16+

Горняцкая летопись

, Sakhalin.Info
Публикации, Общество, Южно-Сахалинск

Видел сам это Благодарственное письмо и целую пачку Грамот самого Михаила Дмитриевича. Верховный Главнокомандующий также благодарил Михаила Дмитриевича за то, что он все пять тяжелых лет в истории СССР, России всю свою, и немалую, зарплату до копейки направлял в фонд Обороны.

М.Д. Базалей в своей жизни закончил только КТУС - двадцати четырехмесячные курсы техников узкой специальности, став таким образом горным техником. Он, как и все, более дипломированные специалисты в те годы, не знал об объективном законе организации управления - пропорциональном сочетании усилий по управлению производством и управлению людьми.

Но этот человек от природы обладал редким даром и исключительным талантом управлять персоналом. Например, вот так он боролся с прогульщиками.

- Слушай, ФЗМК, когда последний раз на шахте было собрание-то по трудовой дисциплине? - как-то после первого наряда буркнул Базалей председателю профсоюзного комитета Александру Михайловичу Ковалеву, - разболтался народ, на выходе всего 70 ГРОЗ (горнорабочий очистного забоя, шахтеры непосредственно добывающие уголь) в сутки. О каком плане добычи можно говорить! Давай, ФЗМК, раскручивай собрание на завтра.

На другой день в фойе административно-бытового комбината шахты - раскомандировке в 7 часов утра на небольшом возвышении уже стоял стол, затянутый красным сатином, и несколько стульев. Буфет-столовая здесь же, откуда круглые сутки доносились вкусные запахи домашних щей, блинов и жареной картошки. В фойе на скамейках тесно, плечом к плечу сидели шахтеры, но многим места не досталось и люди стояли вдоль стен.

- Товарищи, рабочее собрание первой смены шахты "Шебунино" с задачами по укреплению социалистической дисциплины труда объявляется открытым - бодро начал председатель профсоюзного комитета, - Есть предложение избрать в президиум собрания парторга, бригадира Николая Александровича Дворникова, меня и директора шахты, который и выступит с докладом. Слово предоставляется Михаилу Дмитриевичу Базалею.

Передовики производства шахты "Шебунино", награжденные государственными наградами СССР в 1971 году. Слева направо: первый ряд - М.К.Лозовенков, бригадир ГРОЗ; нет данных; И.К.Леденев, минер-взрывник; В.С.Шишкин, секретарь Невельского ГК КПСС; А.М.Веденеев, машинист электровоза; нет данных; второй ряд - А.М.Ковалев, председатель комитета профсоюза шахты; В.Н.Рябков, ГРОЗ; нет данных; Ю.В.Ленков, директор шахты; автор; А.А.Тибилашвили, ГРОЗ; С.И.Геращенко, бригадир проходчиков; третий ряд - нет данных; И.А.Струнец, бригадир ГРОЗ; И.К.Балакирь, начальник участка по добыче угля; В.А.Золотарев, секретарь комитета ВЛКСМ шахты.

- Товарищи! - не менее бодро начал директор шахты, - в то время как весь советский народ, воодушевленный историческими решениями ХХIV съезда КПСС, уверенно и семимильной поступью стройными рядами шагает к коммунизму, отдельные несознательные элементы вставляют палки в колеса продвижения к этому светлому будущему. Так, два дня подряд прогулял ГРОЗ второго участка Калинкин.

- Здесь Калинкин или нет? - громыхнул зычный директорский бас.

С первого ряда поднялся небольшого роста мужичок. Шахтерская спецовка сидела на нем, как "седло на корове". Длинные рукава куртки размера на два больше, чем надо, хоть и были несколько раз подвернуты, все равно болтались около его коленок. Казалось, что на нем были надеты только резиновые сапоги и рукава от куртки - и ничего другого не было.

- ГРОЗ Калинкин, - зарычал директор, - поясни, голубчик, рабочему классу, почему прогулял, почему своим честным трудом не множишь социалистическую собственность?

Перед спуском в шахту горняки накуривались досыта, под жвак. От табачного дыма не стало видно ни окон, ни красивых штор-занавесок, ни горшков с цветами на подоконниках. В фойе столбом стоял сизый дым и гробовая тишина.

- Чего молчишь, ГРОЗ Калинкин? - потребовал директор, - ты расскажи, расскажи честну народу почему, как дезертир на поле боя, бросил горняков-шахтеров в битве за выполнение государственного плана?

Калинкин стоял, опустив голову. Его руки без конца крутили каску, в которую он зачем-то засунул рукавицы-спецовку. Он несколько раз пытался вроде начать что-то говорить в свое оправдание, но прямое и, видимо, крайне редкое персональное обращение директора к нему его парализовало напрочь. Он так и не произнес ни слова.

- Личный стол! - рявкнул Базалей.

- Я здесь, Михал Дмитрич, - откликнулась секретарь директора, далеко не комсомольского возраста, которую все звали Шурой, а директор шахты почему-то обращался к ней не иначе как "личный стол". Шура сидела рядом с президиумом за отдельным столиком, на котором стояла пишущая машинка, - Я готова, Михал Дмитрич!

- Пиши, личный стол, приказ, какой будет порядковый номер?

- 123-ка, Михал Дмитрич.

- Приказ 123-ка. В то время как весь советский народ, воодушевленный историческими решениями ХХIV съезда КПСС, уверенно шагает стройными рядами и семимильной поступью к коммунизму, отдельные несознательные элементы вставляют палки в колеса продвижения к этому светлому будущему, - диктовал директор.

- Михал Дмитрич, - наконец-то выдавил почти шепотом из себя ГРОЗ Калинкин, обращаясь к директору шахты, - не надо приказа. Я больше не прогуляю. Слово шахтера.

- Нет, нет ГРОЗ Калинкин, ты доложи авангарду рабочего класса, шахтерам-шебунинцам, почему вставляешь палки в колеса? - перебил его директор.

- Ну, я же сказал, - настаивал ГРОЗ Калинкин, - что слово шахтера...

- Какого такого шахтера? - вновь прервал его Базалей, - слову прогульщика, лодыря и пособника империалистов ни доблестные шахтеры, ни директор советской шахты не имеют права верить. Личный стол, где мы остановились?

- К этому светлому будущему, - учтиво подсказала секретарь Шура - Александра Георгиевна.

- Пиши дальше. Отдельные несознательные элементы вставляют палки в колеса продвижения к этому светлому будущему. Так, ГРОЗ Калинкин прогулял без уважительных причин 23-24 октября т.г., подло подведя Родину, ордена Ленина Сахалинскую область, коллектив шахты, родную семью и себя. А посему уволить ГРОЗ Калинкина за прогулы с 26 октября сего года без выходного пособия с немедленной выдачей трудовой книжки и денежного расчета, - громко произнес директор, - Главбух здесь?

- Да здесь, Михал Дмитрич, вот и деньги на расчет, - протянул директору пакет главбух Корицкий.

Присутствующих в зале горняков, пожалуй, ничем нельзя было удивить. Но сегодня ход собрания принимал какой-то необычный оборот и даже опасные последствия не только для ГРОЗ Калинкина, а еще и для многих других, которые могли бы оказаться на его месте.

- Михал Дмитрич, - вскочили бригадир ГРОЗ Михаил Константинович Лозовенков, единственный на шахте депутат областного Совета и награжденный орденом Ленина и начальник участка Балакарь Иван Константинович, который лучше всех других мог обеспечить выполнение плана по добыче угля - мы тут треугольником посоветовались. Просим Вас доверить бригаде взять на поруки ГРОЗ Калинкина. Просим всей бригадой!

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp