16+

Веронике Красиной не помогли в Москве, она летит в Корею

Здравоохранение, Южно-Сахалинск

Нерадостная новость пришла из московского онкоцентра имени Рогачева. После двухнедельного обследования врачи объявили маме 13-летней Вероники Красиной, что время упущено и трансплантацию костного мозга сделать невозможно. МРТ показало наличие метастаз не только в седалищной кости, но и в позвоночнике. Поврежден костный мозг. С помощью другого метода исследования (ПЭТ) установили, что опухоль активна. В таком состоянии девочке, которая уже несколько лет борется с рабдомиосаркомой, противопоказаны активные вмешательства, уверены российские врачи. Они вообще считают, что время потеряно и ничего сделать уже нельзя. Интересно, что примерно то же самое московские медики говорили в 2016 году. Тогда из клиники Блохина Веронику едва ли не прямым текстом отправили домой умирать. Именно это и означают слова "лечитесь по месту жительства", когда их говорят родителям сахалинского ребенка, больного раком. Учитывая, что на острове нет ни одного детского онколога, посыл понятен.

Мама Вероники тогда не сдалась, как не сдается сейчас и не сдастся никогда. После долгого и упорного лечения в Корее девочка вышла в ремиссию. Врачи, обследовав Веронику, не нашли метастазов. Плача от счастья, мама Вероньки (так Ирина Шестак называет дочь) побежала в магазин рядом с клиникой за мороженым, чтобы порадовать свою девочку.

28 февраля можно считать переломным моментом в истории болезни Вероники. Она в очередной раз прилетела из Пусана после окончания курса химиотерапии. Зарубежные врачи, в том числе именитые профессора, благодаря которым Вероника все эти годы продолжает жить, порекомендовали сделать небольшой (!) перерыв, чтобы организм окреп и восстановился, и затем лететь на трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток (трансплантацию костного мозга, ТКМ). Ирина Шестак побежала в минздрав. 100 тысяч долларов на то, чтобы сделать такую операцию в Корее, естественно, не было. На тот момент у Ирины Шестак на карточке лежало всего 80 тысяч рублей. Лечение съедает все небольшие семейные доходы, и если бы не помощь сахалинцев, кто знает, что бы произошло.

Надежда была только на квоту и лечение в одном из крупных федеральных онкоцентров, где ТКМ давно не является чем-то сверхъестественным. Технологии, оборудование и опыт врачей позволяют проводить эту процедуру. Однако островной минздрав почему-то не вдохновился идеей оперативно, пока Вероника стабильно и неплохо себя чувствует, отправить ее в Блохина или Рогачева. Хотя нет, на словах вроде бы вдохновился. Вспомните, что писал Sakh.com 16 марта.

Сахалинский минздрав поручил руководству областной детской больницы в кратчайшие сроки подготовить документы для выделения Веронике Красиной квоты на трансплантацию гемопоэтических стволовых клеток. Поручение озвучила первый заместитель министра Марина Гулевич во время сегодняшнего приема граждан, на котором побывала мама Вероники Ирина Шестак.

Кратчайшие сроки растянулись на четыре месяца. Наверное, это и есть те самые разные скорости, о которых недавно говорил министр здравоохранения области Алексей Пак. По его словам, то, что кажется родителям жутким промедлением, — всего лишь плановая работа медиков и чиновников.

За все это время мама девочки только и делала, что обращалась в минздрав и "трясла" врачей областной детской больницы, умоляя их поторопиться. Главред Sakh.com несколько раз напрямую писала высоким чиновникам областного правительства, настойчиво прося обратить внимание на ребенка, которому срочно нужна операция. После этого были какие-то шевеления, но результата — нет. Вероника оставалась в Южно-Сахалинске. Опасность промедления, похоже, понимали только мама, журналисты и вы, наши читатели, продолжавшие финансово поддерживать семью в этой тяжелой ситуации.

— На Сахалине нам делали слабенькую химию, просто чтобы что-то делать. Потом нас отправили в Хабаровск на ПЭТ. Результат показал метастазы в костях. Действовать нужно было уже не просто срочно, а сию секунду, — рассказывает Ирина Шестак.

Sakh.com объявил экстренный сбор средств. Невероятно быстро была собрана нужная сумма и даже больше.

Тем временем из областного минздрава нам звонили и не для печати сообщали, что помочь девочке уже ничем нельзя, поэтому ей и не приходят вызовы из российских клиник. Зная, что по большому счету такие настроения относительно Вероники в минздраве и детской больнице царят давно, мы не поверили. Потому что маленькая Вероника, живая, умная, с отличным чувством юмора, умеющая склеивать красивые открытки со свадебным тортом для торжества друзей семьи, любящая шоколадки, — эта Вероника борется, не собирается сдаваться и удивляет врачей своим самочувствием. Вопреки всем результатам обследования девочка чувствует себя нормально, разве что много спит от слабости.

Здесь в центре Рогачева врачи постоянно охают и спрашивают, что же вам такое делали в Корее, что Вероника до сих пор жива, — рассказывает Ирина Шестак. — Я, если честно, в шоке от этого центра. Две недели обследовать… В Корее все это делается за считанные дни. А про сахалинский минздрав и наших врачей мне просто нечего сказать. Протянули время. Здесь, в Рогачева, нам сказали — вот если бы вы прилетели в марте, можно было бы сделать пересадку костного мозга. Так мы и хотели в марте! Мы так и собирались! Но нас никуда не отправили, а денег на Корею тогда не было.

Сейчас Ирина собирается в Пусан. Она уже жалеет, что не сделала этого сразу. Перелет в клинику Рогачева инициировал губернатор области Олег Кожемяко. После большого резонанса, во время активного сбора средств на ТКМ он пришел в сахалинскую детскую больницу, в палату к Веронике и сказал, что договорился с Рогачева. Это было 6-7 июня. Маме девочки было неловко отказаться от такого предложения, хотя еще пять минут назад, до разговора с главой области, она была четко нацелена на Пусан, на ту клинику, где Веронику не раз поднимали на ноги. Однако и в возможности поехать в Рогачева Ирина увидела плюсы: полное бесплатное обследование, разговор с российскими врачами, который лучше, чем не всегда удачные попытки объясниться через переводчика. Плюс к тому мама Вероники слегка опасалась, что если она откажется от этой поездки, в Рогачева их больше никогда не возьмут, а вдруг Веронике еще нужно будет лечиться в России.

Но что сделано, то сделано. В ближайшие дни девочка вместе с мамой вернутся на Сахалин, а затем отправятся в Корею. Ирина вычитала в Интернете, что даже в таком состоянии, в каком сейчас находится ее дочь, сделать ТКМ возможно, нужно только подготовить организм к этому. Лететь в Пусан хотели сразу из Рогачева, но билеты нашлись только в бизнес-классе. Возвращать за них деньги государство может только через суд. Тратить лишнее Ирина не хочет: лечение предстоит очень дорогое.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимно  23:34 10 июля 2018
А в Корее помогают? Когда она выздоровеет?
анонимная  19:27 10 июля 2018
Сейчас Еве Варосян усиленно необходимо помогать. Им на днях снова в Корею лететь, сумма для сбора чуть меньше 6 миллионов.
Neya 10:12 9 июля 2018
доброе утро, Вероника с мамой прилетели в Пусан. надеемся и верим. сбор средств пока прекращен.
анонимный  22:29 8 июля 2018
Судя по всему, нужны деньги еще.Собранных может быть не достаточно.
Перевел +30 тыс.
Девочке выздоровления, маме сил и надежды на выздоровление!
nerpa04 21:44 5 июля 2018
Так Вероничка вылетела в Корею или нет?
Читать еще 546 комментариев