16+

Сергей Коротков: почему парни, которые служили верой и правдой, должны платить?

Дело Хорошавина, Южно-Сахалинск

В суде по делу экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина допросили Сергея Короткова, который был одиозным депутатом, а сейчас занимается бизнесом.

Архивное фото
Архивное фото

Он рассказал, что родился в 1977 году, имеет высшее образование по специальности "Технология и предпринимательство", работает предпринимателем.

На вопрос прокурора, какую должность он занимал в 2014 году, Коротков ответил, что не может вспомнить, так как у него было несколько должностей. Прокурор попросил назвать что-нибудь. Свидетель припомнил, что "был в одном из учреждений, начальник отдела, и в муниципальном учреждении сотрудником".

Прокурор: Более подробно.

Коротков: Работал я в администрации города Южно-Сахалинска.

Прокурор: Кем?

Коротков: Группа консультантов...

Прокурор: В 2014 году работали консультантом у Лобкина?

Коротков: Ну да.

Прокурор: Вы Лобкина давно знаете? Где и при каких обстоятельствах познакомились?

***

Тут свидетель, видимо, уже устал от вопросов, хотя все только началось, и решил предложить свои правила. Он захотел сначала рассказать все сам, а потом уже отвечать на вопросы, но ему быстро напомнили, кто тут главный.

***

Коротков: Мне придется рассказать с 96-го года, чтобы было понимание моих показаний…

Суд: Если вы будете давать показания, не относящиеся к делу, суд вас остановит.

Коротков: Да нет, это все касается дела.

Суд: Не вам решать. Отвечайте на вопрос гособвинителя о том, когда вы познакомились с Лобкиным, об этом был вопрос.

Коротков: Дело в том, что как я познакомился с Лобкиным, мне придется рассказать…

Прокурор: Ну начинайте, начинайте.

И свидетель начал.

В 1996 году он в первый раз стал заниматься выборами. Это были президентские выборы, потом выборы мэра Южно-Сахалинска, потом — губернатора. После участия в последних Коротков стал начальником управления администрации области, отвечал за избрание мэров, губернаторов и депутатов.

С Андреем Лобкиным, экс-мэром Южно-Сахалинска, познакомился при выборах. В 2004 году Лобкин предложил Короткову возглавить его штаб. В 2005 году Лобкин стал мэром.

— В связи с тем, что я с ним работал, в 2006 году я уже избрался в депутаты гордумы, — продолжил Коротков. — Для того, чтобы продолжить свою работу, меня перевели в учреждение. В соответствии с законом я не мог быть и депутатом, и консультантом мэра.

Этим учреждением был "Электросервис" (то ли МУП, то ли АО, свидетель не помнит). Работа с Лобкиным продолжалась. "Впоследствии в 2009 году я повторно избирался депутатом, в 2014 году я обратно стал депутатом". Ну а затем развернулись интересующие суд события.

После одного из совещаний Лобкин попросил Короткова остаться и сказал, что в ближайшее время будут выборы, нужно пройти согласование. Коротков не удивился, так как знал систему и помнил, что "губернатор в принципе согласовывает всех, и мэров, и депутатов, это как бы нормально являлось". Но вторая часть разговора свидетелю не понравилась. Речь шла о деньгах. Лобкин сказал Короткову, что ему нужно заплатить за участие в выборах. В партии "Единая Россия" свидетель не состоял, назначение платежа не очень понимал. Зато ему было разъяснено, какие последствия могут возникнуть, если он откажется платить. Например, могло быть создано препятствие на этапе регистрации в кандидаты. Или, как в 2009-м, могли найти еще одного человека по фамилии Коротков, зарегистрировать его и запутать избирателей. Еще один инструмент для создания неприятностей — черный пиар. Кроме того, есть понятие "заморочиться в суде". Это значит, что ты постоянно вынужден отвлекаться от предвыборной кампании, отмахиваться от разных обвинений, тратить время на судебные заседания.

Через какое-то время Короткова пригласил замруководителя аппарата губернатора Анатолий Макаров. Он сказал, что заплатить все-таки нужно. Коротков точно не помнит, но речь вроде бы шла о 10 млн рублей, потом спустились до 5-ти. Макаров сказал — встречайтесь опять с Лобкиным и решите этот вопрос. В итоге Коротков и Лобкин остановились на 3 млн. Но Коротков дал ему только 2, а миллион не выплатил. Отданную Лобкину сумму Коротков считает не взяткой, а вымогательством. Он заплатил, чтобы избежать обещанных проблем. "Отказаться — это равносильно, что я уже не депутат". С Хорошавиным он лично не встречался, ничего не обсуждал, денег не передавал, однако ему дали понять, что он платит за покровительство губернатора.

Отношения на почве этой истории у Короткова с Лобкиным испортились. Коротков не понимал, почему "нормальные парни, которые служили верой и правдой", должны платить, почему он столько работал над имиджем Лобкина, а теперь для него не делают исключение ("Я тебя мэром сделал — ты с меня денег берешь"). Однако личной неприязни и поводов для того, чтобы оговорить экс-мэра, Коротков не имеет, "просто сама ситуация была некрасивая".

