16 августа 2022 Вторник, 12:03 SAKH
16+

Маленький сахалинец Игорь Баженов умер в Москве

Здравоохранение, Углегорск

Девятилетний Игорь Баженов из Углегорска скончался в Москве. 30 октября мальчику сделали операцию в национальном медицинском исследовательском центре — заменили митральный клапан и кардиостимулятор. Операция длилась около 12 часов и была очень сложной, после нее Игорь попал в реанимацию. Он находился без сознания, дышал с помощью аппарата ИВЛ. Врачи говорили бабушке Игоря Светлане Ткаченко, что после столь серьезного хирургического вмешательства такое состояние может быть, настраивали на лучшее. И действительно, мальчик начал понемногу приходить в себя. Его отключили от аппарата искусственной вентиляции легких и перевели в обычную палату.

— Я просила, чтобы не переводили, потому что видела, что ему еще плохо, — рассказывает Светлана Ткаченко. — Он просто лежал, ни на что не реагировал, планшет свой любимый в руки не брал, вообще не шевелился. Я умоляла, чтобы его оставили в реанимации под более внимательным присмотром, но мне сказали, что нечего ему там место занимать. В палате ему становилось все хуже, он уже синел и не мог дышать. Я побежала к врачам, они пришли, надели ему кислородную маску, а сам аппарат не включили. И он лежал, как мы думали, с кислородом, а на самом деле без него. И только потом, когда я увидела, что ему совсем стало плохо, я позвала врача, он пришел и говорит — а что это у вас аппарат не включен.

Игоря снова перевели в палату интенсивной терапии, но у него уже развился отек головного мозга. Врачи не смогли ничем помочь. Мальчик, который имел множество врожденных пороков развития, но не был смертельно больным, скончался.

Еще сегодня днем Светлана Ткаченко била во все колокола, связывалась с Кореей, узнавала, можно ли привезти Игоря на диагностику и лечение, просила Sakh.com открыть сбор средств, чтобы срочно транспортировать внука за границу, потому что "в Москве только все напортили". Вечером она позвонила и сквозь слезы сказала, что ничего уже не нужно.

В Москву прилетела и мама Игоря. Сейчас родственники решают вопрос о перевозке тела на Сахалин.

Светлана Ткаченко плачет каждую минуту и винит во всем себя. Говорит, что не досмотрела, на слова, что она лучшая бабушка на свете, очень сильная и необыкновенно добрая женщина, отвечает, что она наоборот худшая, что не хочет жить, что смысл жизни для нее потерян. С самого рождения Игоря она вкладывала в его реабилитацию и лечение все силы и каждую копейку, подрабатывала, стеснялась обращаться за помощью к людям и делала это только в самых крайних случаях. Благодаря отзывчивым сахалинцам, мальчик узнал, что такое слышать: ему сделали бинауральное слухопротезирование, купили специальные слуховые аппараты.

За каждый рубль Светлана Ткаченко была безмерно благодарна и даже писала стихи тем, кто не оставлял ее Игорёшу в беде.

Операцию на сердце нужно было делать давно. Еще в 2016 году вопрос стоял остро, мальчик задыхался, из старого кардиостимулятора он уже вырос. Но врачи не рисковали приступать к его замене, опасаясь, что сопутствующие недуги не дадут мальчику перенести такую серьезную процедуру. По словам Светланы Ткаченко, Игорь как будто чувствовал — не хотел идти на операцию, сидел, вцепившись в бабушку. Укол снотворного ему пришлось делать прямо в палате. Обычно перед операцией Игорь так себя не вел.

Будут ли родственники писать жалобу на врачей, которые, по их мнению, не сделали все возможное, чтобы в послеоперационный период выходить их ребенка, пока неизвестно.

Sakh.com выражает соболезнования семье Игоря.

Новости по теме:
Подписаться на новости