16+

Катастрофа вертолета в Анивском заливе глазами очевидца

МЧС, Происшествия, Южно-Сахалинск, Анива

Проходившие вчера в Анивском заливе международные учения по оказанию помощи аварийному судну и ликвидации разлива нефти начинались обыденно. Рано утром журналистов и наблюдателей - канадцев, американцев, китайцев - свезли на четвертый причал Корсаковского порта.Там мы поднялись на борт теплохода "Гипанис", на котором разместили штаб учений. Сильный туман вгонял в уныние операторов телекомпаний - "не снимешь ни черта!".. Зато на море был почти полный штиль, что меня, как далеко не морского волка, очень порадовало.

Начало учений перенесли на 10.30 - объявили по громкой связи корабля, и мы начали не торопясь отшвартовываться. По пути в западную часть бухты Лососей мы встретили танкер "Оха", стоящий на рейде, сделали экскурсионный круг вокруг него. На палубе было совсем немного людей - усиливающийся дождь и промозглый ветер загнали всех в кают-компанию и рубку.

Там в это время кипела работа штаба. Радиопереговоры на таинственном языке:

- Ботик-1, Ботик-2. СПА-004 приступило к установке ограждающих бонов.

По легенде учений сухогруз "Пионер России" попал в катастрофу. Топливо из его баков стало вытекать в море. Оперативно среагировавшие российские спасательные суда и японские корабли береговой охраны локализуют пятно боновыми заграждениями и собирают специальными насосами - скиммерами.

Катастрофа вертолета в Анивском заливе глазами очевидца
Катастрофа вертолета в Анивском заливе глазами очевидца

Параллельно на борту "Пионера" происходит пожар, а в небо поднимают вертолеты для спасения людей с поверхности воды.

В этой части все шло туго. Вылет машин из Южно-Сахалинска несколько раз переносился из-за погодных условий. Пожар тоже "потушили" без нас, журналисты приуныли. В это время мы подошли к месту "аварии", начали петлять вокруг разворачивавших боны судов - ярких, как игрушки, российских "Агата", "Атласа" и грязно-белых "японцев". Все они вместе с остальными стали строиться в "ордер" - порядок, когда корабли идут уступом, пирамидой для сбора нефти.

Внимание высыпавших на палубу при вступлении "Гипаниса" в строй спасательных судов людей приковала серая масса, плывущая по левому борту. Версии от утопленника до перевернутой шлюпки уточнил один из маневров - мы подошли ближе, тушей оказался мертвый кит. Он долго плыл рядом с нами...

Вылет вертолетов из Южно-Сахалинска пообещали по рации "минут через 45". В это время погода на море улучшилась, дождь прекратился и под пробивающимся солнцем взлетела японская "вертушка" с судна "Соя". Она сделала несколько кругов над местом "падения за борт" манекена, нашла его. Зависнув первый раз, сбросила спасателя - поддерживать тонущего - со второго захода другой японец на тросе вытащил манекен. Через несколько минут - первого пловца подняли на борт. Под восхищенные крики вертолет сделал большой круг и сел обратно на "Сою".

Минут через тридцать поднялся в воздух и российский Ми-8. Машина пограничников делала облет территории учений - "мониторила". На ее барражирование вышли посмотреть немногие - все ждали "гвоздя программы". Вертолета Ми-14ПС. Амфибия, гордость аэроклуба РОСТО, только год назад купленный за большие деньги, чуть ли не уникальный в мире.

Посмотреть на это чудо вышли все - "Гипанис" кружил в сотне метров от него. Сделав пару кругов, амфибия с грозным рокотом зависла над "терпящими бедствие". Сев на воду, люди открыли дверь вертолета и развернули надувную лодку. Машина взлетела на пару метров, снова села. Волнение на море было не сильным, зато зрители начали заметно нервничать. Странное предчувствие защемило где-то в груди, когда вертолет грузно плюхнулся обратно в море. Был момент, когда его винты практически остановились. Затем машина стала зарываться носом в волну. Было видно, как дворники яростно скребут стекла Ми-14.

Вертолет вновь попытался взлететь и наступила развязка: после серии нырков винт передней частью коснулся воды, взметнулся сноп брызг, все вокруг вздохнули-застонали, и тут - резкий удар, грохот, стена брызг, а из нее летят обломки хвостовой балки...

Вертолет почти моментально перевернулся, из воды торчат только синее днище и выступы-колеса. На палубе "Гипаниса" крики, плач. Никто не понимает, что произошло - то ли сюрприз для наблюдателей, то ли реальное ЧП. Ощущение трагедии появляется, когда на воде замелькали оранжевые точки и к ним ринулись катера с японской "Сои" и нашего "Агата". Взгляд на часы - 13.40.

- Уважаемые гости и наблюдатели, - говорят по громкой связи судна, - произошла нештатная ситуация, Учения переходят в боевую спасательную операцию.

Операторы носятся по палубе, ища места для съемки - штабное судно разворачивается к месту катастрофы. Среди журналистов паника: "на вертолете был Сизов!" Он корреспондент АСТВ... О его судьбе никто ничего не знает, его телефон не на связи, все лихорадочно обзванивают свои информагентства, надиктовывают тексты новости, попутно пытаясь узнать о судьбе Женьки.

На катера подняли людей. Сколько - видно плохо, говорят "четверо", потом - "восемь"... У руководства учениями нет точной информации, сколько людей было на борту, пытаются выяснить.

- Водолазов к вертолету, - звучат команды в рацию, - зафиксировать вертолет, чтобы не пошел на дно, быстро!!!

В это время появляются данные о том, что в машине остался человек. Он стучит, японские водолазы, спустившиеся к вертолету, его слышат.

Коллеги с "Агата" рассказали, что в момент крушения над палубой судна свистели обломки винта. Никто не пострадал чудом.

Звучит первый официальный комментарий и.о. гендиректора СахБАСУ Игоря Жданова:

- На борту вертолета было 13 человек, все спасены, один в тяжелом состоянии отправлен в Южно-Сахалинск. Возможная причина катастрофы - отказ двигателя.

Вообще пострадало трое. Поднятые на японское "Эримо" и "Агат" люди переохладились, у двоих - сильные ушибы, у третьего сломан позвоночник. Раненым предлагают лететь на берег уже поднятым МЧСовским Ми-8, в Таранае развернут для учений госпиталь, но люди отказываются - боятся лететь...

Самый "тяжелый", Анатолий Солнышкин на японском вертолете с "Сои" после реанимационных действий отправлен в Южно-Сахалинск, но без сознания. Сразу после комментария Жданова я иду по правому борту и слышу разговор вице-губернатора Шередекина. Он по телефону говорит:

- Солнышкин Анатолий Васильевич, техник РОСТО, 45-го года рождения, скончался в реанимации...

Шок. На наших глазах фактически погиб человек...

Вертолет цепляют к пограничному кораблю "Буг". Его тянут в порт Корсаков. Туда же идем мы и спасенные с Ми-14. Узнаем о Сизове: он не пострадал - говорят, только повязка на руке. Бегает по палубе и страшно ругается.

По пути громкая связь несколько раз предупреждает нас:

- Судно не покидать, фото- и видеоматериалы происшествия предоставить для разбирательства прокуратуре.

В Корсакове долго ждем прокурорских. На "Гипанис" поднимается Андрей Углов, 1-й зам прокурора области. Нас собирают в кают-компании, просят задержаться - дать показания. Измученные стрессом и гонимые желанием поскорее выдать материал на свои каналы журналисты ропщут. Углов смягчается:

- Можете ехать, сейчас вас запишут, утром приедете все в транспортную прокуратуру, дадите показания.

Уголовное дело по части 2 статьи 263 уголовного кодекса - нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть человека - возбудили, не успели мы ошвартоваться у причала.

По последним данным, на борту Ми-14 было 14 человек. 8 спасателей аварийно-спасательного отряда обеспечения полетов гражданской авиации, 5 членов экипажа и телерепортер.

Вертолет притащили в Корсаков уже поздно вечером. Теперь экспертам предстоит достать самописцы - "черные ящики" и расшифровать их. Только после этого комиссия сможет сказать что-то о причинах трагедии. Пока же 6 следователей допрашивают всех - кто что видел, кто что снял...

Никогда не считал себя слабонервным. Но стоит закрыть глаза - и вертолет черпает волну, грохот и обломки...

Возникает мысль: если такое могло случиться на распланированных учениях, при практически полном штиле, в окружении почти десятка спасательных судов и сотнях человек, координирующих операцию на берегу, то чего можно ожидать от форс-мажора? В этот раз наши и японские спасатели сработали отлично. Подняли людей почти моментально. Но: вертолет был на японском судне. Если бы на Сахалине погода была похуже - наши машины могли и не взлететь. Тогда шансы у тяжело пострадавшего, даже если бы его достаточно быстро вытащили из холодной воды, были бы очень небольшими.

Очень хочется надеяться, что такого больше не случится...

Редакция информагентства "Sakh.com" выражает соболезнования родным Анатолия Солнышкина.

Автор благодарит за предоставленные фото- и видеоматериалы корпункт Первого канала и НТВ в Сахалинской области

Новости по теме:
Подписаться на новости
Читать 84 комментария на forum.sakh.com