16+

В Сахалинской области добровольцев запрограммировали на объединение

Благотворительность, Политика, Южно-Сахалинск

На Сахалине и Курилах появилась региональная программа развития добровольчества. Документ, честно признаются его разработчики в агентстве по делам молодежи, не приносит волонтерам ничего революционного — новых возможностей, дополнительных преференций и новых сфер для приложения усилий. Он лишь собирает в одном месте все, что власти уже делают и должны начать для поддержки этой сферы, важность которой особенно возросла в условиях пандемии и ограничений 2020-го года. Сегодня мероприятия, полномочия и, что немаловажно, деньги на развитие волонтерства распределены по различным ведомствам и распорядителям, а новая программа собирает их воедино.

Кроме того, заметил глава агентства Дмитрий Смекалов, она является своего рода буфером между ситуацией "каждый сам за себя", которая исторически сложилась в волонтерстве, и перспективной государственной программой с единым центром и структурой управления, которую сегодня разрабатывает агентство и планирует внедрить в 2022 году.

— Реальной пользы настоящие волонтеры от этой программы сегодня не увидят. Но важно понимать, что такое региональная программа и чем она отличается от государственной. У второй есть конкретное финансирование, есть ответственные исполнители, соисполнители. В нашем случае ничего такого нет — речь идет о документе, который собирает из разных программ все запланированные мероприятия и ресурсы. Дело в том, что с 2018 года по указу президента поддержкой добровольчества занимаются все органы исполнительной власти. В том числе федеральные, например МЧС, полиция, Следственный комитет. И эта новая программа собирает все воедино, дает общее понимание ситуации в сфере и исключает дублирование. Чтобы не было такого, что образование и молодежка проводят форумы для одних и тех же целевых групп, но в разное время, на разных площадках и со спорной эффективностью. То есть дополнительных денег и поддержки она не принесет, но послужит координации и сверке часов, — заключил Смекалов.

Интерес автора к очередной программе областных властей — подобных ей в регионе два десятка — продиктован не столько фактом ее создания, сколько довольно странными показателями эффективности. Из раздела, посвященного результатам, кажется, что властям нужны не добрые дела, которыми, как известно, нельзя прославиться, а освоение средств — среди индикаторов стоят не спасенные котята или переведенные через дорогу бабушки, а выданные добровольцам сим-карты, проездные и форма, число зарегистрированных на сайте dobro.ru и другие предельно синтетические, а не добровольческие показатели.

— Это технически моменты, но они тоже важны. Например, сегодня ни один орган не может выделить волонтерам те самые сим-карты, чтобы они могли не за свой, а за государственный счет обеспечивать связь, координировать мероприятия, организовывать штабы, обзванивать нуждающихся в помощи людей и так далее. Ни один орган не может просто так дать волонтерам какую-то куртку, проездной на автобус — сегодня для этого прописаны довольно сложные процедуры, например нужно какой-то форум провести и "мерч" только по его итогам выдать. А эта программа дает органам исполнительной власти возможность напрямую помогать людям, которые нуждаются в помощи, дает возможность работать ресурсному центру, куда могут обратиться все организации или орган власти, — объясняет Смекалов. — Нужно ли включать в программу бабушек и котят? Это большой вопрос. Не станет ли это почвой для каких-то перегибов, "причинения добра" и принудительной помощи? К тому же это же наш внутренний показатель — мы не волонтеров оцениваем, а органы исполнительной власти. Наша задача — создавать условия, а не включать в условный KPI каждого добровольца 10 котят и 50 бабушек в месяц.

Сейчас в агентстве работают над новой государственной программой развития молодежной политики — в ней надеются перейти к иным принципам организации работы с добровольцами. Прежде всего они должны стать частью единого ресурсного центра, который будет своего рода "агрегатором" всех усилий в этой сфере.

Кроме того, в области думают над системой поощрения и стимулирования наиболее активных волонтеров. Сегодня она ограничивается возможностью поучаствовать в форумах и получить брендированные кружки-фляжки или небольшими дополнительным баллами при поступлении в вуз. С учетом изменения облика "среднего добровольца" за время пандемии — если раньше это были в основном выпускники и первокурсники, готовые трудиться исключительно "ради фана", теперь это люди 25‑27 лет, которых предстоит мотивировать иначе. Важно также выдерживать некий баланс — не превращать волонтерство в оплачиваемую работу или регулярную общественную деятельность ради дотаций и другой поддержки. Как это будет реализовано — покажет разрабатываемая сегодня программа.

Опрос

Что нужно сделать, чтобы больше сахалинцев стали волонтерами?





Посмотреть результаты опроса »
Подписаться на новости

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  23:51 8 апреля
Если человек не волонтёр зачем ему регистрироваться на сайте?
AlexTES 22:56 8 апреля
Деньги на развитие волонтерства. Аксиморон? Вообще власти долдны за деньги выполнять свои программы, а не волонтерство развивать. Волонтерство это удел частных инициативных групп. ПСО не желает хотя бы пол месяца не ща деньги работать (как ящык повернулся) а волонтерить?
Форева 18:17 8 апреля
Такое ощущение, что чинуши этим "добровольчеством" пытаются залатать все свои дыры и огрехи, чтобы снять с плеч социальную ответственность государства и переложить ее на шеи сердобольных граждан. Кто реально хочет и может творить добро, будет это делать без всяких левых сайтов, громких чинушных лозунгов и их же чинушной фиктивной помощи. А, учитывая, что на бюджетные учреждения была спущена разнарядка обеспечить регистрацию сотрудников на указанном сайте, очередная пыль в глаза.
Читать еще 2 комментария