16+

Ненормативная лексика, непереводимая игра слов и эротические сцены: "Сахалинская рампа" завершилась финской "Просто киносъемкой"

Культура, Южно-Сахалинск

— В спектакле много эротичных сцен, — предупреждает контролёр на входе в Чехов-центр. Эту же мантру повторяет гардеробщица, забирая пальто. Будто кто-то из зрителей поверит на слово, испугается, и вместе с уже купленным билетом уйдёт домой, чтобы не травмировать свою неокрепшую психику видом обнажённых тел или чересчур откровенных постельных сцен. Ведь такая фраза скорее разжигает любопытство, чем отталкивает. Но выбор зрителю дали: изначально стоял ценз 16+, но после прогона стало ясно — в России финская постановка подходит только для совершеннолетних, потому сахалинцам и позволили при желании вернуть билеты.

"Просто киносъёмка" приехала в островной регион из Финляндии как бонус от российского минкульта к основной программе фестиваля в рамках театральной олимпиады. Спектакль успешно завершил фестиваль, вместо логичной точки получилось поставить сразу и восклицательный, и вопросительный знаки. "Просто киносъёмка" удивляет, шокирует, балансирует на грани чистого безумия, задаёт слишком много вопросов. Главный из них "что это сейчас было?". В хорошем смысле этой фразы.

Герои "Просто киносъёмки" говорят сразу и на финском, и на английском и даже неплохом русском. На этот раз отвлекаться на субтитры не пришлось. Всем присутствующим вручили специальные устройства, так что перевод синхронно с репликами героев на ухо шептал приятный женский голос. Но так как большая часть спектакля была на более популярном английском — можно было приглушить перевод и вслушаться в интонации, не упуская при этом смысл диалогов.

"Просто киносъёмка", как сказано в описании, рассказывает об искусстве кинематографа и профессии актёра, воспевает и первое, и второе. Главные герои знакомятся на съёмочной площадке, они играют кадры из фильмов, и они продолжают жить вне объектива камеры. Какие именно зарисовки легли в основу спектакля распознать не удаётся, не удалось это и большинству присутствующих критиков — фильмы режиссёр выбрал не самые популярные. Но чёткое понимание этой стороны вопроса в "Просто киносъёмке" играет далеко не самую главную роль. Атмосферу создают и декорации — прожекторы, экраны, свет, который создаёт ощущение, будто смотришь происходящее по старому телевизору с хромающей антенной, на сцене появляется и некто второго плана, похожий на один из главных символов кинематографа — Чарли Чаплина.

В главных ролях мужчина и женщина, сумасшедшие и безумные, какими и положено быть людям искусства. Она никогда не расскажет ему, кто она, как её зовут и откуда она. Вместо этого она молча "запихнёт ему свой язык в рот" и нарвётся на "ненормативную лексику и непереводимую игру слов" — именно так голос в ухе обозначил перепалку между героями. Он тоже ничего ей не расскажет. Он станцует, разденется, просунет через трусы микрофон на проводе. Будет казаться, что нижнее бельё актёра вот-вот незапланированно слетит под такой тяжестью, но нет. Нижнее бельё актёра слетает исключительно по сценарию. Видимо, об этом и предупреждали на входе. Ничего более подходящего под ценз 18+, чем голый мужчина, на сцене так и не произошло. Сильной половине зала повезло меньше — девушка остаётся более сдержанной, дальше бюстгальтера и колготок её стриптиз не заходит.

Эротика в искусстве делится на два типа. В одном случае это эротика ради эротики, когда голую грудь вставляют в кадр, чтобы то ли привлечь лишнее внимание школьников, за которыми не досмотрели родители, то ли хоть чем-то разбавить проигрышный сюжет. В другом это эротика ради искусства, когда слово пошлость даже не приходит на ум. Кристиану Смедсу удалось воплотить на сцене второй вариант, он умело прочувствовал ту грань, где обнажённые сцены дополняют происходящее, а не идут вразрез с ним, становятся ещё одним средством выразительности, будто подчёркивают уже сказанное, а не выглядят инородным телом, которое непонятно зачем и почему.

