16+

Ну и что же тут криминального: депутаты поддержали передачу южно-сахалинского аэропорта в частные руки

Пассажирские перевозки, Строительство, Южно-Сахалинск

Звонки в ФСБ и прокуратуру, воспоминания о деле Хорошавина, взаимные оскорбления и нежелание садиться в тюрьму — вот то, чем запомнилось обсуждение нового, пока еще недостроенного аэровокзального комплекса Южно-Сахалинска в областной думе. В правительстве задумали передать объект в руки инвестора, который сначала вложит туда свои средства, чтобы наконец достроить и ввести комплекс в эксплуатацию, а затем будет им руководить, получив контрольный пакет акций — 51 процент. И для того, чтобы осуществить задуманное, ПСО решило вдруг заручиться поддержкой думы.

Обсуждение длилось дольше двух часов. Сначала прошли парламентские слушания, а затем заседание комитета по экономическому развитию, на котором приняли ряд рекомендаций — подробнее о них чуть позже, и наконец этот документ вынесли на заседание и сразу же одобрили окончательно. То есть в один день областная дума провела вопрос, касающийся аэровокзального комплекса сразу через три этапа и все впопыхах, со спешкой, без возможности заранее изучить документы.

В зале собрались и заместитель губернатора Сергей Байдаков, и зампред Сергей Олонцев, и директор холдинга "Аэропорты регионов" Евгений Чудновский, не хватало только самого губернатора Валерия Лимаренко. Сразу обозначу: пока аэровокзал никто никому не отдал, формат парламентских слушаний не предполагает принятие какого-то весомого решения. Пока никакие соглашения не подписаны, аэровокзал (не аэропорт — он не передается из государственных рук) остается акционерным обществом, на сто процентов принадлежащим правительству региона, но, вероятно, в ближайшее время это изменится.

Официально поводом стало письмо, подписанное Сергеем Байдаковым. Он сообщает, что из-за изменений в законодательстве старый проект аэровокзала пришлось поменять, дело в том, что ужесточились требования к безопасности, поэтому стоимость выросла почти в два раза — до 11,8 миллиарда, из них 5,2 уже потрачено подрядчиком, а вложено регионом чуть больше семи — неизрасходованный остаток лежит на депозите. Варианта два: либо регион вложит 4,8 миллиарда рублей, либо вернет свои два с депозита и отдаст аэровокзал в частные руки. Достроить комплекс предложил инвестор "Аэропорты регионов", компания уже зарегистрирована в Южно-Сахалинске. И сейчас дума решала: рекомендовать ли правительству рассмотреть возможность привлечения инвестора и о чем еще стоит попросить правительство.

Не успел взять вступительное слово Сергей Олонцев, с возмущениями микрофон включила Наталья Ждакаева, давать выступление ей не хотели, но депутат не оставила присутствующим выбора. Суть её претензий свелась к тому, что само мероприятие она считает незаконным, предупредить о нем нужно было за 10 дней, а здесь все узнали в лучшем случае в понедельник, хотя еще в пятницу, перед заседанием, было не совсем понятно, будут ли слушания или нет.

Наталья Ждакаева
Наталья Ждакаева

Но зампред Александр Ивашов проблемы не видит, он пояснил, что десять дней необходимы, чтобы предупредить СМИ, но, по его информации, трудностей из-за позднего оповещения никто из журналистов не испытал, всех предупредили — кому нужно было, пришли. А то, что сами депутаты с начала недели выпрашивали документы, но получили их в лучшем случае минут за десять до начала мероприятия — так, по словам Ивашова, всегда происходит, хотя Ждакаева считает иначе. После такого вступления, вернулись к сути мероприятия — Олонцев кратко познакомил присутствующих с предметом обсуждения.

Александр Ивашов
Александр Ивашов

Старый проект, в два раза дешевле, реализовать нельзя, он не соответствует требованиям изменившегося законодательства, а новый стоит 11,8 миллиарда, из которых есть только семь. При этом дополнительных средств в бюджете на то, чтобы достроить объект, якобы нет. Исполнение каких именно требований закона обошлись в такую сумму, неизвестно — в документах депутатов это объясняется, но вот только список там большой, сложный — речь идет о нескольких миллиардах рублей, используется специальная терминология — не все разбираются в строительстве аэровокзалов, а время на изучение не предоставили. Олонцев предлагает привлечь инвестора, который достроит и кроме экономии оставшихся 4,8 миллиарда рублей даст возможность вернуть еще 2 оставшихся на депозите. При этом новые средства, на содержание объекта и его эксплуатацию, выделяться из бюджета региона не будут, бизнес будет содержать свой объект самостоятельно.

