16+

Дом милосердия, где спит Кукуруза

Благотворительность, Weekly, Южно-Сахалинск

Кто она такая?

Дом, где живет Кукуруза, бело-розовый, как огромный кусок мармелада. Внутри, на втором этаже, в одной из комнат на розовой простыне сладко спит Кукуруза в белом малышачьем комбинезоне. Спит, уткнувшись носом в краешек подушки, и знать не знает ни о каких горестях.

— Почему Кукуруза-то? — удивляюсь и заранее, каким бы ни был ответ, восхищаюсь: очень уж милое название для семимесячной дочки придумала одна из временных обитательниц Дома милосердия.

— Кукурузную кашу очень любит. Как же называть ее после этого?

Кукурузина мама находится здесь вторую неделю. За помощью обратилась после того, как осталась одна с ребенком на руках в съемной комнате, за которую нечем платить. Сожитель, Кукурузин папа, после трех лет совместной жизни ушел в магазин, тайком прихватив все деньги, которые были в доме, и не вернулся. Неделю не брал трубку, а потом взял и попросил еще денег, а то закончились. И тогда Кукурузина мама поняла, что зря его прощала все это время. Особенно в январе…

— А что было в январе?

— Он меня сильно избил пьяный. Я лежала в областной больнице, мне делали операцию. У меня был разрыв легкого, перелом ребер, — показывает шрам на груди.

— За что?

— Мы с ним поменялись ролями. Я сказала, что работать теперь буду я, раз ты не можешь приносить деньги в дом, все пропиваешь и прогуливаешь, а ты сиди дома с ребенком. К ребенку он хорошо относился, ничего не скажу, ухаживал. И вот я пришла с работы, продавцом работала. А мы снимали комнату в квартире с хозяйкой. У нее умер сожитель, и они поминали его. Я пришла, они были уже в хорошем таком состоянии. Я возмутилась, что ребенок без присмотра, и получила по ребрам. Он ко мне в больницу приезжал, извинялся. Когда выписалась, дала ему еще один шанс зачем-то…

Что делать дальше, женщина пока не знает. Печет пироги в Доме милосердия, стирает пеленки и кормит дочку ее любимой кашей, а там видно будет. Оформляет временную прописку. Сама она с материка, родители умерли, жилья здесь нет. Источника дохода пока тоже нет, разве что детское пособие — 3200 рублей в месяц.

Одна из сотен историй

А в соседней комнате-квартирке спит еще одна красотка. Точнее, она только что проснулась и уже улыбается. Что еще делать, когда тебе десять месяцев, солнце светит в окно и мама рядом? Невозможно представить, что эту малышку недавно чуть не задушил отец.

— Я в ванной была, белье стирала. Выключила воду, слышу — дочка плачет. Залетела в зал и увидела, что он ее душит. Вызвала полицейских сразу, а они ничего не сделали, даже протокола не составили, только сказали — пусть ложится спать. Мы переночевали у соседки, а утром приехали сюда, с малышкой и старшей дочкой, ей два года. Он нас вернуть не пытается, хотя знает, где мы, — рассказывает мама девочек.

С этим мужчиной она прожила пять лет. Говорит, сначала работал, не пил, а потом настали худшие времена. Если бы не Дом милосердия, податься было бы совершенно некуда. Женщина — сирота. Утверждает, что государство дало квартиру, но жить там невозможно. Несмотря на это, к сожителю больше не вернется и хочет лишить его родительских прав.

Так говорят многие, а потом прощают, возвращаются, и финалы этих историй разные, но чаще ничего хорошего в них нет, вздыхают в Доме милосердия. Однако есть и те, кто начинает жизнь заново и учится не зависеть ни от кого ни материально, ни эмоционально.

Историй, подобных Кукурузиной или той, которая приключилась с ее маленькой соседкой, к сожалению, множество. За время своего существования, с 2012 года, Дом милосердия приютил почти 200 человек: около 90 мам и больше 100 детей. Это единственное на Сахалине подобное место, куда женщины могут обратиться за помощью, прожить несколько месяцев и за это время прийти в себя и наладить свою жизнь. При доме работает группа присмотра за детьми "Ладушки", здесь можно оставить малыша и заняться делами. Это большая помощь.

