16+

Географ Петр Бровко: нет истории без территории

Персоны, Weekly, Общество, Южно-Сахалинск

21-22 ноября 2013 года в Южно-Сахалинске состоялась Всероссийская научная конференция "Россия на дальневосточных рубежах", посвященная 200-летию со дня рождения Геннадия Невельского. С докладом "Г.Невельской и береговые исследования в Тихоокеанской России (середина XIX-XX веков)" выступил на ней Петр Бровко - доктор географических наук, профессор кафедры географии и устойчивого развития геосистем Дальневосточного федерального университета (Владивосток), член рабочей группы "Морские берега" Совета по проблемам Мирового океана Российской академии наук, член-корреспондент Российской академии естественных наук, председатель Приморского краевого отделения Русского географического общества.

Родился Петр Бровко 26 июня 1949 года на Украине в селе Иваньково Черниговской области. Однако считает Сахалин своей второй родиной. Здесь прошло его детство и юношество, появился интерес к дальним странам и путешествиям, к географии, которая стала делом всей его жизни.

- Как Вы попали на Сахалин?

- Отец Федор Спиридонович был призван в армию в 1945 году. Служил старшим матросом на Балтийском, Черноморском, Северном флотах. На последнем этапе войны их часть перебрасывали с места на место… Вернулся, узнал об оргнаборе на Южный Сахалин. Требовались специалисты для подъема экономики и сельского хозяйства на территории, освобожденной от японцев. "Давай поедем", - сказал он тогда моей маме. Они вместе учились в зоотехнической школе в соседнем районе и только-только познакомились.

Она согласилась. Мне как раз исполнился год, как родители отправились по вербовке на Дальний Восток. Ехали в товарном вагоне - целый месяц, трудно было, молока не достать, так рассказывала мне мама.

Во Владивостоке сели на пароход и через несколько дней прибыли в Холмск. На берег я сошел, можно сказать, своим ходом, т.е. ходить начал на Сахалине. Жили, как и все переселенцы, - в больших солдатских палатках, потом нашу семью переселили в деревянный барак по Капитанской улице. Жили там довольно долго. Там же родились мои брат и сестра.

Отец не боялся никакой работы, постоянно учился… Окончил Сахалинское мореходное училище по специальности "Эксплуатация морского флота" с красным дипломом и именными часами от руководства за прилежание. Имел высшую квалификацию по четырем строительным специальностям, стал мастером, затем прорабом на стройке, а в последние годы работал начальником ремонтно-строительного управления Холмского морского торгового флота - строил Дворец культуры моряков и надстраивал третий этаж нашей школы...

Под руководством отца я смастерил на уроке труда табуретку, которая потом еще с десяток лет стояла в школьной мастерской, как образец.

В середине 70 годов родители переехали в Одесскую область.

- Откуда появился у вас интерес к географии и путешествиям?

- Географией увлекся в школе. С большим уважением вспоминаю своих учителей средней школы №6 Холмска, которую я окончил в 1966 году. В тот год в соответствии с новой школьной реформой выпускались сразу 10 и 11 классы, поэтому при поступлении в университеты возник настоящий бум. Из нашего 10б в первый год после окончания школы поступили в вузы Москвы, Владивостока, Благовещенска только четверо, более половины класса - в последующие два года. Я подал документы на отделение географии ДВГУ. Конкурс пять человек на место, но я его успешно выдержал.

В 2013 году нашей школе исполнилось 60 лет. К юбилею выпускники 60 годов подготовили свои воспоминания о школьных годах, о замечательных педагогах, свои размышления о жизненном пути. Я собрал их в одну небольшую книгу, которую назвал "Холмск юности нашей: о городе, о школе, о себе".

Вспомнить есть о чем. В Сахалинском морском пароходстве работали высококвалифицированные специалисты - выпускники Ленинграда, Одессы, а их жены работали учителями. По многим предметам наша школа сохранила высочайший класс преподавания и преемственности на многие десятилетия. О физике и математике, химии и биологии, литературе и истории много восторженных слов говорят в своих воспоминаниях выпускники. Мне ближе стала география. И мои самые добрые слова благодарности за это Галине Николаевне Спицыной и ее преемникам - С.Скрибченко и М.Мартышковой.

