16+

На "Сахалинской рампе" показали "Марбу" из Нюрбы

Культура, Южно-Сахалинск

Нюрбинскому государственному передвижному театру неофициально присудили миссию ответственного за хорошую погоду на IV театральном фестивале "Сахалинская рампа". С последним обстоятельством пока не очень задалось, что неудивительно: в "Марбе" в постановке художественного руководителя театра Юрия Макарова солнца нет.

Нюрбинцы на Сахалине не новички. Благодаря памяти о великолепной "Шинели", поставленной лидером театра и показанной на прошлом фестивале, в публике недостатка не было. Но каждая встреча с национальным театром испытывает зрителя: сможешь ли понять глубину режиссерского замысла, будешь ли сам готов к другому способу мысли, системе образов, произрастающих из недр незнакомого доселе этноса. У них и гоголевская мистика была мощно подкрашена легендами Севера, что уж говорить о "Марбе", в основе которой лежит рассказ якутского классика Алексея Иванова-Кундэ.

Но здесь театр ушел от конкретики времени и быта, несколько страничек текста из жизни якутского крестьянства начала 1920-х годов развертываются в мощную фантасмагорию. Театр избирает предельно минималистскую сценографию — не потому что передвижной, а потому для обозначения нищеты излишества не нужны. Высвечен лишь угол сцены, где сушится сено, и Марба и Байбал, мужчина и женщина, встречаются, влюбляются (кажется?), рождают ребенка. Но жизнь их так тяжка, что первоначальная нежность влюбленного ("друг мой, сам буду голодать, а ты никогда не будешь голодать") буквально через пару мгновений сменяется усталым раздражением — у других жены как жены, а у этой корова не доится. А рожденного ребенка отдают во спасение от голода деду. Плыви, ребенок.

И собственно, почему спектакль назван в честь Марбы? Хрупкая, миниатюрная фигурка ребенка (невероятная работа Веры Лазаревой) с первого шага завладевает вниманием. И сам процесс появления его на свет решен неожиданно: Марба стягивает с лица новорожденного чулок, и обнажается лицо инопланетянина с удивленными, распахнутыми глазами и робко-жалобной улыбкой. Ребенок — чистый лист — пришел в мир, где царит нищая жизнь на голой земле в страданиях и лишениях, за душу его борются духи смерти — колоритные демоны с вытаращенными глазами и лягушачьими прыжками, "курирующие" человека от рождения до конца. Ребенок в ужасе пытается искать защиту от них у деда, но тот равнодушен, как камень, и нет маленькому спасения — один дома, один на земле…

— История Марбы и Байбала мне как раз вполне понятна — их брак заключен не по любви, но является способом социализации, самоутверждения, для Байбала по крайней мере, женится — старейшины будут уважительно относиться. И потому ребенка, рожденного в нелюбви, духи смерти захватывают под свое влияние, — считает театральный критик Антон Алексеев из "Петербургского театрального журнала". — Рассказывая эту историю, якутские актеры работают на шедевральном уровне, умея одновременно держать сюжетную линию и существовать в ритуальном пространстве.

Спектакль идет на якутском языке, а потому приходилось то и дело обращаться к монитору, вбрасывающему для понимания сюжета титры. А потом бросаешь это отвлекающее занятие, потому что "Марба" постепенно уходит от слов в музыкально-пластическое измерение, в мир метафор, символов и иносказаний, которые облегчают трудности перевода и понимания. Немногословие молодых актеров, лица которых как будто подсвечены огнем изнутри, присущая северу от роду сдержанность эмоций, масочная неподвижность лиц по контрасту оттеняют сумасшедшую, сродни землетрясению, энергетику. "Марба" откровенно дурманит, завораживает, засасывает в медитативный туман, заманивает криками стерхов, стуком копыт, оберегами с конскими хвостами. Ну шаманы же, что тут скажешь. На сюжет накладывается мастерски сплетенная из разных музыкальных пластов "сетка", где тяжкие звуки ожидаемого бубна перемежаются раскатами рока и классическими мелодиями. Отчего так? Я стремлюсь в своих спектаклях говорить на общечеловеческие темы, потому в нашем театре есть место драматургии и музыке всего мира, отвечал режиссер.

Нюрбинцы сыграли страшную и красивую сказку о ночи жизни, в которой no exit, "нет выхода из тоннеля", блистательно показали тьму одиночества и смерти. Но это, как оказалось, самый верхний пласт смыслов. Камень преткновения для иноязычного зрителя — тема родного языка, которая создателем "Марбы" заявлена магистральной. Смерть ребенка от удушья, по замыслу режиссера, символизирует гибель народа в случае утраты своего языка, духовной культуры. Нюрбинцы, что нечасто случается в театре, выходят на разговор о языке, который нуждается в сбережении. Любой, в том числе и русский. Ведь и титры к якутскому спектаклю с ним явно не в ладах: например, Марба, узнавшая о смерти ребенка, восклицает: "Птенчик мой, какая досада!"... Родному языку в спектакле посвящают, как человеку, трогательные строки: язык, ты ангел и бог, ты спасаешь и сохраняешь. Честно говоря, в момент прочтения они вызвали недоумение некоей искусственностью вкрапления, но потом приходит послевкусие — а ведь это якутский парафраз тургеневской молитвы о нашем языке, которую, кроме патентованных филологов, мало кто сегодня поминает. "Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык…".

Фестивальный марафон пришел в движение, и нам предстоит масса открытий. До "Марбы" знать не знаешь о Нюрбе, а после спектакля начинаешь "копать" — хочется узнать побольше о народе, о городе, в котором живет и работает театр — его посол. В "Марбе" слышен отзвук якутской легенды о Елюю Черкече — Долине смерти, аномальной зоне на реке Вилюй: переночевав в ней, охотники начинали болеть и умирали. Но Нюрбинский театр — Долина жизни. "Все аплодировали, я тоже. Очень понравилось, но ничего не понял. Умом якутов не понять", — полушутя, полусерьезно посетовал один из зрителей. "Попробуйте сердцем", — посоветовал худрук Чехов-центра Александр Агеев.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

tunai4a 23:14 15 июня 2019
Невероятный спектакль,магический!Мимика актеров завораживает.Игра Веры Лазаревой в роли ребенка-шедевральна.Очень понравилась музыкальная составляющая.Браво!Спасибо за постановку!
Читать все обсуждение