— Возник вопрос необходимости создания на базе южно-сахалинского аэропорта международного хаба, создание международного хаба целиком зависит от наличия собственной авиакомпании — она у нас есть. И второе непременное условие — это квалифицированный оператор, который организует работу аэровокзального комплекса с тем, чтобы максимально приблизить условия обслуживания пассажиров к мировым стандартам, — объяснил Сергей Олонцев. — В результате оставшиеся деньги инвестор обязуется профинансировать, а мы в результате этого мероприятия оставшиеся деньги, порядка 2,5 миллиарда рублей, вернем в бюджет.

Сергей Олонцев
Сергей Олонцев

А дальше с презентацией вышел директор "Аэропортов регионов" Евгений Чудновский. Он пытался доказать депутатам, что руки у них хорошие, поэтому отдавать в них аэровокзал — дело нужное. Чудновский делился опытом компании: они уже управляют семью комплексами, три из них имеют звезды Skytrax (два — четыре звезды, один (Ростов-на-Дону) — пять). В Ростове-на-Дону и в Саратове объекты строились практически в чистом поле, и сейчас, по словам Чудновского, все ими довольны.

Евгений Чудновский
Евгений Чудновский

Сделать нечто подобное Чудновский готов и на Сахалине. Во-первых, у компании есть деньги, чтобы комплекс достроить, во-вторых, Чудновский верит, что "Аэропортам регионов" это принесет прибыль, ведь Сахалин с его огромнейшим туристическим потенциалом станет международным хабом, как обещает Лимаренко, куда мало того, что будут стекать толпы гостей, так еще и все будут использовать его в качестве перевалочного пункта. Все необходимое, уверен Чудновский, для этого есть. Но управлять хабом сложнее, чем обычным аэропортом, нужно правильно выстроить логистику: чтобы в одно время прилетало большое количество людей и все они с комфортом отправлялись на нужные им пересадки.

— Наш интерес понятен — нам интересно развивать аэропорты в привлекательных регионах Российской Федерации, и Сахалин для нас, безусловно, привлекателен. Для нас интересно развитие Дальнего Востока, мы видим здесь потенциал. Идея авиакомпании "Аврора", которая была поддержана губернатором, о создании здесь хаба, мы считаем её более чем реалистичной к реализации. И что важно для аэропорта и для нас в создании хаба: хаб — это инструмент авиакомпании, а наша задача — создать качественную инфраструктуру. Хаб — это создание волн пересадок. Это значит что ваша пиковая нагрузка должна быть высокой: несколько самолетов одновременно прилетели и разлетелись. Это отличается от обычной ситуации, когда вы можете вылеты растянуть в сутках, — сказал Чудновский. — Сегодня та точка, когда это еще можно сделать без внесения существенных изменений в конструктив здания. Вот в том каркасе здания, который есть, можно реализовать хорошие современные технологии по обслуживанию пассажиров и получить те же 4 звезды Skytrax и сделать качественную инфраструктуру для работы.

Но понятно, что "Аэропорты регионов" — это бизнес, и деньги на строительство аэровокзального комплекса они дают не просто так, в итоге компания хочет получить 51 процент акций, взамен она обещает завершить стройку в течение двух лет, если не получится — акции правительство сможет забрать обратно. Но контрольный пакет — это одно из главных условий, таким образом бизнес себя хочет обезопасить, раз уж вкладывает туда свои деньги.

— Мы, как те, кто берет на себя ответственность, мы хотим иметь и права соответствующие для того, чтобы реализовать данный проект. Безусловно, в рамках акционерного соглашения, и у нас такая практика есть везде, мы реализуем в партнерстве с регионами. У нас везде есть соглашение, в котором прописано, где нас блокируют, где мы советуемся, что мы можем, а чего не можем сделать без региона и прописаны наши долгосрочные обязательства: достроить тогда-то, обеспечить уровень обслуживания не хуже, проинвестировать не меньше и так далее, — добавил Чудновский.

