11 августа 2022 Четверг, 11:08 SAKH
16+

Сахалинец лег в больницу Анкудинова поднять иммунитет и умер странной смертью

Здравоохранение, Южно-Сахалинск

В то время как все вокруг готовятся к Новому году, семья Анастасии переживает трагедию. Женщина потеряла отца. Он умер 1 декабря в южно-сахалинской больнице имени Анкудинова, причем обстоятельства его смерти, как рассказывают родственники, совершенно жуткие и непонятные. При попытках найти им хоть какое-то объяснение родные мужчины столкнулись с грубостью медиков и полным нежеланием хоть что-то рассказывать.

Архивное фото
Архивное фото

— Я отправила своего папу в городскую больницу на лечение в терапевтическое отделение, так как он только прошел курс лечения в онкологическом отделении. 22 ноября мой отец прошел полностью обследование, и его направили в терапию для поддержания иммунитета. Как выяснилось 30 ноября, по информации от врача, у папы подозрение на ковид и они вынуждены перевести его в инфекционное отделение, — рассказывает Анастасия.

Родственники стали настаивать на том, чтобы забрать мужчину домой, где ему готовы были обеспечить все необходимые условия: лечение и уход. Им ответили, что 1 декабря придет результат теста и тогда мужчину без проблем можно будет забирать домой. Родные согласились.

— К сожалению, это было роковым решением — оставить его там даже на день, — безумно сожалеет теперь Анастасия.

По ее словам, 30 ноября примерно в 15 часов ее отца перевели в инфекционное отделение горбольницы. С этого времени связь с ним у родственников потерялась. Они постоянно пытались дозвониться до него, звонили также в инфекционное отделение: спрашивали, просили, умоляли, наконец даже угрожали от безысходности и отсутствия информации о родном человеке. Только после того, как тон разговора стал жестче, телефон мужчины стал доступен. В 17:30 с ним смогли связаться.

— В разговоре папа сказал, что при перевозке из одного отделения в другое его очень сильно уронили с лестницы, что у него большая ссадина на лбу и ему нужны бинты и мазь. После этого разговора связь с отцом опять потерялась, — говорит Анастасия.

1 декабря, посоветовавшись с мамой, она решила незамедлительно забирать отца домой. В ответ на это заведующая отделением сказала, что родственники не вправе решать за мужчину. Его отпустят домой, только если он подпишет отказ от лечения.

— Когда я позвонила вновь в отделение сказать, что я еду забирать отца, мне ответили, что он вообще неадекватный, кричит и просит о помощи. И что заведующая отправляет его в реанимацию. На мой вопрос, оказали ли ему какую-то помощь, и просьбу осмотреть его тело, нет ли каких-то повреждений, я получила грубый отказ, просто положили трубку, — вспоминает сахалинка.

Родственники поехали в больницу, но было уже поздно. Завотделением сообщила, что мужчина скончался. В качестве причины была названа клиническая смерть. Родным сказали, что они могут забрать вещи покойного на посту инфекционного отделения. Когда они сделали это, увидели, что все рубашки были в крови. Анастасия предполагает, что у ее отца разошлись швы, которые наложили в сентябре в онкологии.

— В городском морге нам сообщили, что назначено вскрытие, согласия нашего никто не спрашивал. В день похорон у папы были синие с кровоподтеками уши, сломанный нос, глубокий шрам на переносице, два шрама на лбу и огромная гематома головы, которая свисала на шею. Был наложен огромный грим, который не был заказан в морге, — говорит Анастасия.

После похорон родственники сразу же обратились в полицию с заявлением о проведении проверки по факту смерти. Их отправили к участковому, к которому относится городская больница. Участковый сначала принял заявление, объяснив при этом, что на осмотр трупа ее никто не вызывал и в ее базе умерших в городской больнице данного мужчины вообще нет. Однако через неделю участковый позвонил жене умершего и сказал — сейчас вам придет отказ в возбуждении дела, не пугайтесь, просто мы перед Новым годом не успеваем собрать материалы, но после каникул обязательно дадим ход этому делу. Вероятно, в конце года просто не хотят портить статистику.

— В горбольнице общались с нами крайне грубо, — говорит Анастасия. — 30 ноября примерно в 17:30 я позвонила на дежурный пост в инфекционное отделение горбольницы, попросила осмотреть папу. Постовая медсестра сказала — да, на лбу у него есть ссадина, замазанная зеленкой. Я попросила осмотреть и тело тоже, на что она грубо ответила — я вам что тут, нанималась осматривать, я никого осматривать не буду.

Родственники требуют расследований и проверок. Они хотят, чтобы медперсонал был наказан, так как уверены, что мужчина не получал должного ухода в горбольнице.

2 декабря у отца Анастасии должен был начаться второй курс иммунотерапии в онкодиспансере. Он не дожил до него один день и умер какой-то внезапной и нелепой смертью.

Как сообщили ИА Сах.ком в областном минздраве, проводится проверка, ситуация находится на контроле министра Владимира Кузнецова. По результатам проверки представители минздрава готовы будут встретиться с родственниками и все обсудить. Пока это весь комментарий.

Новости по теме:
Подписаться на новости