16+

Тараканов не узнал свои показания, которые давал по делу Хорошавина

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

В суде по выборному делу Хорошавина допросили Сергея Тараканова, он был главным редактором газеты "Южно-Сахалинск сегодня" в 2014 году. По версии следствия, через газету и её приложение — спецвыпуск "Город как на ладони" формировалось положительное отношение к кандидатам в депутаты гордумы Южно-Сахалинска.

Обвинение и защита задавали много вопросов о работе газеты. Тараканов отвечал, что об особенностях приема на работу политтехнологов, которые занимались спецвыпуском, он рассказать не может — это вопросы к бухгалтерии и кадрам, а не главному редактору. Фактически в деятельность редакции никто не вмешивался — это противоречит законам о СМИ, что касается специального выпуска "Город как на ладони", то его, по мнению свидетеля, создавали специально для поддержки нового на тот момент мэра Сергея Надсадина.

— В 2014 году произошла смена власти. Неожиданно для всех (для меня) ушел Лобкин, и исполняющим обязанности главы городского округа стал Надсадин. Как сказал Ермаков (бывший глава информационного управления), надо поддержать Надсадина. Так сказал: надо поддержать Сергея Александровича. И тогда была создана эта газета, спецвыпуск существует до сих пор. Это не ограничивалось именно предвыборной кампанией. Там речь шла о внесении изменений в стратегию развития городского округа Южно-Сахалинска до 2020 года. Эта тема активно продвигалась на страницах этой газеты. Речь шла, наверно, о том, чтобы стал более узнаваемым Надсадин, то есть газета была общеполитического значения. Не выделялось, что вот она вся посвящена Надсадину. Нет. Самые разные материалы публиковались, — рассказал Тараканов.

— В ответах вы указали, что решение о создании данного спецвыпуска было принято для узнаваемости Надсадина, а с какой целью надо было узнавать Надсадина? И посвящать спецвыпуск Надсадину? — спросила защита.

— Я могу только предполагать, а предполагать я не могу, — ответил Тараканов, которому ранее высказывать предположения запретил суд, попросив свидетеля озвучивать только достоверно известные ему факты.

Сергей Тараканов (архивное фото)
Сергей Тараканов (архивное фото)

Алексей Лескин спрашивал у свидетеля, как часто выходил спецвыпуск, — раз в две-три недели, какой объем — восемь полос (страниц), тираж — 50 тысяч экземпляров, кто в администрации принимал окончательное решение по финансированию учреждения — это длительная процедура, с которой свидетель до конца не знаком, но полагает, что финальное слово в вопросах бюджета города — за мэром. Решение о создании спецвыпуска соответствует уставным нормам, так проще, чем регистрировать новую газету, а деятельность мэрии освещали и до предвыборной кампании. Выпуск был интересным, но делать его своими силами редакция "Южно-Сахалинска сегодня" бы не смогла, в штате было всего три человека.

Обвинение в процессе допроса решило, что показания свидетеля расходятся с данными им же на этапе следствия. Но Тараканов свои показания не узнавал.

— Я их не узнаю, честно говоря, по форме. Я не мог столь категорически утверждать, например, о том, что людей принимали именно под выборы. Принимали для подготовки спецвыпуска. И масса вещей, которые указаны, как будто я точно знаю, я мог только предполагать. Вот. Ваша честь, вы говорили, что мои предположения не нужны, так тут, возможно, предположения я высказывал следователю, а он — как будто я убежден, знаю это все. Мне эти вещи не могли быть известны, — рассказывал Тараканов. — Чтобы там присутствовали какие-то кандидаты в депутаты. Да, в четверговом выпуске были там… я сейчас припомню, может быть, нескольких… Ждакаева, Альперович, Арендаренко, Лексин, Зайцев, Дмитриев, Азизов… человек 10. То есть с отчетами мы публиковали, да. Но это было и раньше, в былые времена, до этих выборов. (Речь идет не о кандидатах, а об отчетах действующих депутатов в конце своего срока в 2014 году — прим.)

