16+

Сахалинская облдума: хватит кормить "Горный воздух"

"Горный воздух", Финансы, Политика, Южно-Сахалинск

В сахалинской областной думе состоялся правительственный час, посвященный инвестиционной деятельности в регионе. Продолжительное и эмоциональное общение депутатов с профильным министром Алексеем Успенским завершилось пренеприятнейшим выводом: область вбухивает огромные деньги в проекты, часть из которых не окупается уже сейчас, а часть — не сможет и в будущем. При этом именно областная казна несет основное бремя расходов, давая заработать подрядчикам и "страхуя" инвесторов от наиболее серьезных затрат на инфраструктуру. Наиболее показательным примером, уверены были парламентарии, в этой связи можно считать "Горный воздух", в который область как заведенная продолжает вкладывать деньги.

Что делать со всем этим комплексом проблем, по итогам правительственного часа понятнее не стало. Рецепт областной думы — усилить участие регпарламента в оценке и одобрении масштабных вложений как напрямую из бюджета, так и из различных околобюджетных фондов (той же "Корпорации развития"), публичной оценки от министра так и не получил.

— Выправилась ли ситуация, когда из регионального бюджета закладывали больший объем денег, чем давали инвесторы? Трутнев еще год назад говорил, что ТОР "Горный воздух" работает не так, как должен. Что должно быть больше денег инвесторов, для этого и даются преференции и льготы, а у нас фактически все это не действует, — с места в карьер начал общение с исполнительной властью Игорь Осипенко.

Игорь Осипенко
Игорь Осипенко

Министр Алексей Успенский не растерялся — очевидно, он был готов к тому, что "Горный воздух" и его развитие станут одной из главных мишеней депутатских вопросов. Министр заметил, что всего в ТОР сегодня планируют вложить около 25 миллиардов рублей. 10 обязалась профинансировать область, остальное обещали принести частные инвесторы. Но даже при таком соотношении без серьезного госучастия, по словам министра, лыжи не ехали совершенно:

— Ни один инвестор, не владея возможностью поставить тариф, туда не пойдет. Поэтому мы, как область, вкладываем достаточные деньги в эти объекты. А инвесторы должны построить инфраструктуру вокруг: гостиницы, дополнительные объекты и так далее, — ловко отрапортовал чиновник. Он рассказал, что львиная доля затрат на территории "Горного воздуха" — это обустройство трасс, канатных и простых дорог, инженерная защита и системы. То есть деньги громадные и небыстрые. Теоретически, их бы тоже могли вложить частники, но тогда 36 тысяч рублей, в которые сегодня обходится годовой абонемент, легким движением лыжной палки превратились бы в 360… Затраты, в конце концов, нужно как-то отбивать.

Алексей Успенский
Алексей Успенский

К обсуждению "Горного воздуха" подключился Александр Болотников — депутата заинтересовало исполнение обещаний — то есть, сколько из анонсированного уже оплачено и вложено, а сколько еще только витает в пучине обещаний.

— Давайте я отвечу, у меня есть табличка перед глазами. Вот ТОРы. Смотрим на ТОР "Горный воздух"… Заявленные средства. Бюджетные — 10 миллиардов рублей, как я и говорил. Собственные средства инвесторов — 15. Сколько уже внесли, могу сказать. Профинансировано на 1 января 6,2 бюджетных, а… Так… Ошибка, собственных средств что-то ноль стоит, — удивился обидной неточности министр и пообещал предоставить все сведения в виде отдельной таблички.

В зале посмеивались — как бы не выяснилось, что и ошибки в этом никакой нет.

— По "Горному воздуху". Мы пытаемся и культурно, и деликатно сказать: в конце концов остановитесь. Для чего мы гоним все это и продолжаем? Нужды сахалинцев закрыты уже давно. Расчет на иностранцев бесполезен. Сколько бы ни говорили — миллион у нас будет посещений, потом шестьсот тысяч, триста. Такие гигантские вливания, а что мы имеем? — риторически вопрошал Юрий Выголов. Из его выступления выходило, что имеем то, что на ремонт дворов даже в столичном Южно-Сахалинске денег нет.

