16+

"Тот, кто думает, что это фантастика, будет жить плохо": Лимаренко рассказал, как сделает остров-счастье

Политика, Южно-Сахалинск

Город-сказка, город-мечта — где-то мы уже это слышали, но обо всех масштабах грядущих преобразований пока еще даже не подозреваем. Остров-счастье — ни больше ни меньше — готов сделать из Сахалина (и Курил) новый врио губернатора региона Валерий Лимаренко. Об этом он рассказал журналистам областных и районных СМИ, сегодня встретившись с ними за накрытым по-новогоднему столом. Стол этот почему-то стоял в мемориальном комплексе "Победа". Очевидно, таким образом должна была создаться атмосфера непринужденного дружеского общения, а не пресс-конференции, о чем в начале кофе- и чаепития сказала начальник департамента информационной политики Екатерина Федорова. "Коллеги, у нас будет полтора часа, прошу это учитывать", — добавила она.

На десять минут из выделенных девяноста врио опоздал, но к общению приступил сразу личному: прошел вокруг стола, где сидели телевизионщики, газетчики, сотрудники информационных агентств, а также Николай Литус (литусы нужны любой власти), и каждому пожал руку, а кому-то пожелал и доброго здоровья. Присел и продолжил действительно непринужденно, заявив, что это он сегодня будет брать у нас интервью, но так как делать это почти не умеет, то просит простить и так далее.

— Пожалуйста, Руслан Сучерович, — начал Лимаренко, обратившись к Руслану Пе, редактору газеты "Долинская правда", сидевшему напротив. — К отчеству вашему я пока не очень привык...

Пе заулыбался и приступил. Сегодня 13-я годовщина пресс-конференции Владимира Путина, и он, Руслан Пе, когда-то задавал на ней свой вопрос об аэропортах Сахалина. Сегодня же хотел спросить врио о бассейне, о котором мечтает весь Долинский район, но буквально накануне встречи выяснилось, что проектирование важного объекта заложено в бюджет 2019 года, а значит вопрос отпал.

— Нужно было решить этот вопрос сейчас... — начал, было, врио, очевидно, намекая на продолжение "при мне". Но Руслан Пе успокоил собеседника, отметив, что Лимаренко еще будет к чему приложить свои усилия в Долинском районе. Он рассказал про Сокол, где есть проблема на военных землях. Лимаренко фиксировал его слова в блокнот. На вопрос, чего вы ждете от власти, Руслан ответил "Всего позитивного".

После этого Пе почему-то (хотя почему "почему-то", атмосфера-то непринужденная) сообщил, что сразу после назначения Лимаренко начал звонить в Нижний Новгород своим друзьям (врио много связывает с Нижегородской областью), и те охарактеризовали его исключительно положительно, а самое главное, подчеркнул главред "Долинской правды", сказали, что Лимаренко "сам не дает и не берет". "Региону повезло, — добавил Пе. — Для меня это стало понятно".

Стол засмеялся, засмеялся и врио, но ненадолго, потому что заметил, что у Руслана все больно складно получилось, как будто они заранее договорились. Журналист все отрицал.

Поехали дальше. Валерий Лимаренко, называя СМИшнков по именам и отчествам, написанным у них на табличках, передавал слово от одного к другому. Следующим вопросом, больным, как представил его автор, стала возможная передача Курил. Лимаренко сказал: я все записал, и перешел к другому журналисту. Та начала про лицо города, но очень скоро, с традиционной для нее присказкой "давайте я помогу", внимание присутствующих заняла Валентина Гончаренко, редактор газет "Сахалинская жизнь" и "Аргументы и факты". Начав с лица Южно-Сахалинска, как я поняла, изуродованного вокзалом по центру, Гончаренко неожиданно заявила, что читала гороскоп.

— В 2019 году вы будете беспокойный, — сказала она, обращаясь к Лимаренко. — Вы, как Экзюпери: вас не цифры интересуют, а жизнь.

Врио с ней согласился. А журналистка продолжила:

— Вот "Горный воздух", все хорошо, бла-бла-бла, но мне не нравится, что он портит экологию.

Сопки вокруг "Горного воздуха", рассказала Валентина Гончаренко, были засажены русскими и японцами, чтобы не случилось "поползня", а ведь есть еще японское водохранилище, и что мы в итоге будем пить?.. "Ну вот, я хотела помолчать, но, кажется, не получилось", — собралась завершить свою речь редактор, но у нее снова не получилось, потому как она сообщила врио, что на сегодняшней встрече нет Владимира Бубнова — главного редактора старейшей газеты "Рыбак Сахалина".

Кажется, Лимаренко записал и ее вопрос и даже поинтересовался, почему нет Бубнова. Федорова сообщила, что "будем звать".

