16 июня 2019 Воскресенье, 19:56 SAKH
16+

Адвокат Александра Хорошавина объясняет, почему нужно отменить приговор и начать следствие заново

Дело Хорошавина, Южно-Сахалинск

Ходатайство адвоката Александра Хорошавина Ольги Артюховой о возврате дела прокурору, которое она заявила на вчерашнем заседании, заслуживает того, чтобы рассказать о нем подробнее.

Напомним, в производстве Сахалинского областного суда находятся апелляционные жалобы и дополнения к ним, поданные на приговор Южно-Сахалинского городского суда от 6 февраля 2018 года. Защита просит отменить приговор и оправдать Хорошавина по всем эпизодам получения взяток и легализации.

30 марта прошлого года, после вынесения обжалуемого приговора, экс-губернатору было предъявлено обвинение по второму уголовному делу, находящемуся в производстве следственного управления СК по Сахалинской области, а именно по 18 эпизодам по части 6 статьи 290 УК РФ (получение взятки) и по 2 эпизодам по части 1 статьи 30 и части 6 статьи 290 УК РФ (покушение на получение взятки). Взяткодателями по данному делу проходят действующие депутаты южно-сахалинской думы.

Обвинение по второму уголовному делу, подчеркивает адвокат Хорошавина Ольга Артюхова, практически дословно совпадает с ранее предъявленным обвинением по первому делу, а значит и с вынесенным Южно-Сахалинским горсудом приговором. Эти совпадения говорят об абсолютной идентичности обстоятельств, подлежащих доказыванию по двум уголовным делам, а также об абсолютной идентичности средств, которыми данными обстоятельства доказываются.

Тождественность уголовных дел подтверждается следующими обстоятельствами.

Во-первых, вменением Хорошавину получения взяток и легализации по первому уголовному делу и получения взяток и покушения на получение взяток по второму уголовному делу в составе одной и той же организованной группы. Это подтверждается датой создания организованной группы по двум уголовным делам (была создана в одно и то же время — сентябрь 2010 года), а также обстоятельствами создания и составом участников данной орггруппы.

Так, на пятой странице постановления о привлечении в качестве обвиняемого по второму делу следователь А. Пазилов указывает, что, "создавая организованную группу и привлекая к участию среди прочих Горбачева, Хорошавин использовал зависимое положение данных лиц и свои лидерские качества. При этом он как организатор преступной группы потребовал от каждого из членов последней совершения в ее составе и под его руководством указанных уголовно-наказуемых деяний, направленных против государственной власти, интересов государственной службы… подрывающих основы власти и управления, дискредитирующих авторитет органов власти в глазах населения, значительно ущемляющих законные интересы и права граждан и организаций. В свою очередь участники организованной группы, в том числе Горбачев, действуя из корыстной и иной личной заинтересованности, желая улучшить материальное положение Хорошавина А.В. согласились выполнять его заведомо незаконные требования, заранее объединившись с ним с целью совершения под его руководством неопределенного количества преступлений на протяжении длительного времени".

Из данных формулировок следует, что к участникам организованной группы с момента ее создания Пазилов причисляет не только Горбачева, но и иных лиц, при этом данными лицами точно не являются Макаров, Лескин, Лобкин, поскольку по утверждениям самого Пазилова они к орггруппе присоединились в 2014 году, а ОПГ была создана в сентябре 2010 года. Таким образом, Пазилов ведет речь об организованной группе, в состав которой с момента создания с сентября входили Хорошавин, Горбачев, Икрамов, Карепкин. При этом Карепкин и Икрамов Пазиловым были завуалированы под иными лицами с использованием таких формулировок, как "данные лица", "среди прочих", "участники организованной группы, в том числе Горбачев".

То, что речь идет об одной ОПГ, подтверждается дословными совпадениями в двух документах: в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого по второму делу за подписью Пазилова и в формулировках из приговора суда за подписью федерального судьи Поликиной. Защита приводит всего один пример такой идентичности. По словам Артюховой, если взять маркер и выделять такие совпадения, то устанет рука. Так, на странице 13 обжалуемого приговора суд указывает, что (см. цитату выше практически слово в слово).

При этом следователь Пазилов констатирует, что до участия в составе ОПГ Лобкина, Макарова, Лескина с момента ее создания помимо Горбачева были еще лица, которые заранее объединились с Хорошавиным для совершения преступлений.

Зеркальные совпадения неслучайны, считает Ольга Артюхова.

— Если следовать юридической чистоте, оставив за пределами данного анализа принципиальные позиции моего подзащитного, Карепкина и Икрамова о том, что никакой организованной группы не существовало, никем она не создавалась, никто в ее состав не вовлекался и не входил, то следует, что по двум уголовным делам в отношении Хорошавина, по одному из которых уже вынесен приговор, по другому выполняются требования ст. 217 УПК РФ (ознакомление с делом), речь идет об одной и той же организованной группе, которая была создана в сентябре 2010 года, с одним и тем же составом ее участников, — говорит адвокат.

Идентичность двух уголовных дел подтверждается и тем, что одновременно по этим делам в качестве взяткодателя привлекается одно и то же лицо — Альперович. Передача им денежных средств как по первому уголовному делу (по эпизодам строительства гимназии №3 и продажи квартир для медработников минздраву), так и по второму (за оказание содействия в подготовке и ведении избирательной кампании, в том числе в части финансирования политических технологий) происходили в одно и то же время — во второй половине 2014 года. Отсюда следует, что встречи Альперовича с Горбачевым касались его избирательной кампании, соответственно не являлись взятками губернатору Хорошавину, подчеркивает сторона защиты.

Помимо Альперовича в делах задействован и его близкий друг Цой, бывший депутат гордумы, ныне депутат областной думы. По первому уголовному делу он проходит свидетелем, который предоставил Альперовичу в июле 2014 года беспроцентный заем (75 млн) на неопределенный срок. В рамках второго, так называемого депутатского дела, Цой проходит взяткодателем, который, будучи кандидатом в депутаты в гордуму, передавал денежные средства на оплату работы политтехнологов в размере 5 млн рублей.

Что еще говорит в пользу идентичности двух дел? Одни и те же "виртуальные" деньги — вещественные доказательства. Указанные денежные средства ни по одному из уголовных дел не были идентифицированы, не были разграничены по суммам и назначению. Ни по одному из уголовных дел они не были приобщены в качестве вещдоков, несмотря на то, что признавались таковыми на стадии предварительного следствия следователем Чернышовым. Впоследствии на эти деньги как на вещественные доказательства накладывался арест Басманным судом Москвы.

Отсутствие вещдоков (денежных средств) в материалах уголовных дел позволило как следствию, так и суду определить конечные суммы так называемых взяток со слов взяткодателей путем суммирования, говорится в ходатайстве Артюховой. При этом в обоих уголовных делах деньги передавались Горбачеву. Он обеспечивал их хранение, учет и расходование. Находились деньги в здании правительства Сахалинской области.

— В приговоре по первому уголовному делу суд вывел общую сумму денежных средств, в состав которой вошли и 110 млн 500 тыс. рублей — размер так называемых взяток по второму делу, из которых 80 млн были потрачены на выборы депутатов гордумы. Однако указанные денежные средства были предметом рассмотрения суда первой инстанции и по ним уже вынесен приговор, — говорит Артюхова.

В силу требования части 1 статьи 50 Конституции РФ, никто не может быть повторно осужден за одно и то же дважды. Данный принцип справедливости закреплен в части 2 статьи 6 УК РФ, пункте 7 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также в статье 4 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Это принцип non bis in idem (не наказывается дважды одно и то же). Повторное вменение одних и тех же денег, как это пытается провести следователь Пазилов, юридически недопустимо, утверждает адвокат Хорошавина.

Совпадения в уголовных делах подтверждаются также фактом комплектования и формирования второго уголовного дела. Оно, по сведениям защиты, на 80% состоит из материалов первого дела. Так, в материалах второго уголовного дела в отношении депутатов городской думы находятся:

  • материалы того же самого недопустимого оперативно-разыскного мероприятия (прослушки одних и тех же служебных разговоров губернатора Хорошавина в его рабочем кабинете);
  • копии психолого-лингвистической экспертизы, проведенной в рамках первого уголовного дела;
  • копии протоколов допроса Горбачева, касающиеся обстоятельств первого уголовного дела, а именно его комментарии аудиофайлов по эпизодам Альперовича, Сухоребрика, Томшина, Залпина, Арефьева;
  • копии протоколов допросов взяткодателей Залпина, Альперовича, Томшина, Арефьева, Павленко;
  • копии материалов дела по эпизоду Крана (т. 38 второго уголовного дела);
  • копии материалов по эпизоду Зубахина, Томшина, Арефьева, Сухоребрика;
  • копии материалов по эпизоду легализации;
  • протоколы допросов по бизнесу Икрамова и многое другое.

Этот перечень материалов из первого уголовного дела, находящихся во втором уголовном деле, не закрыт, поскольку процедура ознакомления с материалами уголовного делами в отношении депутатов продолжается.

Таким образом, резюмирует Артюхова, разъединение двух дел было произведено искусственно, с целью исключения какой-либо политической составляющей по делу, находящемуся в производстве ГСУ СК РФ. Ведь первое дело должно было расследоваться и рассматриваться под эгидой "чистого коррупционного дела" на территории региона.

