16+

Место зампреда гордумы Южно-Сахалинска в 2014 году стоило 10 миллионов рублей

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

Допрос свидетелей по выборному делу экс-губернатора Александра Хорошавина продолжается. Очередным участником процесса стал действующий депутат городской думы Южно-Сахалинска, замдиректора АО "Монерон" (муниципальная гостиница) Николай Артеменко. В 2014 году он был заместителем председателя гордумы областного центра и отбирался на второй срок.

Николай Артеменко
Николай Артеменко

О своем желании продолжить карьеру депутата Николай Артеменко в разговоре с мэром (тогда Андреем Лобкиным) и председателем гордумы (тогда и сейчас Сергеем Дмитриевым) сообщал заранее, в 2012‑2013 годах. На допросе прокурор спросил у свидетеля, был ли между ним и Лобкиным разговор о внесении денег для проведения предвыборной кампании. Артеменко сообщил, что речь о финансировании шла.

— Он тогда занимал должность мэра, либо он сложил полномочия? Вам об этом известно? — спросил прокурор.

— Я могу этого точно не помнить. Разговор был в кабинете, это точно, — ответил свидетель.

— Что он вам предложил? — продолжал обвинитель.

— Он предложил профинансировать избирательную кампанию с моей стороны. Так как он сказал, что в этом участвует определённое количество кандидатов в депутаты, и сделал мне такое предложение, — сообщил Николай Артеменко.

— А предложение в чем заключалось? О какой денежной сумме [шла речь]… — вел допрос прокурор.

— Он сказал, что касаемо меня — это сумма, как он считает, должна равняться шести миллионам рублей, — рассказал о расценках депутат.

Ответа сразу Николай Артеменко не дал и взял время подумать. Для него такое предложение было неожиданным, потому что сумма была "достаточно заоблачная". Деньги Андрей Лобкин просил на централизованную предвыборную кампанию: финансирование юристов, политтехнологов. Прокурор попросил свидетеля дать оценку внесению денежных средств и финансирование таким образом кампании.

— По большому счету все избирательные кампании финансируются. Тем или иным образом. Она не может проходить бесплатно. Это юристы, это волонтеры, это кол-центры. Другое дело — какой способ финансирования. И какое внесение средств. Это уже вопрос такой… — говорил Артеменко.

— А предложенный способ Лобкиным вас устраивал? — спросил обвинитель.

— Поэтому я и ушел… — отвечал свидетель.

— Количество денежных средств? — продолжал прокурор.

— Тоже не устраивало, — сообщил депутат. — Но если говорить откровенно, то, когда я первый раз избирался, я потратил больше денег.

— Больше чего? — уточнил обвинитель.

— Чем то, что предложил Лобкин, — рассказал Николай Артеменко.

— Почему тогда было замешательство? — удивился прокурор.

— Ну, потому что я был действующим депутатом, который работал, который мог бы и сам выиграть. Я же третьи выборы выиграл, вот сейчас, без вмешательства каких-то политтехнологов и всего остального. Я прекрасно понимаю, что любые выборы стоят денег. Когда это проходит централизовано, в общей канве, в общем порыве, это, мне кажется, достаточно удобный способ. Единственное, что сумма подвергалась сомнению, с моей точки зрения, а сама технология была в принципе нормальная, — добавил депутат. Позже в ходе допроса он рассказал, что в 2019 году на выборы потратит всего 300 тысяч рублей и прошел третий раз в городскую думу.

В дальнейшем Николай Артеменко согласился заплатить Андрею Лобкину, но до конца всю сумму не внес (не захотел и не было денег) и в итоге заплатил четыре миллиона рублей. Отказать экс-мэру депутат мог, другим путем (самовыдвиженцем или от другой партии) он не пошел, потому что выдвигался от "Единой России" и "быть белой вороной среди коллег" и "выбиваться из коллектива", по его мнению, было неправильно.

— Получается, вы на добровольной основе внесли Лобкину денежные средства? — спросил прокурор.

— Руки мне никто не заламывал в прямом смысле этого слова, — ответил Николай Артеменко.

— Каких-либо угроз, опасений, о том, что вы не пройдёте эту предвыборную кампанию, если вы не внесете деньги в размере указанной суммы, у вас не было? — продолжался допрос.

— Ну вот в этом смысле все могло быть. Мог не пройти, если бы не внес. Наверно, могла конференция не утвердить. Могли на политсовете не утвердить. Технологии же разные есть, — уточнял свидетель.

