16+

В Сахалинском театре кукол сыграли "Ромео и Джульетту"

Культура, Южно-Сахалинск

Ну вот они и замахнулись на Вильяма ненашего Шекспира. Первая премьера сезона Сахалинского театра кукол — "Ромео и Джульетта" в постановке Антонины Добролюбовой — состоялась в День народного единства, словно напоминая, что "потрясающий копьем" объединяет весь мир и людей в нем.

На сахалинской сцене Шекспир — гость нечастый. А "Ромео и Джульетта", помимо заложенных глубин и высот материала, спотыкается для постановщиков на еще одну закавыку — исполнители. Попробуй найти актеров для первой пары — юных и опытных одновременно, сочетание невероятное (непонятно, как сам Шекспир с этим обстоятельством справлялся). Можно долго ждать случая, у моря погоды, но никто еще не отменял "риска — благородного дела". И когда в этом году в труппу влились выпускники Ярославского театрального института Ксения Земская и Влад Рябцев, история влюбленных из Вероны вошла, что называется, в повестку дня.

Не в пример модному тренду, что каждое поколение рождает какое-то особое, свежее прочтение классики, Антонина Добролюбова безоговорочно, бескомпромиссно доверяет первоисточнику и, конечно, зрителю. Она убеждена, что время говорить о больших чувствах всегда кстати. Ее интерпретация Шекспира на пути к зрителю не нуждается в "костылях" вроде смартфона в руках Ромео, Джульетты в косухе или смены пола (как довелось однажды видеть в столичном театре). И текст Шекспира в переводе Пастернака, монументальный, как каменная кладка, и цветистый, как итальянская мода XIV века, опрощать не стоит. Разве что режиссер усугубляет Шекспира "Кораблем дураков" Себастьяна Брандта да впускает в веронский круг Чуму (Александр Котов) с ослепительными приспешницами. В длинном списке действующих лиц трагедии вы не найдете этих имен, в них эффектно материализовалась реплика погибающего Меркуцио — "Чума на оба ваши дома!".

— Почему в спектакле появилась Чума? Потому что в те времена она несла не только физическую смерть. Чума изменяла сознание людей, они начинали бояться и ненавидеть друг друга, их пороки становились объемнее. И на этом фоне возникает любовь, не только друг к другу, ко всему — к жизни, созиданию, рождению другой жизни. Захотелось поговорить о вечных вещах, они придуманы не нами, но будут жить после нас, — таков замысел режиссера.

Для сочинения спектакля привлекается весь мыслимый арсенал средств и дружеских талантов: и теневой театр, и уродливые маски, и стильная хореография Алексея Ищука (Москва), перекладывающего на язык танца все что угодно — дуэль, смерть, сердечный наив, сомнение, и куклы, наконец. Одни скульптурные, другие каркасные, в вязаных костюмчиках сообразно эпохе, прелестная пышненькая кукла Кормилица — на сферическом основании, тараторит и катается шариком по спектаклю. Театральные мастера идеально воплотили в жизнь задумки художницы Ольги Сидоренко (Брянск).

Ольга Сидоренко, постоянный соавтор режиссера, скупо обозначает пространство спектакля каменной стеной с окнами, в которые яростными языками пламени врывается Чума со свитой. И в них же отражаются самые светлые сцены влюбленных. Доска подиума обращается то в пиршественный стол, то в место прогулок и нежных мечтаний, то в погребальное ложе. Тут враждуют так давно, что уже не помнят, по какой причине, но бережно хранят традицию — надо же что-то передать следующим поколениям на память о себе. Чума, имидж которого словно подсказан индусскими божествами, главенствующий в городе, откровенно подначивает амбиции Монтекки и Капулетти. В какой-то момент уже не различишь, кто против кого в азартной драке, в живом плане все в одинаковых темных плащах, похоже, борются сами с собой.

Но Верона не только серая, черная с кроваво-красными вкраплениями, в ней и кипит страстями большая жизнь, температура зашкаливает. Никуда ведь не деться от собственной энергии сахалинских веронцев, их здоровой силы и восторга от прикосновения к величайшей истории.

