17 июня 2019 Понедельник, 10:24 SAKH
16+

На выставке "Территория слова" — Малевич, Родченко, Пригов

Культура, Южно-Сахалинск

На фестивале "Территория. Сахалин" Московский музей современного искусства отгородил себе кусочек под названием "Территория слова. Текст и образ". Экспозиция заняла второй этаж литературно-художественного музея книги Чехова "Остров Сахалин". На выставке представлено почти 90 предметов из фондов музея, отражающих максимальное разнообразие форм и видов изобразительного искусства ХХ века, которые работают со словом, — живописи и графики, медиаобъектов и видео.

— Мы с большим энтузиазмом отнеслись к приглашению участвовать в фестивале "Территория. Сахалин", — сказал на открытии куратор выставки Владимир Прохоров. — Для нас это тоже непростой, масштабный эксперимент, давший положительный опыт. Отправной точкой для формирования экспозиции стала поездка Чехова на Сахалин. Мы собрали произведения, так или иначе связанные со словесностью, литературностью, где слово присутствует как материал, различными методами его преображения. Ведь русская культура в основе своей словоцентрична. Здесь представлены самые знаменитые имена — от Велимира Хлебникова до Дмитрия Пригова.

Появление проекта вполне укладывается в концепцию фестиваля "Территория. Сахалин", который ратует за размывание границ и барьеров между жанрами. Как взаимодействовали, конструировали, искали, шалили художники с буквами, словом, литературой, показывают два раздела, посвященные русскому авангарду и позднесоветскому концептуализму ХХ века. Соединяющая их мостиком видеоинсталляция "Сигнал" Коки Рамишвили посвящена теории цвета Гете и, по словам организаторов, задает темп экспозиции.

Слева от Коки Рамишвили — авангард, в эту пору "живопись и графика практически неотделимы от литературного движения". О невероятном времени его рождения можно получить представление хотя бы по афише 1919 года, которой приглашали почтенную публику на встречу с теоретиком русского авангарда Ильей Зданевичем в Тифлисе: "Скандал-декламация, кулачный бой, потешные огни, драка и всеобщий ужин". Такое время вряд ли можно было иллюстрировать прежними способами. Новые реалии для творцов казались причудливыми декорациями для самовыражения, поэты были художниками (Каменский, Маяковский), новая идеология требовала площадей и плакатов, а не лирических пейзажиков у пруда. Зданевича на выставке, правда, нет, зато есть Александр Родченко, Казимир Малевич, Велимир Хлебников. Идеи Родченко, родоначальника советского дизайна, рекламной графики, и по сей день не теряют актуальности. Вера Хлебникова, племянница романтического "председателя земного шара", воспроизвела в технике шелкографии его рисунки к поэме "Зангези". Казимир Малевич проиллюстрировал поэму Хлебникова и Крученых "Игра в аду". В этом же пространстве зритель откроет для себя поэта Андрея Вознесенского как художника, латинские афоризмы на мраморных кирпичиках от Виталия Пушницкого, "Фигуративную поэзию", записанную в клеточки костюма-кроссворда Валерия и Тамары Мишиных, и проч.

Справа от Коки Рамишвили — концептуализм. Авторы этого направления "прибегали к иронии и абсурду, тому способствовала бесшабашная эпоха, наступившая в преддверии распада СССР". Экспонаты безусловно вызывают литературные ассоциации. Об этом уже написано классиками — подумалось при взгляде на творение Игоря Макаревича "РИС+УНОК", где последние буквы набраны рисом (вот это бессмертное от Ильфа с Петровым из "Золотого теленка" о художнике Феофане Копытто: "Имели громкий успех портреты из проса, пшеницы и мака, смелые наброски кукурузой и ядрицей, пейзажи из риса и натюрморты из пшена. Сейчас он работал над групповым портретом. Большое полотно изображало заседание окрплана. Эту картину Феофан готовил из фасоли и гороха"). Ах, ничто не ново под луной… Или в раскрытие заданной темы поэт-концептуалист Дмитрий Пригов создает серию, снимаясь в треуголке и черных очках у памятников то Пушкину, то Маяковскому, то Достоевскому. Прислонился, так сказать, занедорого к великой литературе. И, могу ошибиться, как бы не впервые на Сахалине представлен Илья Кабаков, которого всегда именуют выдающимся и — без паузы — самым дорогим современным российским концептуалистом современности. Кабаков представлен одинокой "Мухой", по словам куратора, как образ личности, замкнутой в закрытом пространстве. Вместе с мухой под стекло загнан авторский комментарий: "Быть мухой — не значит быть кем-то, это значит быть в каком-то состоянии". Там же можно пройтись маршрутом коллективного неофициального советского искусства, существовавшего помимо лакированного Шилова и кондового государственника Глазунова, — лианозовская группа, питерское сообщество "Новые художники", группы "Мухоморы".

Обходить "Территорию…" лучше всего при посредничестве знающих людей — в музее организуются экскурсии. В противном случае посещение рискует вылиться в искреннее недоумение от предлагаемой зауми, а не погружение в историю новаторского изобразительного искусства, неотделимого от истории нашей страны в ХХ веке.

Новости по теме:

Обсуждение на forum.sakh.com

Paganel 19:39 5 декабря 2018
Передвижная выставка под названием "Дегенеративное искусство" посетила многие города Германии в период с 1937 по 1941. Лидер немецкой нации высказал о ней свое мнение:
Говорят, что эти художники не так видят, как другие. Я здесь посмотрел некоторые из присланных картин, и должен признать — некоторые из них действительно написаны людьми, видящими «наизнанку». У них нынешние представители нашего народа представлены как дегенерирующие кретины, луга для них синие, небо — зелёное, облака — серно-жёлтые и т. д.; так они чувствуют или, как они выражаются, это переживают.
Читать еще 2 комментария