16+

Сахалинские депутаты превратили заседание в цирк, который может разрушить дружбу Цоя и Шарифулина

Будни власти, Политика, Южно-Сахалинск

Простой, казалось бы, вопрос, в Сахалинской областной думе закончился скандалами, криками и взаимными обвинениями, какие нечасто услышишь. Более того, такую ссору в местном парламенте автору текста не доводилось наблюдать в принципе. Вдвойне удивительно, что все это депутаты устроили даже без самой громкой в думе Светланы Ивановой, ведь она сейчас находится в Охе.

Начнем по порядку: на заседании комитета по государственному строительству, регламенту и местному самоуправлению депутаты узнали о новой структуре правительства и разбежались провожать губернатора.

Председатель комитета Наталья Коршунова пыталась остановить коллег, напоминая, что комитет ещё не закончился, но как самого медленного успела зацепить только Александра Шарифулина, однако тот отпросился "на минутку" с телефоном наперевес, что и послужило поводом для перерыва, ведь кворум потерялся, а значит, и голосовать депутаты не могли.

Спустя несколько минут Коршунова попыталась навести порядок и вернуть депутатов в работу, но у неё не получилось.

— Саитов, сел на свое место, быстро, — как не самый любимый школьный учитель крикнула Коршунова.

Наталья Коршунова
Наталья Коршунова

— Я не в вашем комитете, — со смехом заметил Олег Саитов.

Наконец, почти все, и, что немаловажно, свои были в сборе, кворум вновь нашелся, и слово предоставили докладчику и разработчику законопроекта Дмитрию Пашову. Он рассказал, что, согласно регламенту думы, депутатские группы и фракции обладают равными правами, но в совет органа входят только руководители партийных объединений, эту несправедливость Пашов хочет устранить и дать главам групп такой же голос в совете, как и у партийных коллег.

Отметим, что сам Пашов ни в одной фракции не состоит, а значит, некоторые решения едроссовского большинства принимаются за закрытыми дверями, в том числе с приглашениями зампредов, таким образом, остальные народные избранники из основной повестки как бы выпадают, теряясь на фоне большинства. Но сам Дмитрий Пашов в личном разговоре с корреспондентом ИА Sakh.com отказался признавать причиной именно это неравноправие, ссылаясь на абстрактные группы, которых пока в думе даже нет.

Первый и самый очевидный вопрос задал Александр Болотников. Раз законы "обычно создаем под что-то", он решил узнать, планирует ли Пашов собирать группу.

— Нет, я так — за равноправие, — ответил Пашов, но заметил, что "все возможно".

Дмитрий Пашов
Дмитрий Пашов

Тут депутаты были почти готовы голосовать, но не проголосовали. Кто-то хотел задать вопрос, но сначала было неясно, кто именно, а потом слово взял Виталий Гомилевский, его интересовали мотивы коллеги. Ответ максимально абстрактный: "Бегло прочитал регламент, заметил неравноправие".

В дальнейшем своем выступлении Пашов продолжил ссылаться на регламент, в котором дума сама себе противоречит. Наталья Коршунова спросила, что это именно за группы и как они сформированы. Пашов подтвердил — сегодня их нет, но "сегодня нет, а завтра будет".

— Да что вы все сразу испугались? — спросил Пашов.

— Да никто никого не боится, — возмущенно ответила Коршунова.

Но складывалось именно такое впечатление: Коршунова ссылалась на фракции, будто только они могут объединяться, но что делать беспартийным депутатам, не добавила. У народных избранников есть возможность выходить на выборы реальными самовыдвиженцами, а не на сутки скинувшим бремя "Единой России", но, по логике Коршуновой, они все равно должны выбирать между коммунистами, ЛДПР и едроссами, чтобы иметь хоть какой-то вес, ведь в думе, как известно, решает количество, а не качество.

А дальше депутаты перешли к голосованию, но на комитет по регламенту регламент не завезли. В проекте постановления было сказано: отправить на доработку согласно замечаниям ГПУ, внести на сессию с рекомендацией принять. И голосовать депутаты должны были за это, но Наталья Коршунова как председатель комитета об этом забыла и предложила поднимать руки за создание групп и против.