— Вы опасались только этого? — говорил прокурор.

— Ну у меня были определенные цели… Я ещё раз уточняю, что сама схема проведения выборов централизованная, общим единым штабом — она мне понравилась. Другое дело, что сумма была запредельная, это другое дело, а так меня все устраивало, — сообщил депутат.

Деньги Николай Артеменко вносил частями, отдавал их Лобкину возле ресторана, в автомобиле. Интересовала прокурора работа политтехнологов, чем они помогли (составляли документы, представляли социальные срезы, рейтинги). Расспрашивали свидетеля о публикациях в СМИ. Он отвечал, что фигурировал там как кандидат в депутаты, но в ходе рассмотрения материалов дела выяснилось, что его подписывали как зампреда думы.

После этого допрос снова вернулся к отношениям с Андреем Лобкиным — они у него и Николая Артеменко были рабочие, но с негативным опытом. О директивах сверху экс-градоначальник говорил, что это не его прихоть, и поднимал пальцы вверх. Конкретных фамилий чиновник не называл, но говорил: "Это не мое решение. Ты меня должен понять. Это не только я один решал".

— И как вы это поняли? Кто это решал ещё? — спросил прокурор.

— Можно сказать, что мэром непосредственно губернатор управляет. Это мог быть и его заместитель. Это мог быть кто угодно. Это может быть вице-губернатор по внутренней политике, — ответил свидетель.

— Из числа лиц правительства Сахалинской области? Вы это имеете в виду? Должностных лиц аппарата правительства Сахалинской области, — уточнял обвинитель.

— Ну я не мог бы предположить, что это федеральный центр командует нашим мэром. Наверняка командует правительство Сахалинской области. Кто конкретно, я не знаю. Он мне этого не говорил. Он многозначительно поднимал палец вверх и говорил, что это не его решение, — говорил Николай Артеменко.

Прокурор пытался выяснить, когда состоялся первый разговор, но точного месяца свидетель вспомнить не смог и отметил, что это было "где-то в июле, июне". После вопроса обвинителя всплыла не только сумма в шесть миллионов, но и десять миллионов рублей за должность заместителя председателя городской думы (до выборов Артеменко занимал именно её). От такого "щедрого" предложения он отказался.

— А должность стоит десять миллионов изначально? — спросил прокурор.

— Это так Лобкин сказал. Я ему не поверил, и поэтому разговора больше на эту тему с ним не вел, — ответил свидетель.

Участники процесса выясняли, как выбирают зампредседателя гордумы (тайным голосованием депутатов) и принимает ли какое-то официальное участие в этом мэр (нет). В итоге в прошлом созыве это место заняла Елена Столярова, которой не оказалось в списке Андрея Лобкина и ей не предъявляли обвинение в дачи взятки. Напомним, что Артеменко в итоге получил эту должность, но ближе к концу депутатского срока.

— Суть вашего диалога с Лобкиным, как вы поняли, к чему сводилась? Это был ультиматум? Просьба? Предложение? — уточнял прокурор.

— Это было предложение, но в безапелляционной форме, — ответил свидетель.

— В случае, если вы не соглашаетесь, в отношении вас могут быть по линии партийной [санкции] … — допрашивал обвинитель.

— Конечно, штраф на меня никто бы не наложил, но процедурные вопросы они могут, либо да, либо нет, все прекрасно понимают, — сказал Артеменко, но его выражение не очень понял прокурор, и депутату пришлось разъяснять высказывание. — Ну ты либо в команде работаешь, либо ты не в команде работаешь. Если ты отказываешься, значит, найдется человек, который заступит в эту команду и будет работать. Можно так предположить. Это тоже предположение.

— А что за команда? Вы имеете в виду списки? — спросил прокурор.

— Конечно, команда гордумы. Депутаты "Единой России" заходят большинством, решают вопрос на пользу города, на пользу области. Заканчивались те времена, когда были импичменты мэру, когда депутаты голодали. Когда они на раскладушках занимались бесчинствами. Всем надоело. Все прекрасно понимают, что нужно работать, нужно осваивать деньги, нужно осваивать программы, в этом игра людей, которые были достаточно адекватны для выполнения этих задач. Вот это команда, о чем я говорил, — пояснил народный избранник.