Этот пункт у некоторых депутатов вызывал вопросы: Максим Козлов предлагал его пересмотреть, Александр Шарифулин припоминал взаимоотношения с холмским портом — другими частными воротами региона — которые стратегически важны для области, но правительство повлиять на происходящее там не может. Депутатам больше нравился другой вариант: 49 — "Аэропортам регионов", 51 — ПСО, ну или хотя бы 50 на 50.

Александр Шарифулин
Александр Шарифулин

Часть депутатов — Наталья Ждакаева, Ирина Никитина, Игорь Янчук, Светлана Иванова, Юрий Выголов — были настроены негативно. Презентация всем понравилась, Чудновский умеет представлять свой продукт, но вот ответственность брать на себя никто не хотел. Все вспоминали похожие ситуации — мегафермы, из-за которых пришлось посещать судебные заседания и лично беседовать со следователями, поларисы, которые активно осуждались населением и прочие аквапарки, которые до сих пор почему-то не работают на сто процентов.

— Как мы можем сегодня [принимать решение]? Рекомендации сегодня от нас хочет получить управляющая компания "Аэропорты регионов" для того, чтобы двигаться дальше, хотя нам сегодня говорили о том, что мы просто поведем "разговор по душам", просто познакомимся с картинами, и, собственно, позавидуем тому, что во многих регионах есть такие чудесные аэропорты, — обратилась к коллегам Наталья Ждакаева. — У нас кроме примечательного и чудесного бюджета больше ничего нет. А если бы мы аккуратно относились к своему бюджету, мы бы сами построили, без любой управляющей компании, чудесный аэропорт.

Ответить на вопрос, к чему такая спешка, никто не смог, он попросту игнорировался всеми присутствующими. Но развивались другие темы, отвечал в основном Чудновский: новые направления — да, если будет хаб, то должны быть, в этом ведь и суть его создания, цена билетов останется такой же, какой была бы и без "Аэропортов регионов", пассажиропоток увеличится, площади для людей и бизнеса — тоже, для этого сократят административные помещения.

Александр Шарифулин начал делить территорию еще непостроенного аэровокзала. Он просил новое руководство сохранить договоренности, которые уже были с местным бизнесом по аренде, да и вообще, отдать преимущество сахалинцам.

— С точки зрения местного бизнеса — знаете, а другого здесь и нет. Это я вам по опыту Камчатки скажу, — ответил Чудновский. — В этих конкурсах участвуют обычно все, а побеждают местные. Федералы и Сахалин — они немножко далеки друг от друга.

А зампред Олонцев напомнил, что никаких договоренностей здесь быть и не может, по закону должен пройти конкурс — а там — кто выйдет, тот и выйдет. Более того, у правительства есть планы на развитие всего планировочного района Хомутово, где должны появиться "магазины, конгресс-холлы и прочее".

Светлана Иванова сомневалась, нужен ли нам такой масштабный аэровокзал вообще, в то, что на Сахалин массово кто-то полетит, она не верит.

Светлана Иванова
Светлана Иванова

— Светлана Васильевна, не знаю, каким курсом вы идете, но мы уже неоднократно говорили и будем говорить, и мы это во всех программах учитываем: у нас запланирован и рост численности населения, у нас не планируется сокращение рабочих мест, а планируется их увеличение, у нас планируется увеличение турпотока. Поэтому все решения, связанные со строительством аэропорта, они на десяти-пятнадцатилетнюю перспективу как минимум. Поэтому вы тут заявляете: "Нет, не будет", ну вы извините, мы немножко на другом основываемся, не на ваших оценках, есть стратегия развития Сахалинской области, которую мы принимали, — отвечал ей Олонцев.

— Я, конечно, считаю, мечтать не вредно. Сергей Львович говорит о каких-то других составляющих, но я-то реально вижу: проекты "Сахалин-1" и "Сахалин-2" скоро отработают свой срок, эти проекты уже в работе давно, и когда будут они завершаться, это тоже повлечет минимизацию наших ресурсов. На кого рассчитано? На какое население? Вы говорите, будет прибывать, а за счет какого ресурса? — спорила с ним Светлана Иванова. — Вы предлагаете всем через Сахалин, что ли, лететь? Да нет, не будет этого.

А пока Байдаков живет стратегиями развития, некоторым депутатам, которые на автобусе приезжают в свой округ, по пути в качестве туалета могут предложить только зайти за сарай.