Свидетель признался, что читал протокол по диагонали, и многое из того, на что сейчас ссылается обвинение, — это лишь предположения Тараканова, а не известные ему факты. Это касается и того, ставилась ли задача на освещение деятельности кандидатов перед выборами в думу пятого созыва.

Александр Хорошавин спрашивал у свидетеля про объективность издания: насколько то правдиво, не обвиняли ли его во лжи. Свидетель отвечал, что к суду газету никто не привлекал, однако известно, что раз газета муниципальная, то в первую очередь она освещала деятельность администрации и в позитивном плане. Хорошавин уточнял, что именно свидетель понимает под административным давлением, которое заставляет публиковать ту или иную информацию в газете, ссылаясь на протоколы следствия.

— Александр Вадимович, ну стоит подпись в протоколе. Ну я не знаю. Или столько времени прошло. Ну я таких выражений не мог допускать. Категорических. Ну не мог я так выражаться. Да, я подписал. Может быть, формулировку… — удивлялся Тараканов своим показаниям.

— Она справедлива эта формулировка? Согласны или не согласны с этой формулировкой? Был ли административный ресурс? — уточнял Хорошавин.

— Всегда существует, когда есть муниципальная газета. Чью деятельность она в первую очередь освещает? Давайте даже сейчас взглянем на газету, — отвечал свидетель.

— Нет, нет, свидетель. Интересуют события 2014 года, — прервал его суд.

— Существует, не существует — это другой вопрос. Вот вы только что сказали, что объективно оценивали. Ну, допустим, административный ресурс, это когда Надсадин негодяй, а вы говорите, что он конфетка. Вас заставляют написать, что он карамелька. Вот это тогда административный ресурс. Или он этого не делал, а вы солгали, что он делал. Вас заставили солгать. Вот это на вас давит административный ресурс. Здесь он в чем заключался? — продолжал расспрашивать Хорошавин.

— Никто меня ничего не заставлял. Административный ресурс, я считаю, это, скажем, мера, уровень, степень освещённости, — ответил Тараканов. — Александр Вадимович, когда в конце 2013 года, ещё никто не знает о предстоящих событиях, уже в конце 2013 года начал раскручиваться мэр Лобкин. Везде: вот он встречается с бабушкой, вот он поехал туда, в каждом пресс-релизе звучало имя Лобкина. Когда он ушел, стал звучать таким же образом Надсадин. Вот это и есть, на мой взгляд, административный ресурс. То, что информационное управление дает пресс-релизы, в каждом пресс-релизе должен быть Надсадин. И он был. Это административный ресурс, я считаю.

Это не первый свидетель, который не соглашается с версией следствия и данными в его ходе показаниями. До этого в суде допросили журналистку Нику Шапран, которая также не подтвердила, что Алексей Лескин каким-то образом влиял на газету, чтобы продвинуть каких-либо кандидатов в городскую думу Южно-Сахалинска. Прямое давление на издание отрицает и Сергей Тараканов.

Новости по теме:
Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Telegram Подписаться в Telegram WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

valery.pavlodar 10:05 5 декабря 2020
Откровенно говоря я не понимаю чего они хотят добиться от него😂
Доброслов 09:04 5 декабря 2020
Обвинение валится. Честные люди - все свидетели.
мичман1 08:07 5 декабря 2020
Интересно, а что суд хотел-то узнать у Тараканова? Есть ли административный ресурс вообще и конкретно на выборах?
Scepticus 07:30 5 декабря 2020
Свидетель признался, что читал протокол по диагонали, и многое из того, на что сейчас ссылается обвинение, — это лишь предположения Тараканова, а не известные ему факты.
южный_урал 06:57 5 декабря 2020
Ну они же не идиоты чтобы себя под статью подводить (это про последний абзац статьи)
Читать еще 40 комментариев