— Скажите, на какой площадке мы хоть раз обсуждали экономическую обоснованность? На какой? Нигде. Мы, законодательный орган, принимая бюджет и регулируя льготы нигде экономическое обоснование ни одного проекта не видим. Хотя бы ТЭО. Мы вбухиваем деньги в "Горный воздух", не видя конечного результата и не понимая, что мы делаем. Я не понимаю, что мы там делаем. Конечная точка окончания строительства — это пик Чехова, гора Острая или гора Лопатина в Тымовском районе? Никто не ответит. Сколько мы туда инвестиций вбухаем и сколько экономического эффекта получим? Никто не скажет здесь (то есть в думе) и, думаю, в правительстве никто не знает. Уже три правительства сменилось, а мы все строим и строим, — поддержал скепсис коллеги Александр Болотников.

"Горный воздух", конечно, не был единственным героем всей этой инвестиционной истории, но ситуация с курортом отражала большинство проблем: вложений много, отдача чуть. Из расчетов депутата Юрия Выголова выходило, что единственным однозначно успешным проектом, в которые за последние годы вложилась область, оказалось развитие совхоза "Тепличный". Как ни крути помидор, он на полке хотя бы был и не обещал предприятию близкого разорения. Еще одним небезнадежным начинанием назвали "Грин Агро" — летом на первой ферме проекта заработает молокопереработка, что резко повысит рентабельность.

Все остальные инициативы — смесь в разных пропорциях неэффективности и непродуманности. "Мерси Агро" пытается удержаться на плаву, продавая необработанное мясо и передавая львиную долю прибыли перекупщикам. Совхоз "Корсаковский" со своим проектом в Раздольном попал в зависимость от южно-сахалинского молококомбината — из-за этого сейчас ферма даже не может заработать на полную, некуда девать молоко. Предприятие производит 22 тонны ежедневно, а купить у него готовы всего 15. Остальное, заметил Выголов, можно было прямо сейчас выливать перед ПСО. Виталий Гомилевский вспомнил, что подумать об организации переработки молока сразу в Раздольном лично он говорил не один раз. Но проект, стоивший области три миллиарда, так и остался без ключевого элемента (ценой всего миллионов в 200), и через год-полтора-два ферма рискует окончательно утянуть "Корсаковский" на финансовое дно.

Виталий Гомилевский
Виталий Гомилевский

Светлана Иванова вспомнила про НПЗ — она поинтересовалась работой "Петросаха", у которого единственного в области есть мощности по переработке нефти. Алексей Успенский депутата расстроил — никаких инициатив по развитию этой сферы не предпринимается. Даже сам "Петросах" охотнее обсуждал с областным структурами производство питательных кормовых добавок, чем дешевого бензина.

В финале уголька в дискуссию подкинула Наталья Ждакаева — у депутата откуда-то обнаружилось письмо от "Росатома", в котором госкомпания выражала готовность строить на Сахалине клинику ядерной медицины. Проект должен был реализовываться в том числе на средства капитального гранта от правительства, его размер депутат оценила чуть ли не в 1 миллиард.

— Мы выяснили, что у нас такие медуслуги нужны 52 пациентам в год, и они их спокойно получают в Хабаровске. А за такие деньги можно туда 20 лет людей возить, — риторически воскликнула депутат и вспомнила, как в Совете Федерации кто-то спросил у делегации Сахалина про перспективный медкластер: неужели 10 миллиардов не нужны вашему собственному здравоохранению?

Наталья Ждакаева
Наталья Ждакаева

В конце концов, уютный двор важней глобального проекта, не так ли?

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться в Telegram Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

serg0205 09:30 10 марта
Хватит кормить областную думу ! Если за народ и из народа , то и живите как народ .
анонимный  17:42 9 марта
Нефть обвалилась ниже бюджетного правила. Прекращать кормить ету бездонную дыру нужно срочно.
Al_exe 12:57 9 марта
Кто вам подсказал так сделать ?
Имярёк 23:21 8 марта
Совхоз "Корсаковский" со своим проектом в Раздольном попал в зависимость от южно-сахалинского молококомбината — из-за этого сейчас ферма даже не может заработать на полную, некуда девать молоко. Предприятие производит 22 тонны ежедневно, а купить у него готовы всего 15.
Странное дело. Когда строилась ферма ещё можно было найти молоко с Раздольного на ярмарке и в магазине. А сейчас, когда "некуда девать молоко", оно давно исчезло напрочь.
1master 22:11 8 марта
Протрезвели что-ли?
Читать еще 219 комментариев