Вспоминается 1963 год. Члены городского клуба туристов под руководством преподавателя истории и заядлого путешественника Василия Яковлевича Купавского готовятся к дальнему походу по Забайкалью. Мне - отличнику из 7б, которым гордится наша "географичка" Галина Спицына, поручена ответственная работа - составить карту маршрута. Поздно вечером, разложив на столе большой Атлас СССР (1962), приступаю к работе. Старательно разбив на клеточки размером 1х1 см карту Забайкалья, между 116° и 120° восточной долготы я переношу контуры на ватман - клетки 3х3 см. Получился масштаб 1:1000000, или "миллионка", т.е. в одном сантиметре - десять километров. Уже можно планировать маршрут похода. Раскрашиваю горную страну акварелью - все в оттенках коричневого цвета - и подписываю названия городов, поселков, сел. Карта всем понравилась и получила восторженные отзывы, а Галина Николаевна в очередной раз направляет меня на путь истинный: "После школы во Владивосток, в университет - учиться на Пржевальского". К сожалению, по разным причинам поход не состоялся, но опыт рисования пригодился.

Доброе начало, которое было заложено в нас нашими мудрыми наставниками, проросло настоящими делами, любовью к малой Родине, к краеведению.

- Полевые исследования требуют высокой работоспособности и спортивной закалки?

- Да, это так. И здесь я не могу не вспомнить свою школу. Просто сказать, что спорт в школе №6 был развит, значит, не сказать ничего. Благодаря нашему "физкультурному богу" Леониду Ивановичу Терентьеву и его коллегам мы были легкоатлетами, метателями и гимнастами, а зимой нас всех поголовно ставили на лыжи. Мои спортивные достижения в то время были не очень велики, но призовыми местами на городских лыжных соревнованиях (в гонке на 5 км) и областных - по ориентированию и туристской технике - до сих пор горжусь. Главное, что я приобрел, занимаясь спортом, - это запас жизненных сил, целеустремленность, готовность действовать в экстремальных ситуациях - все то, что дает спорт.

Вообще я посещал самые разные кружки - авиамодельный, судомодельный, художественного слова, игры на народных инструментах, секцию бокса. Остановился на туризме. И не только потому, что туризм был в почете и в школе, и в городе, просто рано почувствовал страсть к путешествиям, к познанию окружающего мира. Особенно хорошо работал турклуб при Доме пионеров. Помню пешие и велосипедные походы по западному побережью Сахалина, зимние лыжные переходы, ночевки в полевых условиях. Самым интересным, но и самым трудным был наш поход тогда еще девятиклассников по острову Итуруп продолжительностью полтора месяца. Походы по Сахалину и Курилам дали начало моей большой коллекции водопадов (фото, книги, стихи, почтовые марки и открытки, банкноты и пр.), пожалуй, самой крупной в России, а в дальнейшем - изданию трех научно-популярных книг о наблюдениях за этим удивительным явлением природы. В них приведены около 300 стихотворений о водопадах писателей разных стран.

И сейчас являюсь сторонником здорового образа жизни, много хожу пешком, зимой совершаю лыжные прогулки, практически не пользуюсь автобусом.

- Чем вам запомнились студенческие годы?

- В то время, когда я учился на геофизическом факультете ДВГУ, кафедру географии возглавлял Лымарев Василий Иосифович. Замечательный человек. Сразу после первого курса меня взяли в экспедицию на Шантарские острова. Когда отец узнал о поездке, подарил мне ружье. Дикая природа, медведи на каждом шагу. На следующий год я вновь выезжал на Шантары. Аспирант Николай Михайлович Губкин руководил экспедицией. Он предложил написать мне курсовую работу по результатам полевых работ, помог с расчетами. Вот тогда я и нарисовал карту архипелага, которая так сильно поразила членов Приморского филиала ГО СССР (ныне Приморское краевое отделение Русского географического общества - Общество изучения Амурского края). За научный доклад по экспедиции на Шантарские острова с демонстрацией цветной авторской карты удивительного архипелага меня приняли в действительные члены Географического общества СССР. Билет вручала первая в мире женщина-капитан Анна Ивановна Щетинина - председатель Приморского филиала ГО СССР. Прошло с тех пор без малого сорок лет, и меня самого избрали на должность председателя Приморского краевого отделения Русского географического общества. Это к слову о преемственности.