Что творилось дальше — непонятно: после ухода губернатора численность присутствующих изменилась, как минимум, один из депутатов выходил и вернулся уже после прошедшего голосования. Кто и как поднимал руки, было неясно. Комитет насчитал пять "за", Юрий Цой — "семь", против были то ли трое, то ли четверо, и только двое воздержались.

— В трех березах разобраться не можем! — несдержанно и эмоционально высказалась в адрес аппарата Наталья Коршунова, можно лишь посоветовать ей с большим уважением отнестись к тем людям, кто в думе действительно работает, а не голосует, как депутаты, порой не зная, за что. Более того, нападки в адрес аппарата несправедливы, так как сами народные избранники не совсем разобрались, за или против групп они поднимали руки.

— Пять за, — огласил комитет.

— Какой пять? Семь было! — аж подскочил с места Юрий Цой.

Юрий Цой
Юрий Цой

— Откуда вы взяли тринадцать?! — закричала Коршунова.

Дмитрий Пашов настаивал, чтобы ему огласили список депутатов, которые проголосовали, поименно: кто за, а кто против. Комитет тем временем не мог прийти к согласию даже в цифрах.

— Давайте заново, а то я что-то пропустил немножко, — заметил Александр Шарифулин, который считает себя достойным получать за такую работу зарплату, впрочем, коллеги с его кандидатурой и не спорили. Первоначально депутат голосовал "за", но раз "пропустил", то, видимо, не считается.

— Кто за то, чтобы создавать группы дополнительно? — эмоционально кричала Коршунова, чтобы коллеги проголосовали повторно. Но это тоже нарушение регламента, чтобы принять новые результаты, нужно отменить старые. Второе нарушение заметил Дмитрий Пашов.

— Вы неправильно вопрос ставите, вы же учитель, говорите правильно, истории тем более, зачем вы так, — отметил Пашов, напоминая, что голосуют не за или против создания групп, а за проект постановления. В этом случае это принципиальная разница.

Подробнее прояснил Александр Болотников: Пашов, как и любой депутат, уже сейчас имеет право создавать группу по регламенту думы, такое право у него есть. Все, чего добивается разработчик законопроекта, — привести документы в соответствие и дать, как и положено, руководителям фракций и групп равные возможности.

Александр Шарифулин предложил отложить законопроект до тех пор, пока группы не появятся, но его постоянно перебивали.

— Слово дайте мне! — громко проорал Шарифулин и вернулся к интеллигентному тону.

— Как будем голосовать? Предлагайте, — спросила у коллег Коршунова.

— Каждый будет голосовать, как хочет, — напомнил о назначении думы Виталий Гомилевский.

— Переголосовываем, коллеги, — кричала Коршунова.

Голосом разума стал Антон Швецов, представитель государственно-правового управления. Он напомнил, что голосовать нужно за проект постановления, то есть доработать, внести на сессию и рекомендовать принять. Вопрос задал Андрей Хапочкин — а если не поддержат, то что тогда, не дорабатывать?

Александр Ивашов пошел с козырей — предложил обсудить решение на заседании фракции. Каким местом здесь фракция, если решение должны приниматься на заседании комитета, где каждый голосует своим умом, а не в соответствии со стадным инстинктом, тоже оставалось загадкой. Юрий Цой в ответ возмущался, что депутаты уже проголосовали, не менять же свои решения каждый день.

Происходившее дальше сложно описать. Сравнишь с цирком — клоуны обидятся, с зоопарком — звери, ну а упоминание младшей школы может ненароком задеть бывших одноклассников автора, единственное, что приходит на ум — буйные соседи напротив, которые за пару лет, во-первых, помогли корреспонденту сделать много открытий в русском языке, а, во-вторых, объяснили, что такое очень неудачный брак.

Активно радели за законопроект всего двое депутатов — Пашов как разработчик и Цой — то ли как лицо заинтересованное, то ли не желая прощаться с комитетом по госстроительству, не оставив ничего на память о себе. Первый действовал в своей спокойной неуверенно-интеллигентной манере, пытаясь взять слово и все-таки выяснить результаты первого голосования, второй брал коллег в своём хабалисто-базарном стиле, который не так часто проскальзывает в областную думу. И лишь Александр Болотников поддерживал инициатора, но как бы вскользь, вроде бы и не нужно, но и против ничего не имеет.

— Голосование прошло! — кричала Коршунова.

— Да как прошло, я не понял вопрос?! — возмущался Шарифулин.

