Южно-сахалинская гинекология подает апелляцию на решение суда о признании врачей виновными в смерти пациентки. Сахалин.Инфо
22 июня 2024 Суббота, 08:32 SAKH
16+

Южно-сахалинская гинекология подает апелляцию на решение суда о признании врачей виновными в смерти пациентки

Здравоохранение, Общество, Южно-Сахалинск

Руководство гинекологического корпуса южно-сахалинского родильного дома подает апелляцию на решение суда о признании врачей медучреждения виновными в смерти Светланы Леушевой. 50-летняя жительница Южно-Сахалинска умерла три года назад, все это время ее родственники пытались добиться справедливости.

Как рассказала дочь Светланы Леушевой Наталья Бородина, 9 июля 2011 года ее матери стало плохо. Женщину увезли на скорой в городскую гинекологию, где прооперировали 15 июля — вместе с кистой ампутировали матку. Несмотря на то, что прошло уже немало времени, Наталья помнит все, что происходило в те дни, и рассказывает об этом со слезами:

"Около двух недель мама там лежала, проходила обследование, сдавала анализы, потом была назначена плановая операция, во время которой повредили кишечник. Лечащим врачом была Хе, оперировала Бродская. В первый день после операции мама чувствовала себя бодро. Сутки ее не кормили, 16 июля стали кормить — и началось. Маму начало раздувать. У неполной женщины живот стал такой, как будто она на девятом месяце беременности. Она звонила и жаловалась, что ей больно, что она не ходит в туалет, то есть все шло в брюшную полость, но врачи это игнорировали четыре дня. И только в конце четвертого дня, ночью, даже не сообщив родным, они отправили маму в городскую больницу, где ее вскрыли, удалили три метра кишечника, ввели в кому, но она периодически приходила в себя. Ее даже не зашивали, в течение 15 дней она так лежала, каждый день промывали внутренние органы. Главный врач второго хирургического отделения сказал, что это очень запущенный перитонит. А хирург в горбольнице сказал, что ее практически убили. Халатность страшная. Как можно изрезать кишечник, держать до последнего и отправить в другую больницу уже умирать?"

Родственники Светланы Леушевой подали в суд на гинекологию. Они понимают, что все люди могут ошибаться, и допускают, что при операции могло произойти нечто непредвиденное, но не готовы простить то, что в течение четырех дней врачи игнорировали жалобы больной и явные признаки ухудшения.

"Сразу после того, как маму похоронили, мы поехали в гинекологию, попросили выписку из истории болезни, — продолжает Наталья. — Нам ее дали с комментарием, что виновата во всем городская больница. Вы не представляете, чего нам стоило сдержать себя. Мы написали в следственный комитет, началось расследование. Каждый месяц, иногда даже каждые две недели менялся следователь, с каждым из которых я ругалась, доказывая, что дело находится у него. В итоге отказали в возбуждении уголовного дела с формулировкой "так как проверка не проводилась". Я дошла до высших инстанций, только через два года добилась судебной экспертизы, еще полгода мы судились. Получается, они дотянули до того, что прошел срок давности. И врач Бродская пришла на оглашение судебного решения, спокойненько с этим согласилась — ну да, бывает, и все. Хотя до этого на суде, по словам моего юриста, она плакала. Мне сказали, если она не признает свою вину, то будет возбуждено уголовное дело, а если признает, то ничего нельзя уже сделать, так как прошло слишком много времени. То есть врач может убить человека (неумышленно), и ему за это ничего не будет. От врачей гинекологии в нашу сторону идет только агрессия. Сначала они вообще не помнили, о какой пациентке идет речь, потом на суде сразу вспомнили. Дошло до абсурда — якобы моя мама пришла пьяная и сама себе сделала операцию у них в гинекологии. Даже такое на суде говорили. Слава богу, у нас юрист хороший, он оградил нас от этого всего".

Родные Светланы Леушевой требовали выплатить им три миллиона рублей, но суд обязал медучреждение выплатить в качестве морального ущерба 500 тысяч рублей плюс расходы на погребение и адвоката (еще 100 тысяч).

По словам родственников, никто из врачей так и не принес им извинений и не выразил соболезнование.

В беседе с корреспондентом ИА Sakh.com и. о. главного врача Наталья Зурабишвили озвучила позицию медучреждения:

"Мы подаем апелляцию, потому что медицинская экспертиза была проведена не в том объеме, в котором должна была проводиться. Заключение давали только судмедэксперты, не привлекались ни хирурги, ни акушеры-гинекологи, поэтому оно нас абсолютно не устроило. Женщина не умерла у нас, мы перевели ее в городскую больницу, где она погибла от полиорганной недостаточности. К нам она поступила уже в запущенном состоянии с перитонитом, с гнойным процессом в животе, который приводит к тому, что происходит расплавление тканей. И та часть кишечника, которая была травмирована во время операции, была травмирована на фоне уже имевшейся инфекции. Кроме того, пациентка злоупотребляла алкоголем, поступила в состоянии опьянения. Не все так просто. Родственники практически не приходили, а когда вопрос встал о компенсации, все и началось. Они ни разу не пришли ни к лечащему врачу, ни к заведующему отделением, ни ко мне, ни к главному врачу. Мы считаем, все, что можно было сделать на нашем этапе, мы сделали".