— Какие у вас чаяния? — спросил врио у журналистки "Интерфакса". — Это, кажется, на ваш вопрос я не ответил.

Елена Третьякова, как обычно по-деловому, быстро накидала темы. Первая — про суда для Курил, которые строят-строят и наконец построят к 2020 году, но это по плану, а вообще говорят, что уже есть задержки и нехватка денег. Врио записал. А вторая — про поронайское село, где Третьяковой удалось побывать и где жители жалуются на очень плохой уголь.

— То есть вы про газификацию? — Спросил Лимаренко.

— Она хотя бы про хороший уголь, — ответила соседка Третьяковой по столу.

— Это я с конца начал, как вы мне советовали, — кивнул Лимаренко в сторону Гончаренко.

 — Молодец, — одобрила главред "Сахалинской жизни" и "АиФа".

Слово дали телевизионщикам. Они сказали о себе. Россия переходит на "цифру", а как быть регионам? Может быть, создать какой-нибудь региональный мультиплекс?

Это были Демьянов (ОТВ) и Максименко (АСТВ), а Валерия Помыткина, директор федеральной "ГТРК-Сахалин", у канала которой подобной проблемы нет, заметила, что "региональный мультиплекс" ляжет на плечи регионального бюджета. С какой, в общем-то, стати? "Каналы, в том числе муниципальные, должны зарабатывать, я об этом говорю всегда", — сказала Помыткина.

При разговоре про "цифру" Лимаренко заметно оживился, но это был не предел. Он пригласил телевизионщиков обсудить тему более детально вместе с ним и Сергеем Поповым, ответственным за информационные технологии зампредом ПСО. Пока зампредом, но дальнейшие события предсказывают мне его скорый карьерный рост.

В разговор вступил Никита Бибик, директор ТРК "Оха" и местный депутат. Он поддержал коллег выше по поводу мультиплексов, но памятуя о наказах избирателей, спустился "с ТВ-вышки" на землю.

— В Охе 60 многоквартирных домов нуждаются в расселении. Они находятся в аварийном состоянии еще с нефтегорского землетрясения...

"Оха, активизировать строительство жилья", пометил в блокноте Лимаренко.

— А еще дорога Ноглики — Оха, — продолжил Бибик, — нам обещали привести ее в порядок еще в таком-то (не расслышала) году, но...

Врио взглянул на часы.

А еще хорошо бы все-таки на Сахалине построить нефтеперерабатывающий завод. В 40-х годах такой был, и область была полностью обеспечена и бензином, и авиакеросином, сказал журналист из Охи. Стол одобрительно загудел: и рабочие места, и цена бы снизилась, и оправдали бы звание нефтегазового региона.

Но тут за столом как будто что-то щелкнуло. Щелкнуло и переключилось, потому что Валерий Лимаренко начал говорить то, для чего он, кажется, сюда и пришел. На вопросы Бибика он ответил так:

Я хочу строить дороги, позволяющие использовать беспилотный транспорт и по которым бы ездили электромобили.

Оставалось еще около сорока минут до конца встречи, но ее ход не переломил бы даже беспилотный танк. Лимаренко сказал, что мы стоим на пороге четвертой промышленной революции, и Сахалин всеми фибрами (и, конечно, дорогами) должен включиться в этот процесс. Здесь, как в самом экологически благоприятном регионе — не просто России, но и мира, ведь Сахалин окружен такими прогрессивными державами, как Америка, Япония, Китай, Сингапур — должен состояться центр мировой цифровой экономики. Именно здесь, на Сахалине, нужно давать многочисленные разнообразные послабления бизнесу, чтобы он вкладывал в нас деньги. Чтобы здесь развивались самые передовые цифровые технологии. И мы должны знать, что 

 — Россия — лидер на рынке атомной энергетики, а все остальные страны остались далеко позади... Вы спросите меня, а когда это произойдет? А я отвечу, что это всегда происходит лавинообразно.

И Лимаренко вспомнил 80-е годы, когда про компьютеры и тем более ноутбуки еще никто толком не знал и были огромные проблемы с телефонной связью, а теперь у каждого телефон — у каждого человека.

— Я проектировал третью ступень баллистической ракеты...

Но врио главы Сахалинской области не успел договорить, так как именно в этот момент у него зазвонил телефон — тот самый, который есть сегодня у каждого человека (по-моему, не "Айфон"), но он не сбился, а передав трубку Екатерине Федоровой и попутно назначив ее "помощником", продолжил говорить что-то о процессе ядерного взрыва и о том, как раньше люди, жители страны, стояли в очередях за квартирами 20 и 30 лет, и он не мог подумать, что когда-то эта ситуация изменится.

