16+

"Не про это" рассказали сахалинцам юные бунтари из школы-студии МХАТ

Культура, Южно-Сахалинск

Про оторванность и нежность, революционное бунтарство и мгновения тишины, про политическое и человеческое рассказали сахалинцам молодые и дерзкие "брусникинцы" — ученики четвертого курса школы-студии МХАТ. Время их царствования на сцене областного театра кукол противоречиво прошло под напевы отрицающих будущее Sex Pistols и чувственное "целую твою щенячью мордочку" из любовных писем Лили Брик. А еще под тексты Виктора Шкловского, Романа Якобсона, манифесты русских футуристов и фрагменты либретто Димитриса Яламаса к опере Алексея Сюмака "Немаяковский".

Спектакль "Не про это", представленный на фестивале-школе современного искусства "Территория. Сахалин", понравился, по словам свидетелей отзывов, подслушанных в фойе, даже бабушкам. И это несмотря на то, что он довольно специфичен: со сцены пахнет настоящим красным вином, которое наливают в красные туфли, в финале в зал едва не запинывают мяч, а напоминанием о вечере, запечатленным за сетчатке, остается римская цифра 17, подозрительно похожая на вечный подзаборный риторический протест. Именно временем нескончаемых протестов, попытками притвориться не авторским, индивидуальным изделием, а одной из множества досок в заборе, отделяющем прошлое от будущее, и веет от спектакля. Личное или коллективное? Нескончаемая внутренняя борьба, выплескивающаяся наружу и звучащая множеством голосов той эпохи. Как признались юные актеры, им было в кайф существовать в такой бунтарской атмосфере, двигаться выверено, но при этом как будто интуитивно, подсознательно.

Режиссер спектакля Дмитрий Мелкин рассказал, что "Не про это" родился из дипломного спектакля (самостоятельные работы по Джармушу, Гоголю и Хармсу — вот содержание копилки опыта, наработанного, невзирая на юный возраст, "брусникинцами"), равно как и новая театральная школа, направление, ветвь родилась из мастерской Дмитрия Брусникина. Главное, чему учил мастер, — открытость к разным направлениям в искусстве и отсутствие страха пробовать новое. И эти поиски свободы, если говорить о взаимосвязи идеи в целом и конкретного спектакля, тоже хорошо увязываются с поисками нового пути для страны, которым были озабочены современники поэта.

Слева — режиссер Дмитрий Мелкин
Слева — режиссер Дмитрий Мелкин

— Маяковский зацепил какую-то струну внутри коллектива, проявились какие-то намерения, искры засверкали. Было много разных этюдов, очень сложных по жанру, очень перформативных, мы назвали их яичницей и убрали из производства. Задача была сделать плакат-театр, но в его новом звучании, — объяснил идею Дмитрий Мелкий.

В процессе обсуждения зрители пришли не только к художественным, но и к политическим параллелям, связанным с именем-отчеством Маяковского, порассуждали вместе с режиссером о разных методах, в том числе о биомеханике, а также подняли сложный вопрос — нужен ли сегодня театр кому-то, кроме создающих его? Начинающие актеры, сидящие на сцене, словно непоседливые ученики за партами (даже после спектакля в них море энергии), уверенно заявили — нужен.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp