"В фонд никто денег не вносил": Бондарев на допросе по выборному делу Хорошавина. Сахалин.Инфо
23 июня 2024 Воскресенье, 02:48 SAKH
16+

"В фонд никто денег не вносил": Бондарев на допросе по выборному делу Хорошавина

Дело Хорошавина, Политика, Южно-Сахалинск

По уголовному делу о выборах в городскую думу Южно-Сахалинска, которое называют "вторым делом Хорошавина", допросили очередного свидетеля — действующего депутата областной думы Сергея Бондарева. Эти выборы проходили в бытность Александра Хорошавина губернатором Сахалинской области и до сих пор вызывают много вопросов.

Бондарев сообщил, что в 2014 году являлся членом "Единой России", встречался с избирателями, вел агитацию за партию и выборы. В этих встречах также участвовал его коллега Юрий Цой, за которого агитировали. У всех партий, по словам Бондарева, были одинаковые условия, никаких привилегий.

Алексей Лескин, бывший на тот момент вице-мэром администрации Южно-Сахалинска, спросил Бондарева, жаловался ли Цой на помехи проведению его избирательной кампании? Говорил ли, что от него требуют выполнения дополнительных условий, помимо проведения агитации? Бондарев ответил, что таких разговоров у него с Цоем не было.

Отвечая на следующие вопросы, свидетель сказал, что жалоб в оргкомитет или местное отделение партии на то, что данные предварительного голосования были сфальсифицированы, не поступало. Не было также и противодействий другим кандидатурам или каких-то отдельных условий для них. Точнее, Бондарев ответил, что сам он с таким не сталкивался.

— Какие-либо кандидатуры были рекомендованы в этот список мной, Лобкиным, Лескиным? — спросил Хорошавин.

— Не было, — ответил Бондарев.

— Вы сами принимали участие в организации праймериз? — продолжил экс-губернатор.

— Другие люди занимались. Я не принимал участия, — сказал депутат.

Приводим дальнейший диалог.

— Известно, что каким-то кандидатурам по каким-то причинам было отказано?

— В праймеризе участвовали все, кто желал. Неизвестно.

— Итоги праймериз оргкомитет рассматривал?

— Не помню. Должны были быть рассмотрены.

— Как образовывался список кандидатур, которые вносились потом на конференцию?

— Кто выиграл праймериз, того и вносили. И на политсовете, по-моему, еще выбирали. Утверждали на политсовете. Я был участником конференции.

— Как проводилось голосование на конференции? Тайное? Открытое?

— Не помню. По-моему, открыто голосовали. Прошли только победители.

Далее Хорошавин поинтересовался сопровождением политтехнологов во время партийных встреч. Свидетель ответил, что в своем округе действовал сам, "сами двигались у нас". Но о создании группы технологической поддержки ему известно. А вот о согласовании списка победителей праймериз в Москве с целью их последующего внесения на конференцию — нет.

— Вы были ответственны за фонд партии "Единая Россия"? — задал следующий вопрос Хорошавин.

— Да, — сказал Бондарев. — Фонд поддержки партии "Единая Россия" формировался из средств жертвователей. Кто помогает, вносит на добровольных началах. Но в 2014 году финансирования через фонд не было, потому что я принял фонд, и у нас как раз наступила фаза перерегистрации в юстиции. И документы мы сдали в юстицию на перерегистрацию. Фонд на этом этапе не работал. Мы не могли вести никакой финансовой деятельности. Первый раз фонд участвовал на выборах губернатора Кожемяко.

Не все знали, что фонд проходит процедуру перерегистрации, обратил внимание Хорошавин и спросил, обращался ли кто-нибудь к свидетелю в 2014 году, чтобы внести деньги? Лобкин, Макаров, Лескин — кто-нибудь из них? Бондарев ответил — эти люди знали, что фонд не работает.

Вопрос задала защита. Она спросила, как и кем подсчитываются результаты праймериз.

— Комиссионно, никакой недостоверности подсчет не допускает. На результаты праймериза повлиять нельзя, — сказал свидетель.

Хорошавин вновь взял слово. Его интересовало, были ли накануне городской конференции или в ходе нее какие-либо рекомендации от него (губернатора) или других руководителей по конкретным кандидатурам? Свидетель ответил, что лично с ним никто об этом не говорил.

Настала очередь обвинения. Оно спросило Бондарева, ставила ли "Единая Россия" перед собой цель улучшить результаты отдельно взятого кандидата до праймериз. Ответ был — нет, политтехнологов до праймериз не было, это точно. Политтехнолога кандидаты брали, когда уже выигрывали праймериз.

Как именно проходило предварительное голосование, свидетель не помнит.

— Кто создал этот список технически из 25 человек по 25 округам? — спросило обвинение.

— Неизвестно. Я голосовал за выдвинутых кандидатов. Всех кандидатов не знал. Гринберга знал. Цоя знал. Азизова знал, Акопяна знал, Альперовича знал, Яркина не помню, Арендаренко знал. Малькова знал, Зайцева, Шарифулина знал, Болутенко знал, Артеменко и Сидоренко знал.

— Вам известно, какие результаты у них были на праймеризе?

— Не помню.

— Являлись ли они победителями?

— Однозначно.

Сторона обвинения запросила том 17, в котором содержатся материалы по праймериз. Округ №1. По нему победителем является Акопян. Второе место — Азизов. Также Азизов проходит по 3-му округу. Здесь он тоже занимает второе место.

— Это мне неизвестно, — прокомментировал Бондарев.

Лескин заявил, что обвинение путает свидетеля, потому что голосование проходило по 13 округам.

— Почему Азизов, не являясь победителем ни по одному округу, вошел в список кандидатов для утверждения на конференции? — продолжила допрос сторона обвинения.

— Также говорит про разницу между 13 и 25 округами. И победитель был. И человек, занявший второе место. Тогда получим объективный ответ от человека, — сказал Хорошавин.

Бондарев снова сообщил, что не помнит подробностей, но точно уверен, что на конференцию выдвигали однозначно победителей.

Снова обратились к фонду.

Обвинение спросило, вносили ли кандидаты, участвовавшие в предвыборной кампании, какие-то взносы в фонд поддержки партии? Или, может быть, оказывали иную спонсорскую помощь?

— В фонд никто денег не вносил. И внести не мог, так как фонд счета не имел. Иным образом спонсорскую помощь не оказывали, — здесь Бондарев ответил уверенно.

— Известно, что, может быть, было партийное решение о том, что с кандидатов от "Единой России" необходимо было получать ту или иную сумму денежных средств рамках предвыборной кампании? — продолжил прокурор.

— Нет, неизвестно, — сказал свидетель, добавив, что не знает, определялась ли для кандидата сумма, которую он должен оплатить в рамках предвыборной кампании.

— Финансовые отчеты кандидатов содержат сведения, что партия перечисляла определенную сумму денежных средств на счет кандидата — избирательный счет. Что за суммы поступали на счета указанных кандидатов? — поступил очередной вопрос от обвинения.

— Неизвестно, — снова сказал свидетель.

И точно так же он ответил на вопрос, определяла ли "Единая Россия" некоторых кандидатов как социальных, а некоторых — как несоциальных.

О том, что помимо представителей бизнеса в выборах участвовали представители учителей, медработников, спортсменов (Столярова, Глазков) Бондарев знает. Это был вопрос Лескина. Определялись ли они как социальные кандидаты? "Да нет, об этом не было речи". Оплачивали ли данные кандидаты технологов? Снова "неизвестно".

— Местное отделение "Единой России" взаимодействовало с администрацией Южно-Сахалинска? С управлением внутренней политики? По подбору граждан с активной позицией, лидеров общественного мнения для того, чтобы они могли выставляться в качестве кандидатов? — спросил Лескин.

И опять "неизвестно".

В финальной части допроса обвинение уточнило, каким образом определялись округа для кандидатов после результатов праймериз, кто определял, по какому округу идет конкретный кандидат. Бондарев рассказал, что по какому округу человек проходил праймериз, по такому и шел дальше. "Когда округа разрезали, я не помню, как это происходило".

— Некоторые кандидаты сообщили, что в рамках предвыборной кампании передавали денежные средства, связанные с предвыборной кампанией. Суммы от 3 до 6 миллионов рублей. Указанные суммы проходили по счетам партии?

— Куда передавали? — не понял свидетель вопрос обвинения.

— Лобкину.

— Я об этом не знаю, счет партии только по фонду, — сказал депутат.

О роли Лобкина в предвыборной кампании он сказал, что как глава муниципального образования тот отвечал за выборы в общем, а чего-то более конкретного ему, свидетелю, не известно.

В самом конце заседания состоялась следующая серия вопросов и ответов.

— Есть ограничения по сумме взноса в фонд, который не работал? — защита.

— Нет, принимались любые суммы. Деньги должны идти на поддержку кандидатов "Единой России", — Бондарев.

— Как выстраивается работа фонда в случае, если происходят выборы по одномандатным округам? — обвинение.

— Он поддерживает только тех людей, которые в партии "Единая Россия". Кого поддержать, решает политсовет, президент фонда — номинальная фигура, — Бондарев.

— С какого времени вы являетесь директором фонда? — суд.

— Наверное, сентябрь 2014 года. Это было до выборов, — свидетель.

— Правильное наименование данного фонда, — суд.

— Фонд поддержки партии "Единая Россия".

Новости по теме:
Подписаться на новости