Казалось, еще немного, и наш украшенный канапе и еловыми ветками стол превратился бы в космический корабль и начал бы бороздить — таким убедительным в части четвертой промышленной революции и ликвидации очередей за жильем был Валерий Лимаренко. Но тот, взглянув в огромное окно комплекса "Победа", вдруг проговорил: "А ведь у вас тут, как я заметил, у нас тут солнце даже зимой... Как в Альпах, да? Я обратил внимание..." И продолжил о том, что электромобили будут не только получать, но и отдавать энергию.

Вы скажете, что это фантастика, а я вам скажу, что все это уже есть... А тот, кто думает, что это фантастика, тот будет жить плохо.

В этом месте сидевшие напротив врио журналисты позволили себе ремарку о регулярных и продолжительных отключениях света в Южно-Сахалинске, но Валерий Лимаренко, кажется, не обратил на это внимания. Он уже ничего не записывал.

"Инфраструктуру нужно проектировать под электрокары и беспилотники", — добавил он и продолжил про миссию территорий. Вспомнил Кисловодск, где чистый воздух, "житницу" Ставрополь, Мурманск... "Мурманск, я вам скажу, уже столица атомного флота. У нашего региона тоже должна быть миссия. Это не конец, это начало страны, это не глушь, это государственный форпост, мы в центре мирового рынка. Что здесь строить? Сталелитейные заводы, самолеты, корабли? Я вам скажу — это должна быть экологически чистая зона для освоения цифровых технологий".

— Как в Сколково?

— Лучше, чем в Сколково!

Журналисты кивали.

— Мост строить? Я не возражаю, но с цифровыми технологиями лучше жить автономно, на острове, — сказал Лимаренко, впрочем, отметив, что мост для соединения с Японией был бы не так уж плох. А дальше — всевозможные налоговые льготы, законодательство и политическая стабильность на десятки лет, среда для комфортного проживания, умные города...

— Не забудьте про глубинку — Оху, Макаров, — успел вклиниться Бибик.

— Должна быть альпийская, а не совковая, простите за слово, архитектура, — продолжал Лимаренко, — не малобюджетная крыша... Кстати, в ответ на ваш вопрос о Курилах, отдаем или нет, сейчас мы с полицией встречались и решили строить на Курилах ее объекты, и другие социальные объекты строить.

И вдруг переключился на деньги:

— Я вам скажу, мы не могли использовать наши деньги. Мы их не тратили и у нас их забирали. А деньги эти нужно тратить умно. Ветхое жилье сносить, сносить целыми квАрталами.

Лимаренко сообщил, что привез на остров бывшего главного архитектора Санкт-Петербурга Олега Рыбина, и тот уже третий день "сидит с Сергеем Надсадиным". Лимаренко хочет предложить Рыбину трудоустройство и думает о создании "соответствующего министерства и должности".

Лимаренко считает: чем больше мы будем тратить, тем больше у нас будет появляться. И эти представления, дал понять врио, уже не просто его видение ситуации. Оно ляжет в основу некой "стратегии" (да-да, стратегии) "развития" (вы не ослышались — развития) и начнет претворяться в жизнь. Очень кстати здесь будут туристическая инфраструктура (здесь кто-то вздохнул о дагинских термальных источниках) и игры "Дети Азии", которые Лимаренко уже предложили повторить, но не только на Сахалине, но и в Саппоро. "Я сказал, что идея мне нравится. Мы поднимем флаг как специальное место на земле, где комфортно жить — как в Сочи, как в Крыму, как в Тироле, это в Австрии... Нужно развивать программы и летних видов спорта... Вы понимаете, если взять этот край, умыть его и причесать, у него будет чудесное лицо... У нас солнце зимой... Я работал в Индии, в Китае, там смрад. Зачем нам топить углем? Уголь надо отправлять на импорт. Давайте так: в Европе на газе 90%, а у нас 16%, а мечтаем о 19-ти. Это ненормально. Комфортная зона проживания — у нас есть все для этого, цифровые технологии"... И похвалил их уровень: мол, был удивлен. Я снова вспомнила про Попова.

— Мы будем жить, как в Японии?

— Лучше, чем в Японии, вспомните мои слова.

Нам нужно благоустраивать наш край, говорит Лимаренко, и на это не нужны большие деньги.

— Мы всецело это поддержим, — поддержал врио Никита Бибик.

— Давайте будем встречаться с бизнесом. "Сахалин-1", "Сахалин-2" — это про вас?

— Нет, у нас "Роснефть", — ответил Бибик. И "Роснефть" ничего не хочет, продолжили мысль Бибика коллеги.

— Я предлагаю не ругать Сечина, а представить интересы этой компании на этой территории.

Кадровые вопросы: кто будет воплощать эту почти космическую стратегию — и вопросы здравоохранения подняла председатель сахалинского Союза журналистов Любовь Касьян. Она предложила подумать о льготном налогообложении и сделать свой, сахалинский МРОТ.