Главная претензия родственников заключается в том, что в течение четырех дней после операции врачи игнорировали жалобы пациентки. По словам Натальи Зурабишвили, подозрение на послеоперационное осложнение возникло только на третьи сутки. Все это время больная находилась в реанимационном отделении, аппаратура отслеживала ее пульс, давление, сердечный ритм, палатная анестезистка находилась рядом, так что жалобы женщины никто не игнорировал. По словам родственников, женщина лежала в обычной палате, никакого наблюдения за ней не было. Сторонам предстоит новый этап судебного разбирательства.

***

Похожее несчастье случилось еще в одной семье южносахалинцев. 26 апреля 52-летнюю Елену Винарь положили в гинекологию, 28 сделали операцию по ампутации матки, 8 мая выписали, а 15 женщина умерла.

"После операции мама мне позвонила, сказала, что ей повредили кишечник и отрезали 19 сантиметров кишечника, — говорит Денис Винарь. — В общей сложности она пять дней почти ничего не ела, до операции и после. Потом, когда начали ее кормить, ей давали фасолевый суп. Вряд ли его можно давать после таких операций, а приносить своего ничего нельзя было. 8 мая маму выписали, сказали, что все нормально. В этот же день дома у нее началась рвота желчью. Есть ничего не могла, только пила воду. На следующий день мы вызвали скорую. До этого я посмотрел в Интернете, что вызывает обильную рвоту желчью, и узнал, что в 80% случаев это происходит из-за кишечной непроходимости. Но мама говорила, что ее в больнице тестировали, и все было нормально. Скорая приехала, врач сказал, что кишечной непроходимости нет, что это все из-за того, что мама долго не ела. "Больше ешьте, больше пейте", — сказал врач. 12 мая я повез маму в женскую консультацию закрывать больничный. На втором этаже ей стало плохо, она упала. На скорой ее увезли в городскую больницу имени Анкудинова. Вечером мама позвонила и сказала, что ей будут делать операцию. Наутро я позвонил в больницу, и врач сказал, что маме вырезали больше половины кишечника, потому что пошло нагноение. У нее была клиническая смерть, остановка сердца. 15 мая утром позвонили и сообщили, что мамы больше нет. После операции она так и не пришла в себя".

В протоколе патологоанатомического исследования написано, что одной из причин смерти стал случайный порез при проведении хирургической операции в гинекологии. После операции развилась тонкокишечная непроходимость и, несмотря на усилия врачей горбольницы, женщина умерла от сепсиса.

Денис Винарь написал заявление в министерство здравоохранения области и в прокуратуру. Как сообщили в минздраве, на сегодняшний день проверка продлена, дата ее окончания — 17 июля.

Эту ситуацию тоже прокомментировали в гинекологии.

"Женщина не у нас умерла, она ушла от нас живая и здоровая, была выписана на десятые сутки в удовлетворительном состоянии, — говорит Наталья Зурабишвили. — А потом у нее возникли те осложнения, которые могут возникнуть у каждого, — спаечная болезнь, с которой она и поступила в городскую больницу, и которая стала причиной ее смерти. Операция в нашем учреждении была выполнена технически абсолютно безупречно. Этот процесс разбирался на лечебно-контрольной комиссии. Те осложнения, которые возникли в ходе операции, были моментально ликвидированы. При разъединении спаек был травмирован кишечник, но все было исправлено. Оперировали мы совместно с хирургом из областной больницы — именно он проводил операцию по разъединению спаечного процесса. Все было устранено, и не это явилось причиной смерти больной".

"Прежде чем брать какую-то больную на операцию, врачи двадцать раз думают, что с ней делать, — объясняет заместитель главного врача по медицинской части городской гинекологии Александр Веднев. — И не надо думать, как на форуме пишут, что здесь совершенно люди без головы работают, которым лишь бы схватить и что-нибудь отрезать. Вот у вас есть какие-то стандарты написания материала. Точно такие же стандарты есть и в медицине, но кроме стандартов есть опыт, знания, которые человек приобретает в процессе жизни. Такими знаниями специалисты нашего учреждения обладают в полном объеме, поэтому мы выполняем сложные операции. Что касается спаечной болезни, она, как говорят великие люди, не вина хирурга, а вина хирургии. У всех людей после вмешательств, инфекционных осложнений образуются спайки, но у всех они приводят к разным последствиям. У Винарь возникло позднее послеоперационное осложнение. Оно уже возникало у нее после предыдущих операций. Если эта болезнь есть, она будет постоянно развиваться. Ее невозможно вылечить. Это побочный эффект хирургии. Для этой женщины было сделано все, мы обдумали каждый шаг, специально приглашали на операцию специалиста из онкодиспансера, чтобы присутствовали не одни акушеры-гинекологи".