После третьего курса в составе береговой экспедиции ДВГУ я приезжал на Сахалин для изучения проблемы заиления лагуны Буссе. Выезжали в мае, заранее сдали экзамены. Работали тремя отрядами: геоморфологическим, ботаническим, литологическим. Меня назначили начальником литологического отряда (литология - наука об осадках) из четырех человек (в том числе два студента-сахалинца). Другие отряды возглавляли педагоги. Родители продолжали жить в Холмске. Отец помогал забрасываться в район исследования. Было сделано 130 проб донных осадков, привезли их в университет, сделали анализы: механический, минералогический и пр. Я вновь участвовал в настоящей практической работе. В ходе этих исследований было установлено, что причины заиления лагуны кроются в увеличении твердого стока рек, вдоль которых Корсаковским леспромхозом велись интенсивные рубки хвойных пород деревьев.

В 1969 году мы вновь работали на Сахалине. Вот тогда я стал вплотную заниматься берегами. Проблема "суша-море" стала определяющей в моей научной деятельности на многие годы и таковой является до сих пор. Дипломная работа называлась "Морфология и динамика берегов залива Анива" - от мыса Крильон до мыса Анива. В первой главе раскрыл типы берегов, береговые процессы. Основная глава - результаты обследования Муравьевской низменности - берегов озер Вавайское, Тунайча и Чибисанское, лагуны Буссе. Кроме того, разыскал и представил в дипломной работе исторические материалы о характере стоков и их влиянии на природные комплексы, в т.ч. о сокращении полей анфельции в японский период колонизации острова, чем немало порадовал преподавателей.

Поскольку я участвовал вместе с педагогами в научных экспедициях, выступал с докладами на научных конференциях, по окончании вуза мне предложили остаться в университете и поступить в аспирантуру. Долго не раздумывая, согласился. Пока не было целевого места, работал младшим научным сотрудником кафедры географии. К тому времени открылся Тихоокеанский институт географии в системе РАН, директором института и вновь открытой кафедры геоморфологии руководил Андрей Петрович Капица. Он объявил набор в аспирантуру, я же стал первым аспирантом кафедры по этой новой для ДальнегоВвостока научной специальности.

- Как складывалась ваша научно-педагогическая деятельность?

- В начале 70 годов, будучи аспирантом, неоднократно выезжал на Сахалин, изучал процессы формированием лагун Северного Сахалина, в частности, влияние льдов на береговые производственные комплексы. Тогда вовсю шла подготовительная работа по разработке нефтегазовых месторождений на шельфе Сахалина. Помню, как я присутствовал на научном совещании в Охе, где специалисты и руководители отрасли обсуждали проблемы освоения сахалинского шельфа. Были ленинградцы, бакинцы и наши - сахалинцы. Говорили и верили, что первую морскую нефть мы получим уже через десяток лет, в 1983 году, но это случилось только в 1999 году, и добыли ее с платформы "Моликпак".

В 1979 году в Московском государственном университете успешно защитил кандидатскую диссертацию "Формирование лагунных берегов Северного Сахалина". Когда еще приезжал на предзащиту, познакомился со специалистами, работающим в этой области.

При Российской академии наук с 1953 года работает Совет по проблемам Мирового океана, в рамках которого действует рабочая группа "Морские берега". По рекомендации научного руководителя моей диссертационной работы (он тогда уже работал в Москве) я был введен в рабочую группу куратором по дальневосточным морям. В группе 18 человек: по Балтике - пять специалистов, по Каспию - три, по Черному морю - три, по дальневосточным морям - я один. Позже в группу вошел еще один ученый.

