16+

Горняцкая летопись

, Sakhalin.Info
Публикации, Общество, Южно-Сахалинск

Территориальный комитет рабочих угольной промышленности

В 1972 году меня избрали секретарем территориального комитета профсоюза угольной промышленности. Это была высокая должность в трудовом коллективе 25 тысяч работников 14 шахт и 2 угольных разреза комбината "Сахалинуголь". Такому событию упорно сопротивлялись руководители Невельского ГК КПСС, т.к., в последствии узнал, находился в резерве кадров района. Была нарушена и другая незыблемая традиция. Профсоюз был в те годы "кладбищем" работников обкома КПСС. По такому принципу рекомендовались профсоюзам будущие их вожди, которые обязательно проходили школу работы в аппарате обкома КПСС и были уже начинающими седеть солидными и авторитетными в области специалистами производственниками.

Почему Владимиру Ивановичу Терехову, председателю теркома профсоюза угольщиков, Николаю Васильевичу Гридяеву, председателю Сахалинского облсовпрофа и Владимиру Сергеевичу Цицеруку, первому секретарю Южно-Сахалинского горкома КПСС удалось сломать существующие правила, если не законы - не знаю до сих пор.

На должности секретаря теркома быстро разобрался, что профсоюзы были не только организаторами хороших и даже необычных буфетов на их конференциях. Это было, пожалуй, самое большое и мощное Министерство без государственного портфеля в СССР. Оно занималось вопросами культуры, спорта, охраны здоровья и жизни шахтеров, организацией производства в форме массового социалистического образования, значительным участием в нормировании труда и режима работы людей и другими государственными полномочиями больше, конкретнее, результативнее и нужнее для людей, чем соответствующие табельные Министерства. Посудите сами, уважаемые читатели, терком угольщиков полностью управлял в те годы 7 пионерскими лагерями (сегодня нет такого числа во всей Сахалинской области), 22 Домами культуры и клубами, работой 34 кинопередвижек, 2 профилакториев, 9 автомобилями- УАЗами.

В нем обычно работали до 400 человек специалистов. С десяток горнотехнических инспекторов-инженеров жестко контролировали безопасность на рабочих местах, нещадно штрафуя линейный надзор за отступления, каких было, к сожалению, не мало и запрещали производство таких работ. Понятно, после их действий телефоны руководителя теркома профсоюза были "красными" от возмущения напористых руководителей шахт и комбината "Сахалинуголь".

Ежеквартально подводилась масса итогов социалистического соревнования - по десятку за звание лучший по профессии, среди разных групп трудовых коллективов. По их итогам обязательно и в установленные сроки вручались на раскомандировках в коллективах Переходящие красные знамена, вымпела, дипломы, премии. Да еще областной Совет профсоюзов, координируя аналогичную деятельность двух десятков отраслевых профсоюзов, подкидывал ежедневно одну - две новые задачи. То рассмотреть на месте, обсудить в трудовом коллективе итоги какой-то жалобы шахтеров (а их и без облсовпрофа мы получали до 500 в год), в основном, об улучшении жилищных условий, ущемления по оплате труда, неправомерных действий надзора, то какую-то справку ему подай.

Терком угольщиков проводил самостоятельно по 7 видам спортивные спартакиады, ежегодные смотры - конкурсы художественной самодеятельности, когда собирались до 300 их участников, семинары пропагандистов технической учебы рабочих, слеты 200 пионервожатых и воспитателей пионерских лагерей, совещания по вопросам улучшения охраны труда и многие, многие другие массовые мероприятия. И все это в областном центре, в котором в те годы народ поселить можно было, и то не всегда, на туристической базе "Горный воздух". Или за один рубль за ночь в "Клоповнике" - гостинице, состоящей из двух комнат - женской и мужской по 40 кроватей в каждой, в старом японском здании железнодорожного вокзала. Ежегодно проводилось три-четыре пленума профсоюза, ежемесячно - заседания президиума. Эти мероприятия требовали приглашения людей с шахт, да и немало другой организационной суеты. Организационным отделом решительно руководила Людмила Ивановна Полева.

После финиша лыжных гонок. Слева направо: В.И.Белоносов, председатель теркома профсоюза рабочих угольной промышленности; Е.Я.Вишневская, председатель профкома ремонтно-механического завода; В.И.Антонов, председатель обкома профсоюза работников лесной промышленности

А каких усилий и невероятного напряжения требовала работа по направлению шахтеров в санатории и дома отдыха. Наш профсоюз, естественно, обладал наивысшей нормой обеспечения шахтеров путевками на лечение и отдых - на 100 шахтеров до 20 путевок в год.

Лечебно-профилактические учреждения работали круглый год, а люди с Сахалина, накапливая два-три года отпуск, естественно, с детворой хотели отдыхать летом. А куда девать зимние, осенне-весенние путевки, да еще, например, в Ак-Довурак в Средней Азии или на Палангу в Прибалтике? Другим членам профсоюза их выдать было невозможно - только людям, занятым на подземных работах - подземникам. Контроль был жесточайший. Кстати, мне объявлялось всего 2 партийных выговора. Один - за ослабление воспитательной работы в коллективе шахты "Тихменевская". Тогда после статьи в газете "Советский Сахалин" "Забытый поселок" журналиста В.Каменецкой, где рассказывалось о жестоком убийстве в заплеванном донельзя шахтерском общежитии. Да однажды за то, что у нас "сгорели", как мы выражались, с десяток зимних путевок.

Вручение переходящего приза "Шахтерская сила" теркома профсоюза рабочих угольной промышленности Трофимову Анатолию, председателю профсоюзного комитета шахты "Долинская" (первый слева), спортивный коллектив которой занял 1-е место в ежегодной спартакиаде по 8 видам спорта. 1981 год. Далее: В.Н.Мотин, шахта "Макаровская"; С.К.Сухих, секретарь теркома углепрофсоюза; Е.П.Черкасов, шахтоуправление "Лермонтовское".

Кто-то может сегодня представить ситуацию. Для того, чтобы направить рано весной одного передовика шахтуправления "Лермонтовское" в лучший сочинский санаторий с фуникулером к морю "Серго Орджоникидзе", пришлось сделать следующее. Во-первых, договориться с администрацией санатория, чтобы по путевке с другого срока заезда приняли на лечение и его жену. Такое после долгих переговоров было условие шахтера. Двух путевок в одно время лечения у нас не было. Во-вторых, поскольку в хозяйстве этой семьи вот-вот должна была отелиться корова, временно принять на работу одну женщину в наш профсоюзный профилакторий этого шахтуправления, чтобы та домовничала в семье лучшего экскаваторщика разреза да присматривала за его детьми и коровой с будущим теленком. Естественно, не появившись ни разу за месяц в профилактории. Само собой разумеется, семья шахтера за круиз длиною в одну треть экватора в гомеровскую Колхиду не платила ни копейки. Дорога бесплатная, путевка бесплатная, да еще профсоюз разреза выделял в таких случаях "на карманные расходы" под видом материальной помощи до 100 рублей денег.

Узнавайте новости первыми!
Подписаться на новости
Подписаться в Telegram Подписаться в WhatsApp