— К нам кто летать будет? К нам "Аэрофлот" за деньги летает. Да никто к нам в таком вот объеме не полетит. Мне как предпринимателю надо быстро проехать, доехать, добраться до дома. А добраться до дома я не могу, потому что у нас автобусы непонятно какие. Ну ладно, купили несколько китайских, но у нас туалетов нет. Я каждую неделю выезжаю в свой округ, у нас люди в туалет ходят за сарай! Слушайте, у нас тетеньки писают за сарай! Благо, мужчинам попроще. Какой аэропорт? Я голосовать не буду, — рассказала Виктория Кривошеева.

Виктория Кривошеева
Виктория Кривошеева

Самым ярым защитником идеи передать аэровокзал был Александр Ивашов, коллеги даже предположили, что ему за это что-то пообещали, например, кресло в Государственной Думе. Информация о том, что Ивашов хочет занять место Георгия Карлова, уже проносилась, но вскользь, так же вскользь потом упоминалось, что Ивашова вежливо попросили передумать.

Зампред перед голосованием обозначил несколько основных тезисов. Напомнил, что речь идет только об аэровокзале, а аэропорт со всей его инфраструктурой остается в руках региона. Та прибыль аэровокзала, которая есть сейчас — порядка 400 миллионов в год — это проценты с размещенных на депозите средств. Построить комплекс дешевле невозможно, варианта два: либо инвестор достраивает по проекту за 11,8 миллиарда, доплачивая из своего кармана остаток (в уставном капитале компании пока заложено только 3 миллиарда), либо же достраивать надо за свой счет. Какого-то другого проекта, кроме как за 11,8 миллиарда, у региона нет, но если он кому-то не нравится, стройку вообще можно законсервировать. Пока никто, по его словам, окончательно не решил, что это будут "Аэропорты регионов", если вдруг еще кто-то захочет вложить свои деньги — пожалуйста, правительство проведет конкурс. Но убедить всех коллег у него все равно не получилось.

— Одна из проблем, которая у нас на Сахалине — как только крупный объект, так сразу крупные проблемы, — начал Юрий Выголов. — К сожалению, областная дума уже имеет печальный опыт, когда нас убеждали и мы приняли решение по финансированию "Грин Агро", животноводческого комплекса. Предыдущий состав областной думы, все прошли соответствующие допросы в соответствующих органах и, к сожалению, участвовали во многочасовых судебных разбирательствах, которые так и не закончились. Поэтому прежде чем решить этот вопрос, подумайте хорошо, чтобы этот печальный опыт не повторился.

Юрий Выголов
Юрий Выголов

— Кто против аэропорта? Никто. Кто против, чтобы в перспективе строила эта организация? Я думаю, никто, если никого нет и у них опыт, в том числе и я, — обратился к присутствующим Янчук. — Но я хочу, чтобы сейчас занимались этим те, кто должны это делать. Я предлагаю вам не голосовать, никто не против этого. Но где у нас агентство по государственно-частному партнерству? Министерство инвестиций? Взрослые мальчики и девочки, профессионалы, с должностными полномочиями и объемом зоны ответственности. Мы сейчас за что должны голосовать? Мы законодательный орган. Мы, что, здесь — специалисты, что ли? Я был адвокатом, где по "Мерси-Агро" по одному из эпизодов трех человек посадили: Хорошавина, Икрамова и Карепкина — это один из эпизодов. Я не против, ради бога, но пусть занимаются этим те, кто должен заниматься.

Игорь Янчук
Игорь Янчук

— Правильно говорит Игорь Иванович [Янчук]: а мы-то тут причем? Я три минуты назад получила этот пакет документов. Что я там понимаю? — согласилась с коллегой Ждакаева. — Вы отличные, симпатичные люди, высокие профессионалы. Ну и принимают пусть решение, у нас есть правительство. Мы за короткий период времени создали порядка пяти новых министерств, там сидят серьезные люди, они приехали поднимать Сахалинскую область — ну и пусть поднимают. Потом приносят нам документы и мы будем принимать решение. Я уже была в Следственном комитете, мне там задавали вопросы по некоторым вещам: почему вы принимали, не принимали, плохо ли спали, как вы так могли проголосовать за это — еще в той, городской думе. А мне оно зачем?