— Всеми путями следствие старалось нивелировать упоминание о политике. Этим в рамках первого дела и подтверждается трансформация избирательного фонда, за который, как установил суд, нес ответственность Горбачев, в личные взятки Хорошавина. Именно в рамках содействия расследованию преступлений взяткодатели по первому делу Залпин, Сухоребрик, Альперович, Арефьев, Павленко, Томшин, Зубахин должны были подтвердить, что финансировали не выборы, а передавали деньги Горбачеву. Со слов последнего, на личные нужды губернатора. Причем, будучи допрошенными в суде, никто из них до оглашения прокурорами их показаний, данных на стадии следствия, слово "взятка" не произносил. В суде они подтвердили, что денежные средства передавались на финансирование выборов, а также иные благотворительные цели. Судьбой переданных денег они не интересовались, — говорится в ходатайстве.

Именно по этой причине не были полностью востребованы достоверные показания Икрамова и Карепкина, данные ими на стадии предварительного следствия о том, что сбор денег проводился с целью финансирования выборов. И именно поэтому суд лишил подзащитных права на ознакомление с вещдоками (прослушками). Использовались только вырванные из контекста фразы. При этом прослушками прямо подтверждается факт финансирования бизнесом избирательных компаний. Прокуроры после того, как услышали на аудиофайле фразу Хорошавина "…оставь мне на будущие выборы…" (этого не было указано в расшифровке, вместо слова выборы стояло многоточие), прекратили исследование прослушек, ограничились оглашением расшифровок этих разговоров.

Вместе с тем в материалах настоящего уголовного дела имеется достаточное количество аудиофайлов, касающихся финансирования избирательных компаний, в том числе выборов депутатов в городскую думу.

Таким образом, заключает адвокат Хорошавина, обстоятельства, связанные с финансированием Горбачевым выборов в городскую думу установлены и подтвержден факт того, что денежные средства находились у Горбачева в здании ПСО. Политической составляющей в этих делах избежать не удалось.

— Рассмотрение второго дела планировалось провести уже по накатанному пути, на фоне отголосков грязного пиара по этому делу о несуществующей ручке за 36 миллионов рублей и 2 миллиардов под кроватью. Расчет, по всей видимости, был на снижение градуса общественного мнения и на то, что уже никому не будет дела до того, как будет рассматриваться второе дело. Это решенный вопрос, основное наказание определено по первому делу, на довесок наказания по второму делу уже не потребуется особых сил и влияния, — говорится в ходатайстве.

Вместе с тем в рамках расследования второго дела политическая составляющая, а именно сбор средств на выборы, была следствием установлена. Депутаты городской думы Южно-Сахалинска 5-го созыва передавали деньги за помощь при выдвижении кандидатуры на выборах, при подготовке и ведении избирательной кампании, в том числе на оплату политтехнологов. Более очевидной политической составляющей и придумать сложно, уверена Артюхова. Именно поэтому не были объединены два этих дела.

Все перечисленное, по мнению защиты, является безусловным основанием для соединения двух уголовных дел в одном производстве. А значит, дело должно быть возвращено прокурору для соединения с уголовным делом в отношении депутатов городской думы, следствие по которому уже завершено. Новое дело предстоит рассмотреть заново.

— Факт отказа от соединения двух уголовных дел является существенным процессуальным нарушением и приведет к вынесению по одним и тем же событиям в составе одной и той же организованной группы двух заведомо неправосудных приговоров, что недопустимо. Прошу приговор Южно-Сахалинского городского суда отменить, настоящее уголовное дело вернуть прокурору, — такими словами заканчивается ходатайство.

Новости по теме:

Обсуждение на forum.sakh.com

24K 08:31 24 января
Вообще бред!! Взятки от "действующих депутатов" ну так если доказали что депутаты давали взятки, почему они все ещё депутаты?полный бред, законности нету. Приговорили и Хорошавина и депутаты на своих местах остались, а некоторые и в область пошли. Анекдот! В Европе наверное смеются над нашёл судебной системой.
зотова 08:14 24 января
Да, быть у колодца и не напиться, у нас во власть идут только за этим. Это сажать надо всех.
анонимный  20:32 23 января
Сообщение скрыто пользователями
Lena4242 20:06 23 января
Еще немного до лета потянут и на свободу.в сизо год за 2
анонимный  20:03 23 января
Мне один старичок сказал, прочитав эту статью, "В советское время, эта словесная белибирда не играла бы роли, крал, брал, расстрел, тем более в таких суммах. Просто того что есть хватило бы, и на казуистику бы никто не смотрел".
Коротко и ясно.
(Добавлено через 3 минуты)
Так что для стариков ты вор Вадимыч, причем рецедивист.
Читать еще 107 комментариев