Вредная канава

Но сейчас дому самому нужна поддержка. Он что-то захандрил: то подвал ломит, то отмостка отваливается. Руководитель благотворительного фонда "Радость жизни" Ольга Толкачева рассказывает про свалившиеся в последнее время невзгоды. Во-первых, мелиоративная канава. Она, конечно, ниоткуда не свалилась, а всегда тут была, а вот дом в нее когда-нибудь свалится, если ничего не предпринять. Берег канавы осыпается, грунт под отмосткой дополнительно размывает стекающая с крыши во время дождей вода, того и гляди через пару лет в канаву сползет сначала септик, установленный рядом с домом, а потом и сам дом. Отмостка уже деформировалась. Перила на крыльце в одном месте висят в воздухе, потому что бетонное основание опустилось.

— Граница здания проходит перед канавой, канава эта муниципальная, — говорит Ольга Толкачева. — Когда строили дом, я еще не была руководителем фонда, не знаю всех подробностей выбора места. Но знаю, что почти сразу канава начала беспокоить. Это только кажется, что деформация и разрушения происходят медленно, на самом деле решать проблему нужно срочно, иначе мы потеряем дом, построенный в 2016 году за 15 миллионов, на деньги благотворителей. Если он придет в негодность, других денег нам никто не выделит. И финансирования на ремонт не будет, мы не подпитываемся из бюджета. Нам построили, наша задача — сберечь всеми силами. А у нас таких сил просто нет.

Мэр Анивского района Артем Лазарев пообещал корреспонденту ИА Sakh.com, что не оставит дом в беде. После майских праздников глава администрации отправит на место инженера отдела капитального строительства и специалиста по мелиорации.

— Нужно углубить канаву и сделать сброс воды, чтобы она не стояла там. Инженер подъедет, посмотрит, что можно предпринять. По поводу остальных моментов, в частности, благоустройства, тоже обсудим. Не бросим Ольгу Борисовну и ее подопечных, конечно же, — сказал Артем Лазарев.

В лягушачьей атмосфере

Еще одна беда — подвал. В нем почти постоянно стоит вода. Пол потрескался, через эти трещины просачиваются грунтовые воды. Сейчас еще ничего, а иногда образуется настоящее озеро, заплескивается на ступеньки.

— Смеемся, что будем лягушек разводить, французскую кухню развивать. Но на самом деле, конечно, не до смеха, — Ольга осматривает подвал, подсвечивая телефоном, — не появились ли новые трещины.

Чтобы откачивать воду, в подвале прорубили колодец, в него опустили насос. Но это временное решение. Первое, что нужно сделать, — уложить под землей вокруг дома дренажные трубы, которые отводили бы воду в канаву, чтобы она даже не покушалась на подвал. Пока же щебенка и песок, который под ней, активно впитывают влагу и отдают ее потрескавшемуся бетону. Грунтовые воды на этом участке находятся близко к поверхности, на глубине 0,5-0,6 метра.

Если положить трубы, углубить канаву и укрепить ее берег матрацами Рено (сеткой со скальником), чтобы ее уровень был ниже уровня подвала, тогда сухость обеспечена.

— Мы подготовили письмо в анивскую администрацию с описанием ситуации и тех шагов, которые нужно предпринять, чтобы укрепить берег канавы. Без поддержки государства нам не обойтись. Мы хотим попросить помощи в проведении экспертизы и получить заключение, какие последствия могут быть, если ничего не делать, и как их предупредить. В этом году снег растаял быстро, строительный сезон рано начался. Надеемся, что-то сдвинется. Без правительства, губернатора, муниципалитета мы точно не справимся. Спонсоры на такую крупную сумму вряд ли найдутся, — говорит Ольга Толкачева.

И еще немножко потребностей

В подвале хорошо бы оборудовать вентиляционные окна и отдельный выход. Они есть в проекте, но строители почему-то про них забыли. А пожарную лестницу и вовсе не предусмотрели. Потом, уже после окончания строительства, документацию подкорректировали, теперь есть что показать рабочим, которые когда-нибудь, надеются в доме, приступят к этому делу. Эвакуационная лестница тоже нужна, осталось где-то найти 500 тысяч рублей. Примерно в такую сумму она обойдется.

Территория вокруг дома нуждается в благоустройстве. Внутри уютно, а снаружи пока не очень. Но дело даже не во внешнем виде, хотя асфальт, скамейки, клумбы — это приятно, а в безопасности. Не всегда адекватные мужья и сожители, бывает, ходят под окнами по ночам. Кто знает, что у них на уме? На машину к работнику Дома милосердия однажды бросился такой товарищ, пришлось вызвать полицию. В доме есть тревожная кнопка, но нужен еще и забор. Некоторые водители думают, что за домом продолжается дорога, и проезжают по территории, а потом сдают обратно, потому что там пустырь. Даже если у визитеров мирные намерения, ничего хорошего в таких поездках совсем рядом с горкой и качелями, когда во дворе гуляют мамы с детьми, нет.