— В случае вашего диалога с Лобкиным, диалог был построен таким образом, что вы вносите деньги, тогда вы в списках, не вносите деньги, вы не в списках. Я правильно понимаю? — уточнил обвинитель.

— Да, — коротко ответил Артеменко.

Дальше большой блок вопросов был о праймеризе, но интересных моментов в сравнении с показаниями других депутатов там не было. Спрашивали свидетеля о конференции, где защищалась его стратегия, но он отметил, что относился к ней формально. Кто её возглавлял, депутат не вспомнил. Николай Артеменко считает, что это мероприятие никак не помогло ему в ходе выборов.

Позже в допрос вступила сторона защиты. Она уточнила, что деньги были переданы не в партию, а лично Лобкину. Адвокаты выяснили отношение экс-мэра к партии "Единая России". Интересно было защите, говорил ли Лобкин, что отдаст часть денег кому-то из должностных администрации города (нет, не говорил). Этот вопрос задавался и другим свидетелям.

— А обещал вам за эти деньги, как у нас сказано, общее покровительство и противоправные содействия в обеспечении выдвижения вас как кандидата в депутаты? — спросила защита.

— Очень сложна формулировка, мне кажется, он не мог такое сказать, — ответил депутат.

Адвокаты пытались узнать, почему при разговорах с Лобкиным свидетель предположил, что сверху его курируют госорганы, а не члены партии. Николай Артеменко считает, что мэр прежде всего представитель исполнительной власти. Кроме того, "Единой Россией" на региональном уровне руководят областные чиновники или их представители. Дальше несколько вопросов по публикациям в СМИ задал бывший вице-мэр Алексей Лескин.

Интересовало защиту, был ли свободен Николай Артеменко при голосовании во время праймериз (ответил "по сути, да"). Зашел при допросе разговор о других кандидатах, и свидетель отметил, что у "Единой России" (как и у конкурентов) недостаточно людей, чтобы выставлять на каждый округ полноценного кандидата. У партии власти меньше проблем с этим, чем у конкурентов.

Свидетель сообщил, что список кандидатов по процедуре согласовывается в Москве, и так проходит по всей стране. О конкретном согласовании списка кандидатов в городскую думу в 2014 году депутату ничего неизвестно. Предположил он также, что есть установка о том, что не должно быть слишком много бизнесменов в представительном органе. Места должны быть распределены и между врачами, и между учителями.

Сумма избирательного фонда Николая Артеменко составляла в 2014 году 127 тысяч рублей, и это были средства партии власти. После получения этой информации слово перешло к Александру Хорошавину, и бывший губернатор уточнял то, что и так было известно: о том, что шесть миллионов шли лично Лобкину, а пожертвований в предвыборной фонд "Единой России" от свидетеля не было.

Экс-губернатора интересовало, почему тогда Николай Артеменко рассчитывал на содействие партии, и тот ответил, что слово Андрея Лобкина было весомым и значимым, он ему доверял. Кроме того, деньги шли бывшему мэру частями. И свидетель видел, что он был включен в список кандидатов от партии, с ним работали политтехнологи. Это являлось подтверждением слов Лобкина.

— Значит, это были деньги не лично Лобкину, а на избирательную кампанию? Через Лобкина? — спрашивал Хорошавин.

— Я сказал, что я отдал Лобкину… — отвечал Артеменко.

— Для финансирования избирательной кампании? — уточнял экс-губернатор.

— Я не знаю, как Лобкин ими распорядился, этими деньгами. Но я давал их Лобкину, и кампания у меня прошла нормально. Я по-другому сказать не могу, — сказал депутат.

Дальнейшей судьбой взноса народный избранник не интересовался, расписок и прайсов не брал. В личном порядке Николай Артеменко интересовался у технологов, не нужно ли активнее работать, но ему ответили, что нет, потому что дополнительные мероприятия могут только помешать. Народ устает от печатной продукции, от звонков в домофон каждый вечер. Это раздражает людей, и тут сложно спорить.

— У вас не было ни прайсов, ни отчетов, ни текущих, ни окончательных отчетов о затратах на избирательную кампанию партии "Единая Россия". И вы говорите: сумма в шесть миллионов большая, десять миллионов — большая, четыре миллиона — большая. Ну сумма, конечно, немаленькая. Но как можно оценить, достаточная ли эта сумма или нет? В частности, эфиры стоят 100 000 рублей минута, 10 минут — миллион, четыре эфира по 10 минут — четыре миллиона. Ну это так, как пример, допустим. Если вы не знали, сколько стоит то или иное мероприятие, как можно оценивать, много это или мало? — спросил Александр Хорошавин.