Подобные сцены в театре обычно шокируют. Но такие чувства у зрителя актёры вызывали и другими способами. Когда главная героиня окатывает себя водой из ведра, это действует так неожиданно отрезвляюще, будто холодный поток обрушился на зрительный зал. По сцене летает попкорн. Актёры исполняют безумные танцы. Они кричат во весь голос, поют, имитируют звуки природы и пытаются дойти (не до дома) без рук, силой мысли, с соответствующими звуками и на сцене, и в проходе между партером и амфитеатром. В зале горит свет, от некой интимной анонимности уже не остаётся и следа, и становится немного неловко. "Просто киносъёмка" напоминает разбросанные кусочки пазла — пока сидишь в зале картинка остаётся чёткой и последовательной, но стоит выйти, и детальки не сходятся. Этот спектакль, как головоломку, можно разгадывать, кажется, бесконечно. Действие пропускает зрителя через гамму различных эмоций от лёгкого шока и немого "что сейчас происходит?" до светлой грусти и ностальгии под что-то неопознанное русское, где всё как по советскому шаблону: шуба, зима, коньки.

Но что остаётся за эротикой? Выбросить все откровенные сцены, и о чём это? Ответить однозначно не получается. Театр может быть разным, театр должен быть разным. Но найти скрытый смысл можно в чём угодно, оставь камень посреди зала в музее современного искусства, и найдутся десятки знатоков, которые расскажут о том, что имел в виду автор. К этому приучают и в школе, занавески в комнате не могут быть чёрными просто так, они чёрные, потому что так писатель показывает внутреннее состояние героя или ещё что-нибудь. Но в реальной жизни занавески чёрные, потому что так захотелось. Так и здесь: одни увидели обнажённые тела и поспешили выйти из зала, другие начали копаться в сложных взаимоотношениях между мужчиной и женщиной. А сам режиссёр дал сахалинцам самим решать, обозначив, что правильного или неправильного ответа здесь нет. Но иногда кажется, что Кристиан Смедс создал "Просто киносъёмку" по приколу, посмотреть, как отреагирует зритель. Определить, по какую сторону от той грани, что разделяет современное искусство и форменный бред, находится финский спектакль каждому приходится отвечать самостоятельно.

Эта работа либо нравится, либо нет, третья реакция не дана. Спектакль явно не для всех, а сахалинская публика к такому повороту событий и вовсе не привыкла. Чехов-центр более классический, и, с одной стороны, это хорошо, спасает от явных провалов. Ведь старую добрую классику могут испортить только очень плохие актёры и очень плохой режиссёр, а таких, к счастью, в островном регионе не водится. С другой стороны, хочется видеть и что-то более смелое, экспериментальное. Риск провала в таком случае выше, зато выше и возможность для режиссёра высказаться и зацепить зрителя.

"Просто киносъёмка" как раз из тех спектаклей, что цепляют. Она гораздо шире и глубже, чем рассказ о кино. Эта киносъёмка не "просто", она из разряда "сложно". Сложно для понимания, для восприятия, режиссёр не ставит какой-то конкретный вопрос, ни на что не отвечает, он погружает в атмосферу безумия. Не получается сразу сказать понравилось это или нет. Как факт остаётся лишь то, что многие спектакли со временем выветрятся из головы, забудутся, а "Просто киносъёмка" останется. Что именно останется, если выбросить весь сексуальный подтекст, это уже личный вопрос к каждому зрителю. Но что-то, однозначно, будет.

Такие спектакли важно и нужно привозить на остров. Искусство бывает разным и в любом своём проявлении оно имеет право на жизнь. А у сахалинцев, несмотря на территориальную ограниченность, не должно быть границ в познании чего-то совсем отличного от привычной картины. В этом плане театральный марафон под названием "Сахалинская рампа" прошёл успешно. Острову показали разный театр: была и старая добрая классика, и нечто совсем выбивающееся из привычного шаблона. С одной стороны, знакомые "Пять вечеров", с другой — размышления о "Дознании" на городском складе. По завершению остаётся лишь делать заметки и планировать поездки в другие регионы, чтобы получше узнать тех, с кем довелось познакомиться.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  20:08 1 июля 2019
"Сахалинская Рампа" безнравственное расточительство бюджетных средств. Мероприятие для галочки
мухоловка 20:06 1 июля 2019
В главной роли, кстати, оказывается, играл сын того самого Лембита Ульфсака, нашего знаменитого Тиля, Паганеля, поэта из Мерри Поппинс... Чудесный актёр был.
анонимная  17:37 1 июля 2019
Чернуха какая то...
Idealnaya 16:50 1 июля 2019
Отвратильно ужасно
native 16:49 1 июля 2019
"...о чём это?" О любви и свободе, как и практически все художественные произведения. Мне вообще сюжет показался вольным римейком "Иронии любви или с легким паром". И эротики не больше, чем в "Иронии". Там Мягков тоже в таких же трусах ходил...
Самае интересная идея, на мой взгляд, в этом спектакле - интерпретация оргазма через полет в космос: "Земля! Земля! Ответь!"
(Добавлено через 2 минуты)
"Иронии судьбы"... пардон
Читать еще 11 комментариев