Но не все были настроены так, звучали слова и в поддержку — Сергей Бондарев, например, иногда казалось, отстаивает эту инициативу даже более вдохновленно, чем Ивашов. Бондарев считает, что дело это хорошее, ничего общего с мегафермами он здесь не видит, ведь тогда "мы давали кредиты под 0 процентов коммерсантам на 15 лет", а сейчас, напротив, коммерсант дает региону деньги. Более того, еще и 2,5 миллиарда в бюджет вернутся, а коллеги, считает он, ведут себя, как в поговорке.

— Есть такая поговорка русская, старая-старая: "сам не ам, и другим не дам", так давайте дадим. Иначе это все сгниет, заржавеет и пропадет, — призывал он коллег.

Сергей Бондарев
Сергей Бондарев

Олег Саитов решил, что передача аэровокзала — дело решенное и начал дележку 2,5 миллиарда, которые якобы должны вернуться в бюджет. Он попросил направить субсидию в районы, на сбалансирование бюджета, по его словам, в некоторых муниципалитетах уже даже нечем платить зарплату.

На этом парламентские слушания закончились, а обсуждение нет. Депутаты перешли к заседанию комитета по экономическому развитию. Его председатель Анатолий Кочнев с коллегами по партии был солидарен, аэровокзал нужно отдавать, считает он. Более того, по его расчетам, в следующем году бюджет региона не наскребет даже скудные по сегодняшним меркам сто миллиардов.

На комитете Ирина Никитина настояла на том, чтобы выслушать директора компании-подрядчика, которая работает на объекте сейчас — механизированная колонна №68. Здесь стало бросаться в глаза, что депутаты не до конца понимают, как устроены некоторые процессы. Никитина расспрашивала, может ли подрядчик достроить своими силами объект и зачем тогда привлекать инвестора, но дело не в том, что аэровокзал некому строить, за него некому заплатить кроме "Аэропортов регионов", по крайней мере, так это выставляет правительство.

Ирина Никитина
Ирина Никитина

— Вопрос в части смены меня как генподрядчика, по моей информации, не рассматривается, рассматривается вопрос только по привлечению инвестора, то есть в моем случае меняется механизм: то ли я от бюджета получаю деньги, то ли я получаю от того же самого бизнеса. А бизнес с бизнесом — работа будет проще, чем в рамках бюджет — бизнес. Есть определенные проблемы, не буду рассказывать про 44 ФЗ, который, грубо говоря, идет в разрез с бизнесом в части строительства, — рассказал генеральный директор компании-подрядчика и добавил про сложную финансовую ситуацию, а также решил дать себе небольшую рекламу прямо на заседании. — Мы сейчас очень нуждаемся в работе. Если что-то кому-то построить — домик, коттедж, забор — готов обсудить.

Депутаты пытались услышать от подрядчика, почему тот не может построить, некоторые народные избранники так и не поняли: дело не в том, что существующий подрядчик не может построить, дело в том, что бюджет не хочет платить ему из своего кармана.

Наталья Ждакаева попыталась уже у подрядчика выяснить, что именно так повлияло на стоимость проекта, но тот тоже отделывался пространственными формулировками. Конкретные уже позднее нашла Виктория Кривошеева — современный дизайн, ландшафтный дизайн, подсветка будут стоить почти 800 миллионов. Зато красиво. Но не все депутаты хотят красиво, Кривошеевой, например, достаточно обычного комфорта.

В итоге депутаты общими усилиями сформировали конкретные предложения. Голосовали блоком, но перед этим депутаты продолжали выступать.

— Я вижу, как потом "Поларисы" и всевозможные "Грин Агро" и прочее выливаются в то, что нас делают заложниками и подставляют в этих ситуациях. Я считаю, что мы не должны сегодня с кондачка, в спешном решении принимать никаких решений, пока каждый депутат не изучит все вопросы, связанные с этим решением. Сегодня мы не готовы — послушали и хватит. Не надо нам никаких решений навязывать, — сказала Иванова. Отмечу, что по итогу она на пару с Викторией Кривошеевой голосовать и не стала.

— Никто правительство не ограничивает. Я не зря привел в пример "Грин Агро" мы все прошли соответствующий домик с соответствующими многочасовыми заседаниями в судебных органах. Поэтому я предлагаю так: никаких решений сегодня принимать не надо, никто правительство не ограничивает, принимайте решение. Когда примете — тогда детально посмотрим, и будем решать, — говорил Юрий Выголов.

— Правильно, пусть берут на себя ответственность, не надо с нами её делить, — прокомментировала Иванова.