Про доверие, не всегда уместное

Сейчас в доме живут четыре мамы и шесть детей. Порядки тут строгие: женщины не могут перешагивать порог, не отпросившись и не сообщив, куда и надолго ли они отправляются. Контингент разный. Многих, несмотря на их уже далеко не подростковый возраст, нужно контролировать.

Благотворительный фонд "Радость жизни", который придумал розовый дом, где женщинам помогают снять розовые очки, и сделал его реальностью, помогает не только "стационарно", но и дистанционно. Нуждающимся мамам с детьми передают одежду, памперсы, продуктовые наборы… Приходится внимательно следить, чтобы помощь ушла по назначению, а не досталась тем, кто просто привык жить за чужой счет. Попытки смошенничать бывали. Одна женщина говорила, что беременна в третий раз, у нее был большой живот. Она постоянно просила то одежду, то обувь, то еще какую-нибудь помощь. А потом оказалось, что у мнимой настоящей и будущей мамы огромная опухоль в животе, она и делает ее похожей на даму в положении. Вместо того, чтобы обратиться к врачам, женщина зарабатывала на своем заболевании.

И про цифры…

В месяц на Дом милосердия уходит около 215 тысяч рублей. Это продукты, коммуналка, налоги, зарплата сотрудникам, работающим в приюте: администратору, соцработнику, психологу, мастеру по обслуживанию здания. За свет, воду, газ никаких льгот нет.

Государство субсидирует оказанные женщинам услуги. То есть, живут, например, здесь четыре мамы с детьми — получается одна сумма, живет одна мама — другая, никто не живет — ничего не компенсируют. В целом за счет бюджетных денег покрывается около половины расходов, остальное — за счет пожертвований.

— Понятно, что мы и не должны целиком и полностью рассчитывать на государство, мы благотворительная организация и сами ищем источники финансирования, — говорит Ольга Толкачева. — Да, наши источники позволяют нам поддерживать нашу работу, но о развитии речи не идет. Мы мечтали бы о теплице на территории, чтобы женщины сами могли выращивать зелень и овощи. Многим это было бы полезно, да и детям интересно.

С пожертвованиями, как это водится, то пусто, то густо. В прошлом году получилось собрать 506 тысяч рублей. Вы тоже можете помочь благотворительному фонду "Радость жизни" и Дому милосердия. И тогда маме девочки Кукурузы и многим-многим таким, как она, переживать трудные моменты будет проще.

Дом милосердия: 47-17-18.

Руководитель благотворительного фонда "Радость жизни" Ольга Толкачева: 8962-580-17-91.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимная  17:21 7 мая 2019
Эх хорошо судить со стороны пока сама не окунешся не зарекайтесь
Kidema 22:49 2 мая 2019
Хорошая статья, добрая. Тут на страже интересов матерей должно стоять государство. Доходит до абсурда - на чужих или усыновленных детей выделяют средства, способные помочь их поднять, а родным матерям в трудной ситуации платят лишь гроши. Логика?!
Если мать не алкоголичка, любит свое дитя и нет оснований отнимать у неё ребенка, то ей надо помочь. Единственный на Сахалине подобный Дом милосердия и так тяжело выживает. Можно, конечно осуждать легкомысленных мамочек, но многие молодые мамы прошли совсем другую школу жизни, чем дети из нормальных благополучных семей. Они не умеют заботиться о будущих детях ведь о них так же никто не заботился. Вот и живут инстинктами, другому их не научили... То что любят и не бросают своих детей, уже прогресс. Одноразовая акция помощи этому дому не даст ничего. Тут нужна постоянная материальная помощь и поддержка, работа, в том числе и психологов. Как этого добиться, не представляю.
babyelephant 14:14 2 мая 2019
Конечно хорошо, что есть такая организация. Но большенство этих женщины либо вернутся к своим мужьям, либо таких же найду. И будут еще рожать, не имея ничего.
анонимная  11:50 2 мая 2019
Замечательная кукуруза😊 и дом замечательный, и помогать надо😊
Шар 20:28 1 мая 2019
хорошо, что у нас есть такие организации.
сколько девочек терпят насилие от мужей только из-за того, что им не куда уйти.
спасибо за вашу работу и за спасенных детей!
Читать еще 128 комментариев