Николай Артеменко вернулся к началу допроса, где он говорил, что в 2009 году потратил больше денег, чем внесенные четыре миллиона. Поэтому он принял решение, что это завышенная цена. В этой же части допроса он рассказал о том, что в 2019 году "ничего не делал и выиграл выборы". Тогда они обошлись ему в 300 тысяч рублей, и ему есть с чем сравнивать.

— Сравнение это не очень корректное, потому что вы уже 10 лет депутат, и, конечно, есть за вами груз сделанных работ. Но я понял, вы делали оценочно, в сравнении с той кампанией, которая была в первый раз. С той суммой средств, которую вы потратили на первую кампанию, а конкретно расценок не знали, — ответил репликой Александр Хорошавин.

Заслушивался в суде один из разговоров Андрея Лобкина и Николая Артеменко. Сначала стороны не сошлись в том, какой это был разговор — рабочий или нет, по какому поводу позже свидетель должен был встретиться с бывшим мэром. Прокурор вернулся к показаниям депутата, и тогда выяснилось, что и сам разговор, и встреча, которая последовала позже, относятся к делу.

— Когда вас допрашивали здесь, задавали вопрос, все-таки кому вы давали деньги. Вы говорили: "Давал деньги Лобкину". В оглашённых показаниях вы говорите, что вносили деньги в предвыборный фонд через Лобкина. Какие показания у вас будут достоверными? То, что вы говорите — Лобкину, а не в предвыборный фонд, или что конкретно в предвыборный фонд, — спрашивала защита.

— Лобкин озвучивал, что деньги пойдут в предвыборный фонд. Поэтому я ему доверял, как человеку, который был главным человеком в городе и отвечал за выборы, я просто не сомневался в его словах. Другое дело, что сумма меня смущала, это другой разговор, — ответил Николай Артеменко.

В ходе заседания выяснилось, что на одном из прошлых допросов следователь поставил неправильные инициалы на протоколе, а Николай Артеменко подписал его. Свидетель списал это на техническую ошибку, а защита в своем вопросе сделала акцент на том, что выступающий невнимательно смотрел, что подписывает. Также адвокаты спросили обсуждал ли свидетель передачу денег с Лескиным (нет, не обсуждал).

Бывшего вице-мэра Алексея Лескина интересовал момент с материалами в СМИ. Ему важно, кто был инициатором новостей: сам депутат, администрация города или ИД "Губернские ведомости". Николай Артеменко ответил, что платил за тексты из собственных средств, но в документах указано (и это цитировал суд), что материалы сняты самостоятельно издательским домом.

— Как я понял из вашего сегодняшнего рассказа, были материалы, которые вы заказывали и проплачивали сами. И были материалы, которые о вас снимались ещё дополнительно. Касаемо меня интересуют те, которые мне вменяются как преступление, — говорил Алексей Лескин.

— Подождите, вопрос в чем? — уточнил суд.

— Эти материалы вы заказывали? — спросил подсудимый.

— Я этого не знаю, потому что ежегодно городская дума заключает контракты с разными издательскими домами на освещение работы гордумы. И, как правило, там выступает либо председатель, либо зампредседателя. Поэтому, возможно, это в рамках контракта, который дума заключала. Возможно, это в рамках предвыборной кампании. Я же на момент выборов или предвыборной кампании все равно оставался зампредседателя. И это нюанс юридический, который мы уточняли, как писать, либо заместитель, либо кандидат в депутаты. То есть одно другого не исключает. Поэтому конкретно я не помню, что там месяц назад было. По сюжетами и как меня писали. Тем более об этом не могу сказать. Могу только предполагать, — ответил Николай Артеменко.

В показаниях свидетеля была информация о том, что Лобкин имеет большие связи, в том числе с Александром Хорошавиным. Защиту интересовало, откуда Николаю Артеменко стало об этом известно, и в качестве источника он назвал свои аналитические способности. Адвокаты также вернулись к уголовному делу, которое велось отдельно против депутата за дачу взятки.

— Результаты расследования этого дела? Чем закончилось в отношении вас? — спросила защита.

— Вот я здесь стою, — отшутился депутат.

— Ну не знаю, чем закончилось? Не знаете? — продолжает адвокат.

— Было прекращено, — ответил Артеменко.