Далее свидетель рассказал, как работает предвыборный штаб, какие проводятся мероприятия, об участии администрации города в организации выборов. Защита спросила, какую роль играл во всем этом бывший вице-мэр Алексей Лескин, который сейчас тоже является обвиняемым. Коротков ответил — генеральной задачей Лескина было, чтобы выборы состоялись. Он "общался со всеми партиями, со всеми кандидатами, все к нему чего-то обращались, все чего-то от него хотели". Финансовый вопрос с Лескиным свидетель не обсуждал, денег ему не давал.

Следующий блок вопросов касался затрат на предвыборную кампанию и расценок. Свидетель поделился недовольством, что потратился дважды.

Коротков: Ну давайте. Предвыборная кампания. Пусть там в среднем 5‑10 миллионов собирали. Ну давайте, 5 миллионов рублей, ну за 3‑4 месяца, ну пусть миллион у нас заберет технолог. Он там со своими юристами, еще с какой-то командой. Пусть еще 2 миллиона они потратят на СМИ. Ну плюс еще 1 миллион они потратят на встречу с избирателями, посещения. В любом случае, миллион остается. Я примерно знаю все расценки, поэтому я реально понимаю.

Защита: Хорошо, а по вашим расчетам, сколько примерно необходимо затратить средств на продвижение кампании одного из кандидатов?

Коротков: Я могу сказать, смотрите, почему я категорически отказывался платить. Я затратил где-то порядка 4 миллионов. В каждую предвыборную кампанию лично. Эти деньги были потрачены с учетом различных моментов. Вот и считайте. Каждый кандидат в депутаты тратил свои деньги личные, привлеченные, как угодно, и плюс к этому им еще добавили деньги, которые они должны были еще потратить на штаб. Штаб не оплачивал ничего, многие вещи. Мы оплачивали сами как депутаты. Кандидаты в депутаты. Мы все оплачивали сами. У меня, допустим, сегодня люди работали, им надо было помогать оплачивать. Где-то что-то асфальт положили — за свои заплати. Бордюр положили — за свои заплати. Подъезд ремонтировали — за свои. Окна переставляли в подъезде — за свои. В данной ситуации еще раз хочу подчеркнуть, что, если бы взяли все эти деньги и все потратили на предвыборную кампанию, был бы один разговор, а когда эти взяли деньги, а кандидаты еще сами тратили деньги…

Свидетелю напомнили, что некоторые кандидаты заявляли, что больше ничего не тратили кроме того, что внесли. На это Коротков заявил — значит их надо привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

После этого прокурор ходатайствовал об оглашении показаний, данных на стадии следствия, поскольку есть расхождения в датах, времени и месте передачи денег. Коротков подтвердил, что давал показания добровольно, хотя "это было столько лет назад".

Защита: В период вашего нахождения в СИЗО вы передавали через вашего защитника письма Лобкину?

Суд: Снимается данный вопрос, поскольку он не является предметом судебного разбирательства, подлежащему установлению в судебному заседании, обстоятельства которых пытается выяснить адвокат Фролов. Не отвечайте, свидетель.

Защита: Я прошу внести возражения, потому что данные письма имеются у стороны защиты, они от защиты Лобкина, и содержание этих писем напрямую относится к текущему судебному заседанию, именно к вопросу показаний, дачи взятки, покровительства и т. п. Я хотел бы огласить выдержку из содержания данного письма, которое получено было мною у защитника Лобкина Янчука, и хотел бы озвучить выдержку из письма и задать вопрос свидетелю, имело ли это место быть, писал ли он такое содержание Лобкину.

Суд отказал в ходатайстве, потому что источник происхождения данного письма неизвестен и нет возможности сличить копию с оригиналом, но возможность высказаться предоставил.

Защита: Спустя шесть месяцев вашего нахождения в СИЗО вы передавали письмо Лобкину о том, что с вас требуют за то, чтобы освободить из-под стражи, дать показания против Лобкина в том, что вы дали ему взятку как мэру в феврале 2014 года за общее покровительство и помощь на выборах, а также требуют дать показания против Лескина, что якобы он получал деньги от Лобкина и руководил избирательным штабом?

Коротков ответил, что не понимает вопроса. Несколько раз его конкретизировали.

Защита: Ваши показания, которые вы дали 13.10.2015, которые были оглашены, где вы указываете о том, что вы дали взятку, — они связаны? Это было условием, поставленным перед вами сотрудниками правоохранительных органов, если вы дадите такие показания, и вам изменят меру пресечения? Вам через неделю изменили меру пресечения. Через две.

Коротков сказал, что все равно не понимает сути вопроса, и после очередной попытки переформулировать суд снял вопрос.

Далее защита попросила объяснить, что значит сказанное ранее — про то, что губернатор согласовывал кандидатов. Коротков сказал, что это партийная работа, а раз губернатор партиец, то он "в любом случае высказывал свое мнение по тем или иным кандидатам".