— У нас в бюджете полно денег, мы сами можем достроить, если бы правильно им распоряжались. Мы же не Вологодский какой-то бюджет, мы бюджет Сахалинской области, у нас денег полно. И даже если есть сегодня прогнозы о том, что мы чего-то там не досчитаемся, нет, ну если мы будем наводнять еще мега-мега-супер и так далее проектами, то мы, конечно, не досчитаемся и не доведем ничего до конца, — добавила Ждакаева.

— Мы уже достроили за свои деньги аквапарк, который не можем эксплуатировать, а если бы изначально аквапарк строил бизнес, я думаю, он бы работал с первого дня своей эксплуатации, — спорил с ней Шарифулин. — А если что-то строит инвестор и будет это эксплуатировать, так он же тратит деньги свои, и он считает их в отличие от нас. Если он потратил, то они будут работать.

Вопрос: для чего вообще голосовать и зачем выносить какие-то там рекомендации, оказался даже наиболее значимым, чем сам аэровокзал и его судьба. Казалось, что его депутаты, продадут хоть завтра, и все равно, в чьи руки, лишь бы потом не нести за это ответственность. Именно так оно и звучало на заседаниях: "Мы-то не против, но это не наши полномочия, решайте сами, в правительстве". Так что дело отнюдь не в заботе о населении.

Александр Ивашов же настаивал на закреплении рекомендаций в постановлении и в своих доводах противоречил сам себе: вроде бы дума пока никаких юридически важных решений не принимает, но при этом и просто поговорить и высказать пожелания на словах, по его мнению, недостаточно. Хотя все они с приставкой "рекомендую" или "рассмотреть возможность", а значит смысловой нагрузки на первый взгляд не несут, но в то же время та спешка, с которой вопрос не то, чтобы проводили, а пропихивали и проталкивали, как вытягивают репку в детской сказке — там и внучка, и мышка, и подоспевший на один вопрос Виталий Баранов, сбежавший потом сразу после его рассмотрения, наводила на некоторые сомнения.

Ивашов утверждал, что все дело в простом желании посоветоваться. Депутаты ведь обычно возмущаются, что все решают без них, а тут правительство решило наконец поинтересоваться мнением законодательного органа. Вот только почему тогда документы никто заранее не предоставил? Почему депутатам не дали разобраться в вопросе, раз дело такое хорошее и замечательное? Казалось, что депутаты правы, дело в размазывании ответственности. Теперь придумало это все не ПСО, ПСО просто сообщило, что аэровокзал подорожал, а "Аэропорты регионов" пришли к Лимаренко с предложением его достроить. А вот рассмотреть этот вариант уже рекомендовала дума. Вот в правительстве его и рассмотрят, раз уж дума так настаивает.

Виктория Кривошеева предлагала построить аэровокзал за счет корпорации, в ней как раз деньги есть, хотя, как напомнила Светлана Налбатова, министр МИЗО, из неё и так забирают 10 миллиардов. Странное дело, на "Утро Родины" в корпорации средства есть, а вот на аэровокзал нет. Наверное, первое для региона более значимо, чем второе. Несмотря на общую волну негатива, комитет рекомендации одобрил, депутаты ушли на небольшой перерыв перед продолжением заседания, вероятно, чтобы чуть-чуть отдохнуть и поругаться в менее парламентских выражениях. Корреспондент ИА Sakh.com вышла буквально на минуту, а вернулась под крик Сергея Байдакова, который, напомню, второе лицо в области, заместитель губернатора.

Светлана Налбатова
Светлана Налбатова

— Читают, лбом уперлись, как бараны! — кричал он в адрес Натальи Ждакаевой.

Сергей Байдаков
Сергей Байдаков

— Я не знаю, почему Сергей Львовович Байдаков допустил такое высказывание в адрес, ну, наверное, меня — про баранов было сказано, что мы читаем, как бараны. Я вообще не ожидала от вас таких вещей, — обратилась к нему Ждакаева уже прилюдно на заседании. — Не знаю, может быть, мы и бараны, если ты за три минуты получаешь вот такие документы, да и так с кондачка читаешь эти цифры — благоустройство практически на миллиард, а было же сказано и не раз: мы не против, чтобы у нас был хороший аэропорт. Мы не бараны, мы люди, которые, собственно, могут думать. Мне очень жаль, что у нас с вами так получилось, и мне очень неприятно, если мы ведем с вами разговор не на личности, а как государевы мужи, то надо и относиться к этому терпимо. У нас есть волнения и за билеты, и за тарифы, и за стратегический объект. Почему пошел такой разговор агрессивный? И сколько раз я подходила к председателю и просила: "Будем рассматривать вопрос, дайте бумаги, пожалуйста, посмотреть", никто ничего, разговор по душам. Мы что дети здесь? Приехала компания. Не знаю, может, это секретная информация была? Уважаемые "Аэропорты регионов", это секретная была информация? Не секретная ведь! Задаешь вопросы — получаешь оскорбления. Почему?