Александр Шарифулин
Александр Шарифулин

— Голосовал, Саш, руку поднял, в чем проблема, — спорил Цой. — Поднимите видеозапись.

— Так, стоп, какая видеозапись? Я говорю, неправильно проголосовал, не понял вопрос, что теперь? Давайте расстреляем, как Болотников говорит. Юрий Гвансуевич, вы по десять раз свои решения меняете, — перешел на личности, забыв про дружбу, Александр Шарифулин.

Депутаты кричали громче и громче, кто в микрофон, кто без, забыв и о присутствующей прессе, и о нормах поведения, и о регламенте. Некоторые молча, изредка посмеиваясь и переглядываясь с корреспондентом взглядами, будто говорящими "это цирк какой-то!", наблюдали за происходящим.

Коршунова настаивала на том, чтобы переголосовать, Пашов с Цоем пытались выяснить предыдущие результаты, Максим Козлов сохранял благоразумие: чтобы внести вопрос повторно, нужно сначала отменить первые итоги. В результате комитет согласился с подсчетами Цоя: семь за, пять против.

Шарифулин стал громкой тенью Ивашова, вторя словам зампреда думы: нужно собрать фракцию, прямо сейчас. Наверное, без разрешения своих коллег депутат боялся принять неправильное решение. Пашов снова взывал к регламенту, а Андрей Хапочкин пытался разобраться в последствиях голосования, которым проект решения отклоняют.

Аппарат объяснил: даже если депутаты на заседании комитета голосуют против, есть два возможных исхода событий. В первом случае документ выходит на другое заседание комитета, во втором — на заседание, но с выпиской из протокола с этой встречи. Антон Швецов напомнил: голосовать надо не за создание групп, а за проект постановления.

Шарифулин продолжал вторить Ивашову в желании собраться фракцией, а Ивашов просто предложил снять вопрос — за дверью "человек двадцать на комитет по экономике, включая министров", Цой продолжал кричать про "секретную тайну", в которую превратили результаты, и искал пути решения, чтобы узнать результаты — депутатский запрос, письмо в прокуратуру. Пашов снова воззвал к регламенту, и на этот раз это сработало.

— Ну что вы сидите?! Огласите результаты: сколько за, сколько против, — снова несправедливо упрекнула сотрудников комитета Коршунова, но это "снова" не вина аппарата, если председатель не может навести порядок, то, вероятно, ему стоит поработать над собой, может, помогут какие-то курсы по публичным выступлениям или по развитию лидерских качеств.

Наконец "секретная тайна" перестала быть таковой, комитет согласился с Цоем — семь за, четыре против, двое воздержались. Шарифулин возмущался, чего его голос неправильно засчитали, хотя это депутат "неправильно" голосовал и просил провести процедуру повторно. Юрий Цой возмущался в ответ — почему решающий голос, который и обеспечил зеленый свет законопроекту, можно в последний момент поменять, когда выясняется, что от него все и зависело.

— Что мы, тут будем ещё два-три часа сидеть? — ором общался с присутствующими Шарифулин.

Юрий Цой, поняв, что битва проиграна, собрался на выход, зазывая с собой Ирину Никитину и Максима Козлова, в этот момент провели голосование для того, чтобы отменить итоги предыдущего. Присутствующие поднимали руки, Цой прыгал далеко от своего места, так что неудивительно, что в такой обстановке сотрудники комитета не справляются с подсчетом.

— Юра, ты как голосовал, ё-моё? — устало и даже немного обреченно спросила Коршунова.

Большинством голосов проект закона отправили на повторное голосование. И во второй раз инициатива Пашова не прошла — семь за, шесть против, один воздержался. По регламенту необходимо было собрать восемь голосов.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

J.K 20:52 21 ноября 2019
вот и представьте сколько времени потрачено впустую,они организованно провести голосование не могут,вот их истинное лицо и работа "народных избранников"
Часовой 10:52 21 ноября 2019
Похлеще цирка...Написано как....
Аллекс 08:21 21 ноября 2019
Этих ребят надо отправить на ПФЛ и проверить их на адекватность и профпригодность.
анонимный  22:24 20 ноября 2019
Шарифулину пора домой, его мама дома ждёт. 😂
chuckcha 21:54 20 ноября 2019
Да воздастся каждому по делам его.
Читать еще 94 комментария