— Тысячу долларов? — спросил Лимаренко.

— Хотя бы на уровне потребительской корзины (16 тысяч рублей), — ответили ему.

Воплощая глобальные проекты, не стоит забывать о насущных проблемах населения, напутствовала врио Касьян, и попросила его, чтобы он одинаково относился ко всем журналистам. "95% журналистики на Сахалине — это комплиментарная журналистика", — сказала она.

Вопрос о здравоохранении зацепил врио. Он сообщил, что предложил правительству поднять зарплату медикам "неадекватно сильно", но коллеги по ПСО его пока отговаривают, так как предчувствуют обиду всех остальных. А обиды, считает, Лимаренко, быть не должно. И общественное мнение должно подготовить почву для отсутствия обиды.

— Я планирую переманить все самые светлые головы к нам, — сказал он, имея в виду врачей. Он считает, что на Сахалине должна быть самая современная диагностика — причем мирового уровня, чтобы данными, например, для постановки диагноза, можно было делиться с Японией, Кореей и другими странами. И снова, как это уже было, переключился на криптовалюту. "Мы будем центром эмиссии цифровой валюты... Это шутка, но в каждой шутке... Если вам интересно, я могу вам рассказать, что такое цифровая валюта."

Встреча должна была начать подходить к концу, потому что ощущение некого сюрреализма уже не просто витало в воздухе, а оседало на пирожных и креманках с вареньем. Лимаренко сказал, что в Ногликах отравилось 12 человек, а потом еще пять, и он вместе с чиновниками уже этим занимается. "Там и стафилококк был, и просроченные продукты". А к нам, на Сахалин, в конце концов должны будут ехать лечиться. И если у нас будет не "информационная война" и не "горячка", а "мир и покой", бизнесы и капиталы тоже поедут и польются.

К концу прозвучали вопросы про дороговизну авиабилетов. 2-3 дня уже занимаюсь этим вопросом, сообщил Лимаренко. Общался на эту тему с Сухоребриком, директором "Авроры", отправляет его и министра транспорта в Москву на переговоры с "Аэрофлотом", написал письмо Трутневу. Нужно смотреть затраты "Авроры" и думать насчет субсидий. Поддержал главреда "Советского Сахалина" Вышковскую в ее отповеди и просьбах привезти на остров иностранных авиаперевозчиков, чего не делал Хорошавин, "потакая "Авроре". Сообщил, что думает о привозе на Сахалин крупных строительных компаний, а на возражение, что выжившие сахалинские обидятся, заметил: "Когда есть один ресторан и появляется второй — это уже обидно. А в Москве сотни ресторанов, это рынок". Попытки показать, что сахалинцы платят "северные", проезд в отпуск и прочие бонусы своим работникам, а приезжим всего это не надо, поэтому они изначально в выигрыше, не возымели успеха.

— Это конкуренция. Вы пресса — это же тоже рынок... Критикуйте нас, обид никаких не будет. Это помощь для нас, — добавил он и уточнил, что не любит ложь и клевету.

— Если бы вы могли что-то попросить у Владимира Путина, что бы это было? — уже в финале практически в формате Дудя спросила Лимаренко Валерия Помыткина.

— Вы знаете, я не скажу.

— Для региона, не для себя.

— А, не для себя? — засмеялся он и ответил, что его мечта в этом смысле уже сбылась: Владимир Владимирович его поддерживает и рассчитывает на него.

Татьяна Вышковская понесла встающему со стула врио выпуски своей газеты, а Никита Бибик попросил сфотографироваться. Лимаренко еще поулыбался и еще о чем-то пошутил, а потом сел в полицейский "Форд" и поехал на встречу с Козловым.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

Дорожник 20:41 5 января 2019
КОН тоже поначалу обещал молочные реки, кисельные берега и ещё много чего фантастического. Этот начинает с того же самого. Блин, неужели эти люди не знают простой истины, что о человеке судят по его делам, а не по обещаниям и по прочей словесной шелухе. У меня одно предположение - эти обещалкины не собирались и не собираются заниматься реальными делами, направленными на улучшении качества жизни сахалинцев и курильчан. Скорее всего, у них совсем другие задачи, цели и устремления.
Rikon 13:42 25 декабря 2018
молча без пиара бы уже делал хоть что то,глядишь народ и поддержит.
dampire 13:22 25 декабря 2018
Эти слова похожи на угрозу: "Тот, кто думает, что это фантастика, будет жить плохо"
kotyara1111 09:18 25 декабря 2018
Придумай ченидь другое, это мы уже слышали не раз - не прокатит.
журналист1 23:03 24 декабря 2018
Если обещают счастье, значит всё будет с точностью наоборот.
Читать еще 809 комментариев