Светлана Иванова вообще решила пригласить на заседание ФСБ и прокуратуру, им она позвонила в перерыве, о чем коллег и уведомила. И хотя представитель последней в зале присутствовал, ей хотелось видеть более высокие чины. Но те так и не пришли. Иванова возмущалась авральным режимом, в котором решаются важные вопросы и сомневалась в законности этого решения.

— Я предлагаю поименное голосование по этому вопросу, потому что это очень судьбоносный вопрос, с позиции времени который будет оценен по каждому из нас, — добавила Иванова. — У нас завтра конец света наступит? Катастрофа? Что мы сегодня за пять минут быстро-быстро это прогоняем? По какому нормативному акту вы работаете?

— Я считаю, что работаю по всем тем регламентам, которые регулируют деятельность нашей думы. У нас сегодня есть правовое управление. Антон Владимирович [Швецов, начальник ГПУ], действуя таким образом, каким мы сегодня действуем, мы разве что-то нарушаем? — поинтересовался Ивашов.

— Нарушения порядка, который предусмотрен в регламенте в данном случае, нет, — пояснил юрист.

— Ну у нас ГПУ, как всегда, лизнет и гавкнет вовремя, хорошая у них миссия, за это и платят, видимо, — комментировала Иванова.

— Че, не вызывает возмущения, нет? Когда гавкают так? — зачем-то обратился Байдаков к Ждакаевой.

Уже в конце заседания Антон Швецов попросил Иванову извиниться, но та отказалась, тогда Ивашов вынес ей предупреждение.

А Сергей Бондарев зашел с козырей: раз 2,5 миллиарда в бюджет вернется, то их будут как-то перераспределять по округам. Он предлагал запомнить, кто и как будет голосовать, и потом заставить отдуваться за это население, дать средства только на те округа, чьи представители в думе проголосуют "за", то есть лишить сахалинцев социально значимых объектов, которые и так особо не строятся. Это натуральный шантаж на заседании, возможно, в кулуарах некоторые вопросы так и решаются, как в забытые девяностые, но демонстрировать это так открыто неприемлемо — стоит проверить, не нарушает ли такое предложение законодательство. Хотя для Ивановой это не страшно, будто бы на Владимировку кто-то когда-то выделял деньги.

Когда вопрос наконец включили в повестку, Ивашов заметил, что он вообще удивлен тем, какой резонанс вызвали парламентские слушания. Уже не в первый раз за день он озвучил, что аэровокзал ничего общего с другими проектами не имеет, по ним не было парламентских слушаний, они были заложены в бюджете. А сейчас, по его мнению, коллеги просто бегают от ответственности.

— Что тут от вас требуется такого уголовного, что срочно понадобилось присутствие ФСБ? И сразу вспоминают Колыму? Рассмотреть возможность привлечь инвесторов, — что здесь криминального? Зачем здесь ФСБ нужно? — вопрошал Ивашов. — Когда мы говорим о "Грин Агро", о "Поларисе", об "Аква Сити", когда вы говорите: "Мы принимали, а нас обманули", мы говорим о факте принятия решения. И действительно, коллеги, если найдется инвестор, МИЗО согласует с ним условия, сделает проекты этих самых соглашений, и всего остального, оно придет сюда, к нам, с полным пакетом документов. И если закон предусматривает согласование с нами, мы будем это делать. Согласуем или нет — вопрос второй: кому-то не понравится доля, кому-то не понравится объем финансовых средств, кому-то просто будет страшно, потому что он будет говорить, что всех нас посадят. Но мы будем принимать это решение тогда, когда они это принесут. И тогда действительно можно будет вспоминать и про "Поларисы", и про "Грин Агро", и про все остальное, потому что это будут идентичные, похожие решения.

А Татьяна Кофман попросила высказаться представителя прокуратуры.