На вопрос, можно ли было действовать более аккуратно и обойтись без повреждения кишечника, Веднев ответил: "Если только зайти со спины. Но у Винарь было шесть операций, каждая из которых сопровождалась спайками, и одна из операций уже заканчивалась спаечной непроходимостью. У нее уже были все предпосылки для такого исхода. Поэтому мы выделили Винарь отдельный операционный день, чтобы мы были свободны. Мы понимали, что это серьезная операция. После этой женщины — это для посетителей вашего форума — я уже прооперировал примерно сто женщин. Вы представляете, как я после этого форума иду на операции? Об этом кто-нибудь думал, когда, не разобравшись, писал комментарии? Я иду на операцию, мне предстоит оперировать точно такую же женщину — и как я должен себя чувствовать?

Я не читаю форум, боже упаси. Но мы живем не на Луне. Кто-то из знакомых прочитал, позвонил, рассказал. И я узнаю, что я, оказывается, убийца, садист и во всем виноват. И на следующий день я с этим чувством иду в операционную. А работать за меня никто не будет. Если бы я мог вывернуться наизнанку, я бы вывернулся. Если бы мог сделать что-то еще, сделал бы. Но я не мог. Женщина была выписана в удовлетворительном состоянии, ушла домой сама. Просилась домой. Обычно мы выписываем на седьмые-восьмые сутки, но ее держали дольше, чтобы понаблюдать. Все было нормально, в туалет она ходила. Здесь она ела первое и второе без хлеба, а дома, может быть, поела хлеба. Любое нарушение диеты в ее случае — это катастрофа".

"Конечно, родных понять можно, но мы объясняем все как есть, ничего не скрывая, — добавляет Наталья Зурабишвили. — Дело находится в следственном комитете, им занимается прокуратура, процесс еще не завершен. Единственное, что мы можем сказать точно, что вины врачей здесь не было абсолютно. У нас практически не бывает случаев с летальным исходом. Мы лечим 4,5 тысячи женщин в год и оперируем около тысячи больных. Доктора спасают множество жизней. Сказать, как у вас все плохо, какие вы все безграмотные, — я думаю, это неправильно".

***

Пользуясь моментом, мы спросили врачей о кадровой ситуации и медицинской базе.

Кадровый дефицит есть: укомплектованность врачами на сегодняшний день составляет примерно 60%, средним медицинским персоналом — 45-50%. Особенно не хватает медсестер, акушерок, анестезиологов, акушеров-гинекологов. В прошлом году в учреждение пришли пять молодых специалистов. Но укомплектованность еще не означает, что проблема решена, ведь можно взять на работу людей, которые поработали в медицине 20 лет, а можно совсем молодых и неопытных людей.

"С нашим образованием это абсолютно сырые люди, которых еще лет пять нужно доводить до ума, — говорит Александр Веднев. — Из опытных специалистов к нам никто не едет. Несколько человек прибыли из районов и плюс выпускники вузов. Мы укомплектовали женскую консультацию, потому что там практически не было врачей, а те, что были, уже предпенсионного возраста. Если говорить о возрасте, то нет самого главного среднего звена. Есть или молодые, или уже пожилые. А самый работоспособный возраст — это 35-45 лет, таких почти нет".

Один раз в пять лет медики в обязательном порядке проходят переподготовку.

Проблем с оборудованием в лечебном учреждении нет, а вот с ремонтом — есть. Здание гинекологии 1976 года постройки, городской роддом — 1961. Во время последнего урагана у гинекологии унесло крышу и повредило фасад. Медики надеются на то, что в Южно-Сахалинске появится новый родильный дом. Его обещали построить в 2015 году.

"Хотелось бы существовать в более комфортных условиях, и чтобы не было вот этой разобщенности. Потому что отдаленность двух наших учреждений приводит к не совсем стабильной работе", — говорит Наталья Зурабишвили.

На форуме Sakh.com не так давно поднималась тема о питании в городской гинекологии. Об этом и.о. руководителя тоже не отказалась поговорить.

"Питание — это неотъемлемая часть лечебного процесса, мы придерживаемся министерских приказов, — сказала Наталья Зурабишвили. — У нас есть врач-диетолог, есть диет-сестра. Я регулярно делаю обходы и в родильном доме, и в гинекологии. Знаете, я ни разу не слышала нареканий и жалоб на плохое питание. Но сколько людей, столько и мнений. Одному нравится каша, другому нет, вот он и пишет об этом".

"В книге отзывов нашей столовой плохого не пишут. Посмотрите, это и есть форум нашего учреждения", — добавил Веднев.

Подписаться на новости