950 году Алексей Яковлевич стал капитаном шхуны. Ловили рыбу, уходили утром, возвращались вечером, — рассказывала Лидия Ивановна. — Однажды ушли, и их не было несколько дней. Оказалось, попали в страшный шторм, вернулись — под парусами, сшитыми из одеяла. Мало кто верил, что они придут домой. Пережили мы и катастрофическое цунами в 1952 году в Северо-Курильске. Алексей Яковлевич четыре дня занимался спасательными работами, пока семья ждала его на сопке. До 1961 года работал на рыболовецком флоте, никак мы не могли уговорить его расстаться с морем. Последующие тридцать лет он трудился инженером ТИНРО.

Об универсализме таланта Алексея Яковлевича напомнил главный научный сотрудник СахНИРО (ранее — ТИНРО) Александр Каев. Инженер Мезис был сродни слесарю Гоше из фильма "Москва слезам не верит". Помните, как говорили о нем научные сотрудники? "Вот у нас в институте есть кандидаты, которые еще десять лет назад могли бы спокойно уйти на заслуженный отдых, и никто бы не заметил их отсутствия, а вот когда в прошлом году Гоша лег в больницу, у нас большинство тем замерло". Удивительным образом в Мезисе сочеталась техническая и художественная одаренность. На его счету была масса рацпредложений и изобретений, он создавал приборы, так что научные сотрудники с полным основанием считали его соавтором диссертаций. Технарь-самородок — такая ему была дана емкая характеристика. А еще он делал иллюстрации к научным трудам.

— Такие люди создают основу России, — сказал Александр Каев.

Алексей Мезис исполнил детскую мечту стать художником, и его коллеги по цеху высоко ценили его творческие достижения. Удивлялись разве что редкостной личной скромности, полному отсутствию звездности, доброжелательности. Об этом говорили Виктор Кузьменко, Наталья Кирюхина, Юрий Метельский. Истинный мастер и человек с большой буквы — таким он запомнился Наталье Кирюхиной, которая высказала мысль о необходимости собрать каталог его работ.

Владимир Овченков легко нашел с ним общий язык — оба моряки и художники. Алексей Яковлевич щедро делился производственными секретами с ним как с начинающим художником-оформителем. В свою очередь Мезиса заинтересовали исследования Владимира Владимировича, посвященные теме морских катастроф в водах Сахалина и Курил. Впоследствии эта тема "всплыла" и в графических листах Мезиса.

— Низкий поклон ему от всех моряков. В его творчестве чувствуется дыхание моря, — сказал Владимир Овченков.

От деда инициатор выставки Екатерина Завалишина унаследовала творческий ген — она интересная художница и певица. Не так давно ее иллюстрации к "Беспризорной кошке" Бориса Житкова вошли в лонг-лист конкурса "Новая детская книга". Но главное, он обладал талантом семейного счастья. И это тепло и свет "далекой звезды" продолжают согревать большую и дружную семью. Четыре поколения Мезис пришли на открытие выставки. Члены семьи были любимыми моделями художника. В портретной галерее собрались сам Алексей Яковлевич, его жена, дочь Ирина, зять Александр, внуки.

Его семья сделала ценный подарок сахалинцам. Потому что это — пример истинного профессионализма. Ведь сегодня, когда на выставках разглядываешь загадочные "инсталляции", закрадывается мысль: а владеет ли художник, собственно, основами ремесла? В случае Алексея Мезиса этого вопроса не возникало и не возникает. И это притом, что мастерство, утонченный стиль развились на основе только его самобытного дара.

Екатерина Завалишина по крупицам собирала информацию о дедушке и сейчас думает о создании сайта, посвященного его творчеству. Наследие Алексея Яковлевича бережно хранит в своей маленькой квартире Лидия Ивановна. Несмотря на прошедшие годы, живописные холсты поражают свежестью, оставаясь в безупречном состоянии. В них продолжается жизнь…

Комментариев нет
Создать тему обсуждения на форуме  

Главные новости

17:51 вчера
Просмотров: 10538 Видео: 1 Фотографий: 17 Комментариев: 150
16:39 вчера
Просмотров: 3562 Фотографий: 20 weekly
"Юнона и Авось" в Южно-Сахалинске
15:27 вчера
Просмотров: 4070
В 2017 году Сахалин обеспечит себя молоком на 40%
14:59 вчера
weekly
"Голем": кровавый лондонский узор
14:39 вчера, обновлено 14:43 вчера
Просмотров: 22315 Комментариев: 72
Хорошавин не пришел в суд по своему делу
12:25 вчера
Просмотров: 7199 Фотографий: 16 Комментариев: 93
Исторический парк "Россия — моя история": взгляд изнутри накануне открытия экспозиций
11:28 вчера
Просмотров: 5557 weekly
"Дом-3"
11:17 вчера
Просмотров: 7284 Фотографий: 5 weekly
В провинции Кёнгидо спасают ещё непогасшие огоньки жизни
10:13 вчера
Просмотров: 6859
Аэропорт Южно-Сахалинска переходит на зимнее расписание
08:40 вчера
Просмотров: 4167
Сахалинский центр микрохирургии глаза избавляет от косоглазия
08:38 вчера
Просмотров: 7261
"Сити Молл" зовет выиграть iPhone 8
08:52 вчера
Просмотров: 5763 Видео: 1
Другие главные новости