В последующие десять лет в рамках деятельности проблемной лаборатории шельфа и Берегового исследовательского центра ДВГУ работал на Шантарах, Камчатке, Сахалине. В 1990 году защитил докторскую диссертацию на тему "Эволюция лагун дальневосточных морей", а через два года возглавил кафедру географии стран АТР ДВГУ и заведовал ею без малого двадцать лет. Как раз активно начали развиваться региональные связи. Мы выпускали специалистов со знанием английского языка. Выезжал со студентами в Корею, Китай, США. Поработал на лагунах Вьетнама и островах тропической зоны в Индийском океане.

За время работы побывал в 26 странах. Читал лекции по географии России в Вашингтонском университете в одном из его кампусов - в городке Пуллман. Побывал в национальных парках, отметил, какое большое внимание уделяется в США рациональному природопользованию. В работе со студентами это здорово помогает - одно дело, когда рассказываешь по учебнику, другое - когда студенты узнают от тебя твои непосредственные впечатления, например, на лекциях "Берега Корейского полуострова", "Вулканы Японии" или "Йеллоустонский национальный парк".

В течение многих лет меня интересует тема "География и искусство", и в курсе "Теория географии" я обращаю внимание студентов на описание природы поэтами и писателями.

- Расскажите о тематике ваших научных исследований и научных трудах?

- Лагуны составляют десятую часть всего мирового побережья. По результатам их изучения мною выполнено более 200 научных публикаций, из них полтора десятка - в сборниках материалов международных научных конференций.

Считается, что возраст береговой зоны не превышает 6 тысяч лет, так как во время после последнего ледникового периода уровень Мирового океана приблизился к современному и в дальнейшем испытывал незначительные колебания.

В динамической зоне контакта суши и моря создались самые благоприятные на нашей планете жизненные условия, обусловившие наивысшую биологическую продуктивность при разнообразии растений и животных. В древние времена человек уже использовал биологические ресурсы, занимаясь собирательством моллюсков для пропитания, о чем свидетельствуют раковинные кучи по берегам Охотского, Японского и других морей. В наше время во многих странах АТР развито прибрежное рыболовство, ведется добыча ракообразных, беспо-звоночных, морских млекопитающих и водорослей. В заливах и лагунах создаются хозяйства марикультуры.

В прибрежно-шельфовой зоне разрабатываются месторождения нефти (40% мировой добычи) и газа, россыпи золота, олова, ильменита, циркона, янтаря. Ежегодно увеличивается добыча песка и гравия для строительства с береговых террас, пляжей, подводного склона. Велики возможности береговой зоны для использования энергии приливов, ветра и морского волнения.

Расширение международного сотрудничества усилило значение морского транспорта, привело к расширению морских портов и строительству новых. Возникли мощные портово-промышленные комплексы, где концентрировалось производство и население. Почти 1/3 населения планеты ныне проживает в 50-километровой прибрежной полосе. На расстоянии до 80 км от берега проживает 80% населения США. Все население Сахалинской области является по этому показателю приморским сообществом. Наиболее заметен в последние десятилетия прогресс в использовании береговых рекреационных ресурсов для лечения, отдыха и туризма. Их потенциальная емкость в мире составляет 1 млрд. человек с годовым доходом свыше 50 млрд. долларов. Велик морской рекреационный потенциал Дальнего Востока России, за счет использования побережий залива Петра Великого, юга Сахалина, Курильских островов.

Основные результаты исследований изложены мною в монографиях "Развитие прибрежных лагун", "Основные концепции современного берегопользования" (в соавторстве). Вместе с В.Храмушиным принял участие в подготовке монографии "История штормовой мореходности". Мною организована работа большого авторского коллектива по подготовке и изданию "Атласа береговой зоны Сахалина" (2002) - в России такого не было. Работа была выполнена Береговым исследовательским центром (БИЦ) Дальневосточного государственного университета при участии Сахалинского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (СахНИРО), Института морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения Российской академии наук, Сахалинского государственного университета и других организаций. Использованы материалы многолетних геологических, геоморфологических, гидрографических и других исследований берегов Сахалина. Береговая зона хорошо отображена на топографических и тематических картах разных масштабов, космических снимках, плановых и перспективных аэроснимках. В первом разделе атласа представлены условия и факторы формирования береговых зон - как общие для берегов Мирового океана, так и характерные только для Сахалина. Второй раздел представляет многообразие типов берегов и форм прибрежного рельефа. Далее рассмотрены ресурсы береговой зоны и проблемы ее хозяйственного освоения.

