16+

Режиссер Рёта Накано представил сахалинцам свой фильм "Запечатлеть отца"

Культура, Общество, Южно-Сахалинск

В Чехов-центр режиссер конкурсного фильма "Запечатлеть отца" Рёта Накано (Япония) прибыл прямо с чемоданом из аэропорта - чтобы посмотреть, как сахалинцы смотрят его фильм. Собравшиеся в зале с легким скепсисом встретили напутствие автора: мало ли что написано в аннотации, вас ждет легкая, добрая комедия о счастливой семье. И ведь сказал чистую правду: несмотря на гроб, приличествующие случаю слезы, в зале то и дело вспыхивал смех.

Ежегодный фестиваль, проводимый много лет Генеральным консульством Японии в Южно-Сахалинске, сделал островитянам мощную прививку к продукции японского кинематографа - он и любим, и знаем, и ожидаем. Глядя на экран, мы одновременно пытаемся по мере способностей препарировать ментальность наших соседей, которых по загадочности переплюнуть способна только русская душа. Живут они рядом, очень по-другому, но во многом пересекаются по душевной природе с нами. Представитель современного японского кино, благодаря фестивалю "Край света" начавший открывать для себя с Сахалина Россию, Рёта Накано - сам открытие для нас. По собственному признанию, он, в сущности, в начале творческого пути.

Выписывая историю мамы-одиночки, которая тянет на зарплату продавщицы лотерейных билетов двух дочерей, режиссер легкими мазками набрасывает историю любви, которая не закончилась и ностальгически всплывает в эпизодах воспоминаний. Из путешествия девочек на свидание к больному отцу зритель вынесет массу познавательных подробностей о японской жизни и смерти. Мама Сава, похожая на самурайский меч в женском обличье (Макико Ватанабэ), как злая девчонка, лелеет 14 лет месть мужу: а привезите-ка вы, дочери, мне не цветочек аленький, а предсмертное фото папы - дабы посмеяться напоследок умирающему в лицо (месть - блюдо всемирно холодное). Правда, месть не задалась: экс-муж и тут хвостиком вильнул, как тунец, - взял да и помер. И эта смерть запустила цепочку метаморфоз: ясноглазый малыш становится сиротой и обретает родственные души - сводных сестер, девочки, выросшие без отца-беглеца, вспоминают его как доброго малого, а Сава благодаря не по возрасту мудрым и милосердным дочерям находит в себе силы к прощению. Рёта Накано не из тех, кто ищет темные пятна на солнце. Из памяти о своем детстве-безотцовщине за не очень большие деньги он сделал фильм не о потерях, а о приобретениях.

Причем простые истины про покаяние и прощение прописываются в фееричном фильме Накано без занудства, у него легкое дыхание и озорная улыбка в формате почти что "пляски на костях". До расхитительниц гробниц приличным японским девушкам далеко, но перспектива есть. А драку на радостях в крематории заказывали ("верните папу назад из печки, тут дочери подъехали")? А стырить на кремации кусочек папы на память маме? А на могилку прийти? Да пусть его рыбка-тунец съест - и папа-косточка летит в зеркальную водную стихию. И через тысячу лет и превращений, может, встретится со своей прекрасной женской "крепостью на троих" на берегу реки.

Пока вы живы, у вас есть преимущество: шанс сделать шаг навстречу и переплавить свою боль в силу, не размениваясь на второстепенное. Позитивный заряд японского фильма с вытянутыми лицами скорбящих персонажей был так силен, что к концу сеанса дождь, уныло аккомпанирующий "Краю света" с первой минуты, иссяк (временно!). И сахалинская природа досрочно одарила японского гостя спецпризом - шикарной радугой. "Мы никогда не увидимся, но все будет хорошо".

Подписаться на новости
Читать 6 комментариев на forum.sakh.com