Коллективная Верона — слава нашим актерам — молодая и обаятельная, выписана крупными мазками: усталый от человеческой глупости мудрец Лоренцо (Евгений Панихин), легкий насмешник Бенволио (Даниэль Черемных), хлопотунья по чужим делам Кормилица (Марина Смирнова), вспыльчивый повеса Меркуцио (Артем Спрыгин), чумовые красотки-ведьмы Зависть (Евгения Тодика), Клевета (Анастасия Котова), Гордыня (Юлия Тронина). Пируют, танцуют, задирают друг друга, но играючи, как-то без особой злобы, случается, убивают — сегодня ты, завтра я. Именно в силу наличия мощного жизнелюбия в Вероне прорастает белая, как костюмы Ромео и Джульетты на фоне сине-желтых клановых цветов, любовь. Куклы умирают, а актеров поглощает тьма, чтобы секунду спустя возникнуть в окнах — бессмертными…

Такую амбициозную мечту можно пестовать десятилетиями. А начинать свою карьеру такой ролью для актера — шанс на миллион. Но мечты сбываются не только лишь у Газпрома. Когда-то народная артистка РСФСР Клара Кисенкова в Сахалинском драмтеатре примерила на себя роль Джульетты, но тогда Шекспира было принято играть с тяжеловесным пафосом. Не то что нынешнее племя. Раньше Ксении Земской на сцену выпархивает ее смех-колокольчик. Эта Джульетта — беззаботная, наивная девчонка, птичка певчая, все придумала за двоих. Сама задала вопросы, сама ответила и, в общем, сама женила Ромео на себе. Необыкновенно легкое понимание жизни в нежном возрасте и, кажется, такое же отношение к смерти. Осознаешь, что в этом двуединстве, нетерпении сердца вдруг обнажаются корни сегодняшней подростковой эпидемии суицида — все или ничего, сразу или никогда, третьего не дано. Перед этой горячечной лавиной, очаровательной сумасбродкой, перед Жизнью не в силах устоять Ромео с чуть капризными интонациями подростка — я хочу только эту куклу...

Ксения Земская училась на менеджера, и ей стало скучно. Закончила театральный институт и за компанию с Ромео приехала на Сахалин — открывать новые земли и возможности для творческого развития, щедро предлагаемые театром кукол. Первая роль для нее — это:

— Огромная ответственность и огромное удовольствие. Я учусь у своей роли, Джульетта помогает мне быть более решительной, я все-таки "бояка" в жизни. Кукла больше сама меня ведет, и если я начинаю врать, она меня по рукам бьет. Не знаю, это сложно объяснить, но в кукольном театре все — волшебство. Материал для дебюта просто глобальный, хочется ему соответствовать, вложить свою хоть малюсенькую долю, чтобы все получилось. Не верю своему счастью….

На постановку "Ромео и Джульетты" ушло всего 13 дней. Причин тому три, по словам Антонины Добролюбовой, — трудолюбие, профессионализм, выносливость. Дебютанты легко влились в коллектив и выдержали бешеный ритм достойно вместе со всеми, репетиции шли постоянно и каждый день рождал что-то новое. Вот ведь всякий раз, когда Антонину Добролюбову влечет время, отсюда неразличимое, "век мой, зверь мой" провоцирует театр на разговоры о светлом и возвышенном. Чем ночь черней, тем ярче звезды.

Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимная  16:14 3 декабря 2018
Не большой любитель театра, бываю на спектаклях не часто, а когда бываю можно сказать не по своей воле. Но это действо меня увлекло))) и даже где-то растрогало (я не про финальную сцену). Котов играющий чуму был просто великолепен. Очень эпичный и харизматичный артист. Девочки его сопровождающие по сценарию тоже большие умнички. Главные герои конечно совсем молоденькие, но молодцы. Для малого опыта сыграли довольно хорошо. Видно было как растрогалась "Джульетта" когда зрители хлопали стоя, прям глаза повлажнели)) В целом хорошая постановка, отличные актеры, не напряжно по времени (не затянуто лишней "демагогией"). Первый раз не хотелось спать, и не сопровождало чувство что время потрачено зря. Спасибо
анонимный  13:08 6 ноября 2018
Офигенная постановка, молодые актеры просто волшебники, лучшей Джульетты еще не видел.Браво. Жена плакала от радости за молодых влюбленных, какие они были счастливые, когда встретились на небесах
5674 11:50 6 ноября 2018
Шикарный спектакль. Прям смотрели на одном дыхании. Браво всем! И А. Добролюбовой, и артистам!!!
Читать все обсуждение