В активе также более десятка научно-популярных книг с очерками моих путешествий. Например, "Сахалинский меридиан", "Мир водопадов", "По Амурскому краю". В настоящее время совместно с А.Клитиным и А.Горбуновым выпустили новую, на мой взгляд, интереснейшую книгу "Водопады", предназначенную для широкого круга читателей, которая вышла в серии "Естественная история Сахалина и Курил". В 2008 году при участии специалистов была подготовлена "Туристическая карта Сахалина" с обозначением наиболее значимых природных и культурных объектов.

В 2008 году принимал участие в международном симпозиуме, посвященном Охотскому морю в Абасири (Хоккайдо, Япония) и состоявшейся тогда же познавательной экскурсии по побережью от Вакканая до Сиретоко. В результате взаимодействия с учеными на международном уровне становится все более понятным, что изучению и освоению береговой зоны - результату интенсивного взаимодействия природных и социальных факторов - должно уделяться исключительной внимание.

- Как вы оцениваете состояние географической науки на Дальнем Востоке?

- Я считаю, что развитие географической науки на Дальнем Востоке идет нормальным путем. Ключевую роль в этом процессе играют Тихоокеанский институт географии ДВО РАН и кафедра географии ДВФУ, которые возглавляет академик Петр Яковлевич Бакланов, вице-президент Русского географического общества. Имеются три блока: 1) физико-географический; 2) экономико-географический; 3) ресурсный, включая природопользование. Каждый из блоков возглавляют доктора наук. Функционирует совет по защите диссертаций по специальностям "Геоморфология и эволюционная география" и "Геоэкология".

Следующий по значению - Северо-Восточный федеральный университет в Якутске. Там в течение многих лет сохраняется база для картографирования, которая доступна студентам. Создана серия фундаментальных атласов: комплексный, сельского хозяйства, медико-географический и др. Активно развиваются мерзлотоведение и озероведение, большое внимание уделяется проблемам Арктики.

Третьим центром развития географической науки на Дальнем Востоке я считаю Сахалинский государственный университет. Во многом это стало возможным благодаря Владимиру Михайловичу Дуничеву, замечательному ученому и человеку, пригласившего в свое время меня для чтения лекций на кафедре географии СахГУ, которую он возглавлял. Я с удовольствием принимал участие в ее работе, проводил многочисленные исследования на Сахалине - все же это моя малая родина.

Проводятся географические исследования в лабораториях Института морской геологии и геофизики Дальневосточного отделения Российской академии наук, в "Дальгеоинформцентре", других организациях. Берега Сахалина лучше изучены, чем в Приморье, где берега в основном скалистые и не изменяются так динамично, как на Сахалине. Вместе с сахалинскими учеными мы ведем многолетний мониторинг лагунных берегов.

- Вы давно работаете с сахалинскими студентами и аспирантами. Чем нынешние студенты отличаются от тех, что были раньше?

- С 2000 по 2010 год на кафедре географии Сахалинского государственного университета вел дисциплины "Геоморфология", "Общее береговедение", "Берега Сахалина и Курильских островов". Работа со студентами нравится.

Уровень подготовки нынешних студентов к обучению в вузе, конечно, снизился, мотивация другая. Если раньше из приходящих в вуз 25 абитуриентов только пять не знали, что такое палатка, спальный мешок и не умели разжечь костер, то сейчас ситуация обратная. Многие запасаются медицинскими справками, чтобы освободиться от полевой практики, остаться в городе.

Руководил выпускными квалификационными работами студентов, работаю с аспирантами. И здесь свои проблемы. Некоторые из аспирантов, столкнувшись с трудностями, бросают начатое дело. Исключение - Алексей Горбунов - старший преподаватель СахГУ, который под моим научным руководством стал кандидатом географических наук - очень способный, талантливый человек. После перерыва по объективным причинам есть желание вернуться к работе в Сахалинском государственном университете по совместительству, содействовать развитию научной школы по исследованию береговой зоны Сахалина.