Затем последовали вопросы по поводу прекращенного в отношении свидетеля уголовного дела. Из постановления о прекращении уголовного дела следует, что он изобличил действующих в составе орггруппы Хорошавина лиц, об их разговорах и действиях. О каких разговорах между вами и Хорошавиным вы сообщили, спросили свидетеля. Коротков ответил, что не давал таких показаний, и попросил не делать из него дурака.

На вопрос о согласовании кандидатов в мэры от "Единой России" в администрации президента Коротков сказал, что такая схема была обязательной. Про 2014 год он точно не знает, но вообще так делали всегда.

Что касается своей кандидатуры, Коротков знал, что она согласована. Хорошавин попытался выяснить, чувствовал ли свидетель с его стороны давление административного ресурса. Нет, сказал Коротков, он же заплатил.

— Какие кандидатуры были мной формально не одобрены, им были созданы трудности? — спросил экс-губернатор.

Свидетель ответил, что занимался только своими выборами и не интересовался другими кандидатами. Он сообщил также, что подкупа избирателей, угроз, подтасовок им не было.

Хорошавин: Сколько стоила ваша избирательная кампания?

Суд: Снимается данный вопрос.

Хорошавин: Я прослушал, ваша честь, можно повторить? Сколько? 4 миллиона рублей?

Суд: Суд снимает данный вопрос. Вот, все правильно вы говорите.

Хорошавин: 4 миллиона рублей.

Суд: Да, суд снял данный вопрос.

Хорошавин: Подождите.

Суд: Подождите это вы, Александр Вадимович. Суд руководит процессом.

Хорошавин: Так я ж еще не задал.

Суд: Суд отвел данный вопрос, потому что свидетель отвечал на него. Сколько на свою кампанию он потратил. 4 миллиона рублей. И вы это слышали, сейчас об этом повторяете.

Хорошавин: Простите, ваша честь, я не задавал этот вопрос.

Суд: Почему не задавали? А что тогда суд?

Хорошавин: Я другой вопрос хочу задать. Какой смысл было для вас платить 4 миллиона рублей из собственного кармана, если можно было отдать 3 миллиона рублей Лобкину и поставить вопрос об избрании?

Суд: Свидетель, вы не отвечайте на данный вопрос, поскольку весь ваш…

Коротков: Я вопроса не понимаю.

Суд: Свидетель!

Хорошавин: А что вы не понимаете?

Суд: Свидетель! Вы не отвечайте на данный вопрос, поскольку суд его снимает, так как весь ваш допрос, два с половиной часа, вы рассказывали, за что вы передали деньги.

В итоге Коротков сказал, что деньги были отданы за гарантию, что ему не будут мешать.

Хорошавин спросил свидетеля о формировании общего избирательного фонда.

Коротков: Из разговора с Лобкиным мне известно, что деньги собирали прежде всего на создание штаба. Собирали от десятки до пятерки. С некоторых вообще деньги не взяли. Собралась большая сумма. На эту сумму запланировано было привлечь политтехнологов, СМИ привлечь, еще что-то привлечь. Стандартная работа была связана с выборами. Примерно такой разговор.

Хорошавин: Ваше мнение о том, что деньги к кому-то там, к чьим-то рукам прилипли… Вот вы сейчас говорите, 4 миллиона.

Коротков: Я не говорил, что они к кому-то там прилипли.

Далее Хорошавин спросил о праймериз.

Коротков: Праймериз проводится для того, чтобы предварительно начать предвыборную кампанию. Это фактически начало предвыборной кампании. Поэтому изначально в праймеризе должны побеждать те, кто должны пойти потом по спискам. Либо в кандидаты. Организация очень простая. Любой формально, кто хочет избираться, должен подать документы в партию, и потом, получается, его вносят в списки. Такая же система, как на выборах, люди приходят и голосуют. Но есть другая проблема. На самом деле технически люди платили, депутаты, кандидаты, за то, чтобы в целом получить возможность избираться, чтобы их поддерживали и помогали. Все остальное — это уже последствия вашего праймериза.

В финале допроса Хорошавин спросил прямо — что известно свидетелю о получении им, экс-губернатором, лично от него, Короткова, взятки в виде денег?

— Я с вами не встречался, денег вам не давал. Но в то ж время я встречался с господином Лобкиным, который ссылался на вас, общался с Макаровым, который фактически ссылался на вас. Поэтому в данной ситуации я не могу ничего констатировать более, чем я сказал в суде, — ответил Коротков.

Полная расшифровка допроса docx, 89.4 КБ

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp

Обсуждение на forum.sakh.com

анонимный  09:11 13 мая
В соответствии с законом я не мог быть и депутатом, и консультантом мэра.
Про закон вспоминают когда это выгодно или нужно.
почему он вообще, выступает в качестве свидетеля? а не обвиняемого?
анонимный  09:06 13 мая
Коротков: Группа консультантов...
консультант по отмыванию денег...
Стапый 07:54 13 мая
Ужас каких только должностей нет, консультанты, советники, охранники сколько нулевых должностей
анонимный  21:20 12 мая
Где и кому служил верой и правдой?
анонимный  19:11 12 мая
А в муниципальном учреждении -это в одном из МУПов "мёртвая душа"
Читать еще 195 комментариев