— Уважаемые депутаты, давайте не будем забывать положение нашего федерального закона о прокуратуре. Вот примет правительство какое-то решение, акт, действие, мы его будем оценивать в соответствии с законодательством действующим. Сейчас вопрос по поводу рекомендаций состоит: утверждение или не утверждение. Для чего нужно руководство прокуратуры, я не понимаю. Чтобы совет дать депутатам, утверждать или не утверждать? Ну это не наши полномочия и не в рамках законодательства, — прокомментировала представитель прокуратуры.

Игорь Янчук выступал сразу и как один из адвокатов по самому громкому сахалинскому уголовному делу, и как бывший следователь по особо важным делам, он пытался сделать формулировку максимально безопасной и призывал коллег прислушаться, чтобы снять с себя, а заодно и с них, ответственность.

Он настоял на том, чтобы вычеркнуть слово согласовать, в пункте про проект соглашения между регионом и инвестором — с документом депутаты хотят только ознакомиться, согласование не в рамках их полномочий. Что касается "рассмотреть возможность привлечь инвестора", здесь будет написано во множественном числе — мало ли кому еще захочется строить аэровокзал на Сахалине. И самое главное, перед этим регион должен сам сказать, что те, кто строят его сейчас, достроить объект не могут. Но этот пункт включать не стали, сослались на уже подписанное Байдаковым письмо. Однако в нем не сказано, что нынешний подрядчик достроить не может — он ведь может, надо просто ему заплатить, вопрос лишь в том, из какого кошелька это делать: бюджетного или частного?

В итоге областная дума решила: предложить правительству рассмотреть возможность привлечения инвесторов для продолжения строительства аэровокзала, перед этим провести независимую оценку акций компаний, показать пример соглашения депутатам для ознакомления, рассмотреть возможность оставить прежнего подрядчика, обеспечить для правительства преимущественное право в принятии решений — к этому пункту есть вопросы, ведь инвестор не согласен отказаться от контрольного пакета. Хотя область и с контрольным пакетом редко может на что-то повлиять. Неважно, о каком АО, созданном за средства региона, идет речь, правительство никогда ни за что не отвечает. И последний пункт — свободные деньги, 2,5 миллиарда, направить муниципалитетам.

Большинством голосов депутаты поддержали рекомендации: двое не голосовало, один был против, один воздержался, пятнадцать "за". Сдать аэровокзальный комплекс должны были еще в 2019 году. "Аэропорты регионов" готовы достроить его за два года. На это они готовы потратить порядка 6 миллиардов рублей, еще 5 миллиардов в нем — уже потраченные областные средства.

Новости по теме:
 Показать все
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

израэльхэндс 11:55 1 августа
в этом случае аэропорт выйдет из под действия закона о госзакупках, который препятствует коррупции, но деньги, наверняка, будет получать из бюджета по какой-нибудь целевой региональной программе
азар 22:07 29 июля
Губернатор в теме?
valencho 21:20 28 июля
Как такие объекты могут быть в частных руках? Опять 90ые?
Gonel 18:16 27 июля
Будет сценарий саратовского и камчатского аэропортов: эти аэропорты построены «Аэропорты регионов» Вексельберга, затем повысили все абсолютно тарифы в 3-5 раз, чтобы отбить свои инвестиции, затем следом значительно выросли цены на билеты для пассажиров, на предложение пересмотреть тарифную политику «Аэропорты регионов» в ответ развели руками мол ничем помочь не можем и предложили местным правительствам самим дотировать стоимость билетов. Отсюда вопросы к депутатам:
1 Учитывая, с какой накруткой Вексельберг будет отбивать вложенные бабки, не проще ли даже в банке кредит взять, если в бюджете бабок нет (хотя все мы знаем, что они есть)?
2. Почему предлагается контрольный пакет акций? Это не соразмерно средствам, вложенным Сахалинской областью.
3. Когда Вексельберг начнет вас доить на дотации, чтобы стоимость билетов была ниже, эти ваши сэкономленные 2,5 ярда уйдут туда, а может и больше;
andrsen 16:14 27 июля
бизнес будет содержать свой объект самостоятельно
который организует работу аэровокзального комплекса с тем, чтобы максимально приблизить условия обслуживания пассажиров к мировым стандартам
Не получится как с паромом- вход и выход платные!?
Читать еще 437 комментариев