— В постановлении имеется ссылка следствия как на основания прекращения уголовного дела, что вы не только сообщили о себе сведения, что послужило основанием прекращения дела, но и изобличили действовавших в составе орггруппы Хорошавина. О разговорах и действиях конкретных лиц. О каких разговорах между вами и Хорошавиным вы сообщали органам предварительного следствия? — уточнила защита.

— Я с Хорошавиным не общался никогда, — ответил свидетель. Не сообщал он ни о каких своих разговорах с экс-губернатором во время предварительного следствия. Не было у Николая Артеменко личных встреч с Александром Хорошавиным, только на общих мероприятиях.

— О каких конкретно действиях моего подзащитного, принимаемых в отношении вас, вы сообщали органам предварительного следствия? — спросил адвокат.

— Вопрос такой, мягко говоря, очень… — замялся депутат.

— Относящихся к выборам, — добавил суд.

— Нет, — сказал Николай Артеменко.

Дальше защита перешла к новым материалам дела и спросила, предлагал ли Лобкин передать взятку организованной группе (нет, только самому Лобкину). Александр Хорошавин, по словам свидетеля, не помогал в подготовке кампании Николая Артеменко (лично он о таком не знает). Сам бывший губернатор во время допроса обратился к уставу партии "Единая Россия", где допускают пожертвования от физических лиц путем передачи наличных.

— Скажите, пожалуйста, чем различается взнос денег в вашем случае от пожертвований партии, которое допускается… — спрашивал Хорошавин.

— Ровно тем, что я не в партию вносил, а давал их Лобкину, — ответил Артеменко.

— А правильное оформление денег партии — это ваша проблема или проблема партии? — уточнил бывший политик.

— Не знаю, это как посмотреть. Вот протокол написал следователь, что я там Артёменко А. Н. Это чья проблема? Моя, который подписал, или его, который мне неправильно написал? — ответил вопросом на вопрос депутат.

Хорошавин пытался узнать, что известно Артеменко об его одобрении взятки за кандидатуру депутата (ему ничего неизвестно). Со слов Лобкина, свидетелю известно, что все кандидатуры согласовываются в правительстве области, а председателя — в администрации президента. При этом он отметил, что на протяжении трех выборов эта тема постоянно озвучивается. Неважно, кто при этом находится в кресле губернатора.

— Известно ли вам, о том, что была поставлена задача администрацией президента о 2/3 представительства партии ЕР в думе? — спросил Хорошавин.

— По крайней мере я слышал, что она ставилась, такая задача. Обеспечить выборы, — ответил Артеменко.

Между бывшим и действующим политиком был небольшой спор — Хорошавин говорил, что его обвиняют в том, что он обеспечил через свое волеизъявление выдвижение Артеменко, но сам депутат не был свидетелем подобного разговора. Народный избранник предположил, что слово губернатора может быть весомым или последним в таком вопросе. Дальше пошел ряд коротких диалогов.

— Что вам известно о получении лично мной лично от вас взятки в виде денег? — спросил экс-губернатор.

— Ничего неизвестно, — ответил депутат.

— Что вам известно о моем общем покровительстве вам по службе? — продолжал допрос Хорошавин.

— Служу Отечеству, — колко сказал Артеменко.

— Неплохо служили, жаль, что поменялось, — высказался бывший глава региона.

В конце допроса у Николая Артеменко снова спросили про его уголовное дело и напомнили, что оно было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Расшифровка показаний Артеменко - docx, 69.01 КБ

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимная  20:21 3 марта
А место председателя сколько?
анонимный  19:49 26 февраля
Что толку с этих допросов. всеравно никого не превлекут. кроме тех. кто уже присел. Здесь нужен такой обвмнитель и судья. как в деле с Навальным.
анонимная  14:56 26 февраля
Люди по 10 лямов отдают на предвыборную кампанию просто так, что ли? Отдают деньги, что бы избраться депутатом и начать заботиться о простых людях? Они эти деньги сразу бы отдали бедным и больным. Больше толку было бы. А те, кто до сих пор верит и ходит на выборы, посмотрите, кого вы навыбирали.
Unreal24 13:17 26 февраля
Если вход столько стоит, значит потом все окупается с лихвой, раз они туда идут и свои кровные тратят.
zonder 13:01 26 февраля
Просто интересно уже ,у нас есть хоть один депутат, кто честно избрался или все мандат купили.🤗
Читать еще 118 комментариев