- С чем связан ваш нынешний визит на Сахалин?

- Много лет пропагандирую идею о взаимодействии истории и географии. Нахожу понимание и на Дальнем Востоке и в России. Нет истории без территории.

История составления карты берегов Сахалина начинается в июне 1643 года, когда с борта голландского флейта "Кастрикум" под командованием М.Г. де Фриза была сделана первая морская съемка берегов залива Анива и залива Терпения. Революционные изменения в картографировании острова Сахалин произошли после плавания французской экспедиции Жана Франсуа Галло де Лаперуза летом 1787 года. Основываясь на астрономических наблюдениях, французы нанесли на карту западное сахалинское побережье и получили изображение большого острова, имевшего очертания гигантской рыбы. Кроме того, впервые более или менее точно было определено положение острова относительно материка. Плавание первой русской экспедиции под руководством И.Крузенштерна в 1805 году позволило значительно уточнить очертания береговой линии южного и восточного побережья Сахалина.

Вместе с тем, именно после плавания Крузенштерна утвердилось представление о Сахалине как о полуострове, соединенном с материком перешейком в самой узкой части Татарского пролива. Параллельно с европейскими исследователями шло изучение и создание карт Сахалина японцами, в частности Мацуда Дендзиро и Мамия Риндзо в 1808-1809 годах, получившими первые достоверные сведения о северной части острова.

Новый важный этап картографирования Сахалина связан с исследованиями Г.Невельского и его сподвижников в Амурском лимане в 1849 году и деятельностью Амурской экспедиции 1850-1855 годов. Собственно, этому периоду истории русских географических открытий и современному состоянию береговых исследований был посвящен мой доклад на состоявшейся 21-22 ноября в Южно-Сахалинске Всероссийской научной конференции, посвященной 200-летию со дня рождения Невельского.

Есть территория - есть география. География же без карты невозможна. В географии есть языки - язык карты, язык терминов, язык цифр и язык дат. Возьмите Айгунский (1858) и Пекинский (1860) договоры, которыми была установлена граница между Россией и Китаем. Исторический аспект - географическая задача… Становление исторической географии - естественный процесс развития географической науки.

Книгу "Остров Сахалин" Антона Павловича Чехова я изучил с географической точки зрения и даже сделал об этом сообщение на областной конференции филологов. Ведь если извлечь из описаний автора историю каторги, быт каторжан и чиновничий произвол, рассказ про Соньку "золотую ручку", останется чистый географический очерк.

- Возможны ли в наше время новые географические открытия?

- Не только возможны, они происходят. Несколько лет назад мной было описано два новых пролива на Сахалине - на Ныйво и в районе Набильского залива. Охотники ездили, сообщили: "Невозможно проехать…".

Летом 2012 года вместе с В.Храмушиным из СахГУ мы оправились в Ногликский район, чтобы зафиксировать изменения береговой линии лагуны и нового острова.

- На Сахалине вы бываете часто. Какие изменения вам особенно заметны?

- С Сахалином никогда не расставался. Кстати, число моих перелетов по маршруту Владивосток - Южно-Сахалинск перевалило за две сотни. Вторая половина 90 годов - тяжелое время для страны и проблема выживания. На вокзале Южно-Сахалинска бомж, дефицит всего. С той поры произошло много положительного. Дорога Южно-Сахалинск - Холмск стала удобной, приехать теперь можно куда быстрее, чем раньше, даже зимой. Железнодорожный вокзал и аэропорт стали лучше.

Вечером приятно прогуляться по Коммунистическому проспекту областного центра. Когда приезжаю, посещаю Сахалинский областной краеведческий музей с его великолепными выставками и экспозициями. Природа изумительная, понимаешь - как интересно тем, кто сюда приезжает в первый раз.

- Какие главные качества вы бы отметили в себе?

- Целеустремленность и трудолюбие - качества, которые мне передал мой отец. У мамы научился терпению, сосредоточенности на том, что ты делаешь. Я трудоголик в хорошем смысле слова - оно не является для меня ругательным… Кроме того, много путешествую.

Новости по теме:
Подписаться на новости